Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 октября 2010 г. по делу N 4а-2696/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу М. на постановление судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 01 апреля 2010 года и решение судьи Московского городского суда от 29 апреля 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 01 апреля 2010 года М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год.

Решением судьи Московского городского суда от 29 апреля 2010 года указанное выше постановление судьи районного суда оставлено без изменения, а жалоба М. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе М. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу в связи с отсутствием состава административного правонарушения, ссылаясь на то, что участником ДТП он не являлся; акт осмотра его транспортного средства и показания владельца автомашины "<...>" его участие в ДТП не подтверждают, а показания фигурирующего в материалах дела очевидца ДТП К. вызывают сомнения, так как сведения о нем, зафиксированные в материалах дела, противоречивы; схема места ДТП составлена без него и понятых; сотрудники ГИБДД, составившие протокол об административном правонарушении и рапорт, не являлись очевидцами ДТП; судья районного суда не рассмотрел заявленное им устно ходатайство о допросе свидетеля; судья Московского городского суда отказал в удовлетворении ходатайства защиты о назначении автотехнической экспертизы; дело рассмотрено без соблюдения требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ; копия решения Московского городского суда вручена ему по истечении срока, установленного ч. 2 ст. 30.8 КоАП РФ.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 01 апреля 2010 года законным и обоснованным, а решение судьи Московского городского суда от 29 апреля 2010 года подлежащим изменению.

При рассмотрении дела судьей районного суда установлено, что 22 февраля 2010 года в 13 часов 00 минут М., управляя автомашиной "<...>" государственный регистрационный знак <...> в г. <...> на <...> шоссе у дома <...>, корп. <...>, будучи участником ДТП с автомашиной "<...>" VIN <...>, в нарушение п. 2.5 ПДД РФ оставил место ДТП, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Факт совершения М. административного правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД; схемой места ДТП; сведениями о водителях и транспортных средствах, участвовавших в ДТП, из которых следует, что имело место ДТП с участием транспортных средств "<...>" государственный регистрационный знак <...> и "<...>" VIN <...>, в результате которого последнее было повреждено; письменными объяснениями владельца автомашины "<...>" М. и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства; письменными объяснениями очевидца ДТП К. и его показаниями в ходе судебного разбирательства; актом осмотра транспортного средства "<...>" государственный регистрационный знак <...> с приложенными к нему фотографиями транспортных средств, в которых зафиксировано, что при осмотре механических повреждений на автомобиле "<...>" не обнаружено, однако, расположение выступающих частей этого автомобиля совпадает с повреждениями на автомашине М., а потому вывод судьи районного суда о наличии в действиях М. административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе М. оспаривает свое участие в ДТП и при этом указывает, что повреждений на транспортном средстве, которым он управлял, не установлено, а совпадение расположения его выступающих частей с повреждениями на автомашине "<...>" еще не свидетельствует с достоверностью о том, что столкновение имело место именно с его (М.) транспортным средством; владелец автомашины "<...>" не видел момент ДТП, а показания фигурирующего в материалах дела очевидца ДТП К. вызывают сомнения, так как сведения о нем, зафиксированные в материалах дела, противоречивы.

Между тем, с данным утверждением М. согласиться нельзя, так как вывод о его виновности основан на совокупности перечисленных выше доказательств, которые были исследованы в ходе судебного разбирательства и оценены по правилам, предусмотренным ст. 26.11 КоАП РФ. Вопреки утверждению М., акт осмотра транспортного средства, в котором указано, что расположение выступающих частей транспортного средства "<...>" совпадает с повреждениями на автомашине "<...>", показания владельца автомашины "<...>" М. и показания очевидца ДТП К. объективно свидетельствуют о том, что ДТП имело место именно с участием автомобиля под управлением М. При этом следует принять во внимание, что, будучи ознакомленным с содержанием упомянутого выше акта непосредственно после его составления, М. выразил с ним согласие, подписав акт без каких-либо возражений по его содержанию и изложенному в нем выводу. Что касается показаний очевидца ДТП К., то указанный свидетель, давая объяснения и показания об известных ему событиях, будучи при этом предупрежденным об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 17.9 КоАП РФ, неоднократно сообщал последовательные и аналогичные по содержанию сведения об обстоятельствах ДТП, категорически утверждая, что наезд на автомашину "<...>" был совершен транспортным средством "<...>" государственный регистрационный знак <...>. С учетом изложенного, а также того, что указанную информацию К. довел до сведения владельца автомашины "<...>" непосредственно после ДТП, в связи с чем последний предпринял меры к установлению водителя автомашины, ставшего участником ДТП, ставить под сомнение показания очевидца ДТП К., равно как и владельца автомашины "<...>", оснований не имеется. Содержание означенных доказательств в совокупности с тем, что М. подтвердил свое присутствие у дома <...>, корпус <...> по <...> шоссе в г. <...> 22 февраля 2010 года, равно как и допрошенный по ходатайству защиты в рамках проверки доводов жалобы свидетель Б., объективно свидетельствует о причастности М. к ДТП. Каждое из упомянутых выше доказательств находится в соответствии друг с другом, содержит сведения об обстоятельствах вменяемого М. правонарушения, которые не вступают в противоречие с другими доказательствами, а, напротив, подтверждается ими. Эти доказательства соответствуют требованиям, предусмотренным ст. 26.2 КоАП РФ, а потому обоснованно признаны судебными инстанциями имеющими доказательственную силу по настоящему делу.

Довод М. о том, что схема места ДТП составлена без него и понятых, нельзя принять во внимание, так как нормами КоАП РФ порядок составления схем не регламентирован. В схеме места ДТП должностным лицом зафиксированы данные об обстоятельствах инкриминируемого М. деяния, которые имеют значение для производства по настоящему делу, схема соответствует требованиям, предусмотренным ст. 26.2 КоАП РФ, она исследована при рассмотрении дела и жалобы, оценена по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ, и обоснованно признана судебными инстанциями достоверным и допустимым доказательством по делу.

В надзорной жалобе М. указывает, что сотрудники ГИБДД, составившие протокол об административном правонарушении и рапорт, не являлись очевидцами ДТП. Между тем, составление должностным лицом протокола об административном правонарушении со слов иных лиц и на основании сведений, зафиксированных в письменных документах, нормами КоАП РФ не запрещено. Что касается рапорта сотрудника ГИБДД, то составление данного документа нормами КоАП РФ не регламентировано, в рапорте изложены сведения об обнаруженных признаках административного правонарушения, установленные сотрудником ГИБДД непосредственно на месте ДТП, что соответствует требованиям закона. То обстоятельство, что сотрудник ГИБДД не являлся очевидцем ДТП, не является препятствием к составлению подобного рапорта, равно как и не может поставить под сомнение достоверность его содержания.

Довод М. о том, что судья районного суда не рассмотрел заявленное им устно ходатайство о допросе свидетеля, нельзя признать обоснованным, так как из материалов дела следует, что при рассмотрении дела судьей районного суда М. не заявлял такого ходатайства в порядке, предусмотренном ст. 24.4 КоАП РФ.

Довод М. о том, что судья Московского городского суда отказал в удовлетворении ходатайства защиты о назначении автотехнической экспертизы, не является основанием для удовлетворении жалобы, поскольку по смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ судьей Московского городского суда выполнены, свои выводы об отказе в удовлетворении ходатайства судья Московского городского суда мотивировал в определении от 29 апреля 2010 года, а также обжалуемом решении, обоснованно признав имеющиеся доказательства достаточными для рассмотрения дела по существу. Оснований для назначения автотехнической экспертизы по настоящему делу не имелось, потому как для установления виновности М. в нарушении п. 2.5 ПДД РФ и совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, не требуется специальных познаний.

Довод М. о том, что дело рассмотрено без соблюдения требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ, не соответствует действительности. Из материалов дела видно, что к выводу о виновности М. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, судебные инстанции пришли с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в рамках рассмотрения дела и жалобы. Судья Московского городского суда в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ проверил дело в полном объеме и вынес законное и обоснованное решение.

Довод М. о том, что копия решения Московского городского суда вручена ему по истечении срока, установленного ч. 2 ст. 30.8 КоАП РФ, не может быть принят во внимание при рассмотрении надзорной жалобы, как не оказывающий какого-либо влияния на правильность вывода судебных инстанций о виновности М. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Вместе с тем, в тексте резолютивной части решения судьи Московского городского суда от 29 апреля 2010 года имеется явная техническая ошибка, допущенная при указании даты постановления судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы, законность и обоснованность которого проверялись в рамках рассмотрения жалобы, а именно вместо "01 апреля 2010 года" указано "01 апреля 2009 года".

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы в порядке надзора выносится решение об изменении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста, если при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах решение судьи Московского городского суда от 29 апреля 2010 года в отношении М. надлежит изменить, указав в резолютивной части решения дату обжалуемого постановления судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы "01 апреля 2010 года" вместо "01 апреля 2009 года".

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Решение судьи Московского городского суда от 29 апреля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, в отношении М. изменить, указав в его резолютивной части дату обжалуемого постановления судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы "01 апреля 2010 года" вместо "01 апреля 2009 года".

В остальной части решение судьи Московского городского суда г. Москвы от 29 апреля 2010 года и постановление судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 01 апреля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, в отношении М. оставить без изменения, надзорную жалобу М. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь