Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 октября 2010 г. N 4-Аг-678/2010

 

Заместитель председателя Калининградского областного суда Крамаренко О.А., рассмотрев в порядке надзора жалобу Ш. на постановление мирового судьи 1-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда от 27 апреля 2010 года, решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 09 июля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи 1-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда от 27 апреля 2010 года Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ (невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения). Ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 09 июля 2010 года постановление мирового судьи от 27 апреля 2010 года оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в порядке надзора, Ш. просит отменить указанные выше судебные постановления.

Определением и.о. заместителя председателя Калининградского областного суда от 09 сентября 2010 года жалоба принята к рассмотрению в порядке надзора.

Административное дело в отношении Ш. поступило в Калининградский областной суд 09 сентября 2010 года по запросу от 09 сентября 2010 года.

Проверив в соответствии с требованиями ст. 30.16 КоАП РФ дело по доводам жалобы, нахожу состоявшиеся судебные постановления подлежащими оставлению без изменения.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида, и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с ч. 6 указанной статьи (в порядке, установленном Правительством РФ). При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Аналогичная правовая норма содержится в п. 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475 и вступивших в силу с 01 июля 2008 года.

Пунктами 4, 5 указанных Правил предусматривается, что освидетельствование на состояние алкогольного опьянения проводится должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, с использованием технических средств измерения, обеспечивающих запись результатов исследования на бумажном носителе, разрешенных к применению Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, поверенных в установленном порядке Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии, тип которых внесен в государственный реестр утвержденных типов средств измерений.

Из материалов административного дела усматривается, что 08 марта 2010 года в 21 час 30 минут в районе дома N по Ш., управляя автомобилем марки "П.", государственный регистрационный номер N, был остановлен сотрудником ГИБДД, который, выявив признаки алкогольного опьянения (запах алкоголя из полости рта, неустойчивость позы), предложил ему пройти освидетельствование на состояние опьянения с применением технических средств измерения, обеспечивающих запись результатов исследования на бумажном носителе, от чего Ш. отказался. В связи с этим он был направлен на медицинское освидетельствование, от прохождения которого также отказался (л.д. 4,5).

Вышеуказанными действиями Ш. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Вина Ш. в совершении данного правонарушения подтверждается составленными 08 марта 2010 года протоколами об административном правонарушении (л.д. 3), об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 6), о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 4), актом медицинского освидетельствования (л.д. 5), а также рапортом сотрудника ГИБДД, согласно которому Ш. от прохождения освидетельствования на состояние опьянения на месте отказался (л.д. 7).

Данные доказательства, которым судебными инстанциями в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ дана надлежащая правовая оценка, являются достаточными для установления вины Ш. в совершении указанного административного правонарушения. Оснований полагать их недостоверными не имеется.

В надзорной жалобе заявитель ссылается на нарушение порядка направления его на медицинское освидетельствование, на то, что, понятые не видели происходящего и подписывали уже составленные протоколы.

Изложенные доводы заявителя проверены и не нашли своего подтверждения.

Основания и порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения установлены ст. 27.12 КоАП РФ, в которой предусмотрено, что медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством РФ.

Согласно положениям ст. 12.26 КоАП РФ и Правилам освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475, одним из оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование, а также для привлечения его к административной ответственности является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, заявленный непосредственно сотруднику ГИБДД. При этом для привлечения водителя к административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ сам факт наличия или отсутствия у него алкогольного опьянения в данном случае значения не имеет.

В соответствии с п. 2.3.2 Правил дорожного движения водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Как видно из материалов дела, в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения зафиксирован отказ Ш. от прохождения освидетельствования на состояние опьянения. В связи с этим у сотрудника ГИБДД имелось законное основание для направления его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. О законности указанного основания свидетельствует отказ водителя от прохождения медицинского освидетельствования при наличии у него признаков алкогольного опьянения (запах алкоголя из полости рта, неустойчивость позы).

Из акта медицинского освидетельствования на состояние опьянение лица, которое управляет транспортным средством от 08 марта 2010 года следует, что Ш. также отказался и от медицинских исследований, в связи с чем, в заключении правомерно было указано на отказ от медицинского освидетельствования. При этом ссылки Ш. на то, что от медицинского освидетельствования он не отказывался, готов был продуть алкотестер при условии замены на нем мундштука, однако врачом данное заявление неправомерно было расценено как отказ от прохождения освидетельствования, ничем не подтверждены и в соответствии со ст. 30.7 КоАП РФ не являются основанием для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Указанные документы составлены в соответствии с требованиями ст. 27.12 КоАП РФ, в присутствии двух понятых, удостоверивших их своими подписями. Каких-либо нарушений при оформлении административного материала, которые могли бы повлечь отмену состоявшихся по делу судебных постановлений, не усматривается. Установленный порядок направления на медицинское освидетельствование был соблюден, перечисленными письменными доказательствами подтвержден факт соблюдения установленного законом порядка направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения Ш., что не оспаривалось им самим на стадии возбуждения дела об административном правонарушении.

В надзорной жалобе Ш. ссылается на то, что понятые не видели происходящего и подписывали уже составленные протоколы, однако данные утверждения являются несостоятельными и опровергаются протоколами об административном правонарушении, которые правомерно составлены инспектором ГИБДД и оформлены в соответствии с требованиями законодательства об административных правонарушениях. Процессуальных нарушений и предвзятости со стороны сотрудников ГИБДД при оформлении административного материала, которые могли бы повлечь отмену состоявшихся по делу постановлений, также не установлено.

В соответствии с положениями ч. 4 ст. 28.2 КоАП РФ физическое лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, имеет право на ознакомление с протоколом об административном правонарушении, а также на принесение на его содержание объяснений и замечаний.

С протоколами, составленными 08 марта 2010 года в соответствии с требованиями ст. 27.12 КоАП РФ в присутствии двух понятых - К.И.В., Щ.А.В., Ш. был ознакомлен, однако от подписания протоколов отказался, каких-либо замечаний на их содержание, на действия сотрудников ГИБДД не высказал.

Согласно п. 3 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, решение по результатам рассмотрения жалобы могут быть отменены в случаях существенного нарушения процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Всем доказательствам по делу об административном правонарушении в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ дана надлежащая правовая оценка. Поскольку управление автомобилем в состоянии опьянения не является элементом состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ и ответственность наступает за невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения и, учитывая, что Ш. отказался от прохождения освидетельствования, а впоследствии и от прохождения медицинского освидетельствования, суд сделал обоснованный вывод о доказанности вины Ш. в совершении правонарушения и квалификации его действий по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Наказание Ш. назначено с учетом характера совершенного правонарушения и данных о личности виновного.

Таким образом, судебные постановления по делу об административном правонарушении соответствуют требованиям закона. Оснований к их отмене не имеется, доводов, которые могли бы повлечь отмену состоявшихся по делу постановлений, надзорная жалоба Ш. не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи 1-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда от 27 апреля 2010 года, решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 09 июля 2010 года оставить без изменения, жалобу Ш. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Калининградского областного суда

О.А.КРАМАРЕНКО

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь