Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 октября 2010 г. N 44А-266/2010

 

Заместитель председателя Верховного суда Республики Коми Боковикова Н.В.,

рассмотрев в порядке надзора жалобу К.Р. на постановление мирового судьи Веждинского судебного участка от 9 июля 2010 года и решение судьи Эжвинского районного суда от 5 августа 2010 года

по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, в отношении К.Р.

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи Веждинского судебного участка К.Р. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год и шесть месяцев.

Решением судьи Эжвинского районного суда постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В надзорной жалобе К.Р. просит состоявшиеся судебные акты отменить. В обоснование жалобы К.Р. ссылается на отсутствие в его действиях состава административного правонарушения. Указывает на недопустимость собранных по делу доказательств. Полагает, что оснований для проведения освидетельствования на состояние опьянения у должностных лиц ГИБДД не имелось. Ссылается на нарушение процессуальных требований при производстве по делу.

Проверив материалы истребованного дела, изучив доводы жалобы, прихожу к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

В силу пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного).

Согласно материалам дела, К.Р. 07.06.2010 г. в 00 час. 55 мин. возле д. <...>, управлял транспортным средством "<...>" грз. <...>, находясь в состоянии алкогольного опьянения.

Указанные обстоятельства подтверждаются собранными по делу доказательствами, в том числе протоколом об административном правонарушении, протоколом об отстранении от управления транспортными средствами, протоколом задержания транспортного средства, актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, показаниями свидетеля К.К., Я.Я., другими материалами дела.

Все собранные по делу доказательства получили оценку в соответствии с требованиями статьи 26.11 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах действия К.Р. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Довод в жалобе об отсутствии оснований для проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, является несостоятельным.

Согласно материалам дела, основанием полагать, что 07.06.2010 года водитель К.Р. находился в состоянии опьянения, явилось наличие у него запаха алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица и поведение, не соответствующее обстановке, что согласуется с пунктом 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475.

О наличии у К.Р. признаков опьянения в момент проведения освидетельствования указал допрошенный в качестве свидетеля понятой Я.Я.

Довод заявителя о том, что освидетельствование на состояние опьянения проведено с нарушением норм закона, так как К.Р. не было разъяснено, каким техническим средством будет проведено освидетельствование, не предоставлена целостность клейма государственного поверителя, паспорт технического средства, результаты освидетельствования указаны без учета погрешности прибора, не может быть принят во внимание.

Из содержания акта освидетельствования на состояние опьянения следует, что он составлен в полном соответствии с требованиями, предъявляемыми к его заполнению. Так названный акт, с которым К.Р. ознакомлен, содержит в себе сведения о наименовании технического средства измерения, заводской номер прибора, дату последней поверки, пределы допустимой абсолютной погрешности прибора. Указание в названном акте сведений о целостности клейма государственного поверителя не предусмотрено.

Довод в жалобе о том, что освидетельствование на состояние опьянения проведено прибором, не внесенным в перечень основных технических средств, используемых в деятельности ГИБДД, не ставит под сомнение правильность его показаний. Прибор "Alcotector pro 100 combi" зарегистрирован в государственном реестре средств измерений под N 36100-07 и допущен к применению на территории РФ Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии.

Вопреки указанию в жалобе, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения проведено в присутствии двух понятых, что подтверждается содержанием акта освидетельствования и показаниями допрошенного в качестве свидетеля понятого Я.

Ссылка в жалобе на то, что должностными лицами ГИБДД не составлен рапорт, не может быть принята во внимание, поскольку составление такого документа в рассматриваемом случае не требуется.

Довод в жалобе о том, что приложенный к акту освидетельствования бумажный носитель не содержит никаких данных, не свидетельствует о том, что акт освидетельствования является недопустимым доказательством. Как следует из показаний понятого Я.Я., при проведении освидетельствования он подписал акт и бумажный носитель к нему. При этом показания прибора в акте освидетельствования соответствовали данным отраженным на бумажном носителе.

Указание в жалобе на то, что мировой судья необоснованно отклонил ходатайство об отложении рассмотрения дела и запросе документации на техническое средство измерения, несостоятельно.

Из материалов дела следует, что судебная повестка К.Р. была получена 30.06.2010 г. С ходатайством об отложении дела К.Р. обратился лишь 08.07.2010 г. Таким образом, как правильно указал мировой судья, до даты рассмотрения дела - 09.07.2010 г. - К.Р. располагал достаточным временем для заключения договора с защитником. При изложенных обстоятельствах оснований полагать о нарушении права К.Р. на защиту не имеется.

Правильным является и вывод мирового судьи об отказе в удовлетворении ходатайства о запросе документации на техническое средство измерения.

Право заявлять ходатайства закреплено для лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении в ст. ст. 24.4 и 25.1 КоАП РФ. При этом заявленное ходатайство подлежит немедленному рассмотрению.

Вместе с тем, обязанность по разрешению ходатайств, возложенная на лицо, в производстве которого находится дело, не означает его безусловное удовлетворение.

Каких-либо доводов и доказательств в обоснование ходатайства К.Р. приведено не было.

Таким образом, нарушений процессуальных норм при производстве по делу об административном правонарушении не установлено.

Наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, с учетом характера и обстоятельств правонарушения, личности виновного, полномочным лицом, в установленный ст. 4.5 КоАП РФ срок.

С учетом изложенного, обжалуемый судебный акт является обоснованным и законным, а оснований для его отмены не имеется.

Руководствуясь статьей 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи Веждинского судебного участка от 9 июля 2010 года и решение судьи Эжвинского районного суда от 5 августа 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, в отношении К.Р. оставить без изменения, жалобу К.Р. - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Заместитель председателя

Верховного суда

Республики Коми

Н.В.БОКОВИКОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь