Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 октября 2010 г. по делу N 33-30912

 

Судья Печенина Т.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе: председательствующего Климовой С.В.,

судей Кочергиной Т.В., Салтыковой Л.В.,

при секретаре К.В.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Салтыковой Л.В.

дело по кассационной жалобе истца Г.

на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 06 июля 2010 г., которым постановлено:

В удовлетворении иска Г. к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о признании незаконными действий Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, связанных с непредставлением ему жилого помещения по установленным социальным нормам в счет компенсации изъятого и снесенного жилого помещения, площадью 14,2 кв. м, обязании ДЖП и ЖФ г. Москвы предоставить ему на основании договора социального найма жилое помещение по установленным социальным нормам в счет компенсации указанного изъятого и снесенного жилого помещения - отказать.

 

установила:

 

Истец Г. обратился в суд с иском к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о признании незаконными действий Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, обязании ДЖП и ЖФ г. Москвы предоставить ему на основании договора социального найма жилое помещение, ссылаясь на следующие обстоятельства.

С 1981 года по 2009 г. истец находился на излечении в различных психиатрических больницах, а летом 2009 г. был переведен Психоневрологический интернат N 3, где ему было сообщено, что его перевод в интернат связан с тем, что дом, где он проживал и был зарегистрирован по месту жительства снесен еще в 2003 г. и в настоящее время он, Г., фактически является бомжем.

Истец обратился в ЕИРЦ района Филевский парк, где ему подтвердили указанную информацию.

Г. указывает, что в нарушение действовавшего на момент сноса дома и в настоящее время законодательства, ему не была предоставлена для переселения из сносимого дома другая жилая площадь, в связи с чем в настоящее время он вынужден проживать в ПНИ N 3.

Истец просит суд о признании незаконными действий Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, связанных с непредставлением ему жилого помещения по установленным социальным нормам в счет компенсации изъятого и снесенного жилого помещения, площадью 14,2 кв. м, обязании ДЖП и ЖФ г. Москвы предоставить ему на основании договора социального найма жилое помещение по установленным социальным нормам в счет компенсации указанного изъятого и снесенного жилого помещения.

Представитель истца по доверенности К.А. в судебном заседании поддержал требования своего доверителя в полном объеме.

Представитель ответчика по доверенности С. возражала против удовлетворения иска по доводам, изложенным в письменных возражениях на него.

Судом постановлено выше приведенное решение, об отмене которого по доводам кассационной жалобы просит истец Г.

В заседание судебной коллегии явился представитель истца Г. по доверенности К.А., который поддержал кассационную жалобу и дополнительную кассационную жалобу.

В заседание судебной коллегии явился представитель ответчика ДЖП и ЖФ г. Москвы по доверенности С., которая с решением суда согласна.

Проверив материалы дела, выслушав представителей сторон, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется, так как оно постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями законодательства.

Судом установлено, что в соответствии с Постановлением Правительства Москвы от 09 февраля 1999 г. N 103 "О комплексной реконструкции кварталов 47, 50, 43, 57 в районе Филевский парк (Западный административный округ) дом подлежал сносу, а жители - переселению.

Распоряжением Префекта ЗАО г. Москвы от 11 декабря 2002 г. N 2089-РП обязанности по переселению граждан из указанного дома были возложены на управление ДЖП и ФЖ г. Москвы в ЗАО, Управу района "Филевский парк" и ЗАО "ФЦСР".

В указанном доме истец занимал по договору социального найма комнату N 11 размером 14,2 кв. м в квартире 72 (дом коридорной системы, ранее являлся общежитием), на основании ордера, выданного в 1975 году.

Определением судебной коллегии Мосгорсуда от 23 ноября 1981 г. Г. освобожден от уголовной ответственности за совершенное общественно-опасное деяние, предусмотренное ст. ст. 102 п. "г", 15, 102 п. "в", "з" УК РСФСР, и к нему применены меры медицинского характера с помещением в психиатрический стационар специализированного типа.

В 2002 г. дом был снесен.

С 1981 г. по май 2009 г. Г. непрерывно находился в психиатрических больницах; все это время он продолжал быть зарегистрирован (прописан) по указанному адресу.

Постановлением судьи Чеховского городского суда от 08 мая 2009 г. принудительные меры медицинского характера в отношении Г. были прекращены, он выписан домой под активное наблюдение психоневрологического диспансера по месту жительства.

На основании решения комиссии Департамента социальной защиты населения г. Москвы от 30 апреля 2009 г. (протокол N 16) по личному заявлению Г. ему 30 апреля 2009 г. выписана путевка о помещении в Психоневрологический интернат N 3, где истец и находится в настоящее время.

В связи с помещением в ПНИ N 3 истец снят с регистрационного учета с прежнего адреса и со 02 июня 2009 г. имеет постоянную регистрацию по месту жительства по месту нахождения ПНИ N 3 - Московская область, Дмитровский район, пос. Луговой.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции руководствовался положениями статьи 92 ЖК РСФСР в редакции, действующей по состоянию на 2002 год, а также положениями статьи 86 ЖК РФ, действующей на момент разрешения спора, и пришел к выводу о том, что Г. должно быть предоставлено жилое помещение взамен находящегося в снесенном доме. Однако, поскольку в настоящее время истец находится на основании его личного заявления на полном государственном обеспечении в ПНИ N 3, где зарегистрирован по месту жительства, суд, сославшись на положения п. 1, п. 28 Положения о психоневрологическом интернате Министерства социального обеспечения РСФСР, утвержденного приказом Минсоцобеспечения РСФСР от 27 декабря 1978 г. N 145 (с изменениями на 12 апреля 2007 г.), п. 10 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 2 августа 1995 г. N 122-ФЗ "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов" (с изменениями от 10 января 2003 г., 22 августа 2004 г.), ч. 2, 5 ст. 40 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 02 июля 1992 г. N 3185-1, признал, что доказательств того, что в настоящее время у истца, 1942 года рождения, инвалида 2 группы, имеются средства к существованию (с учетом его длительного нахождения в психиатрических больницах), что он может сам себя обслуживать, что имеется разрешение вышестоящей (по подчиненности) организации о его выписке из ПНИ N 3 не представлено.

Отказывая в заявленных исковых требованиях, суд установил, что Г. освободил жилое помещения, площадью 14,2 кв. м не в связи с помещением его в ПНИ N 3, поэтому в случае отказа от услуг ПНИ N 3 ему не может быть предоставлено жилое помещение вне очереди, в соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 2 августа 1995 г. N 122-ФЗ "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов" (с изменениями от 10 января 2003 г., 22 августа 2004 г.).

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается, поскольку они основаны на правильном применении норм материального и процессуального законодательства и представленных сторонами доказательствах, которые исследованы судом и которым судом в решении дана надлежащая правовая оценка.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что Г. был фактически лишен жилого помещения, и его исковые требования направлены именно на то, чтобы ему было предоставлено жилое помещение в счет компенсации изъятого и снесенного жилого помещения, а суд сослался на закон, не подлежащий применению в рамках данного искового производства, в частности на п. 28 Положения о психоневрологическом интернате Министерства социального обеспечения РСФСР от 27 декабря 1978 года, не является основанием к отмене постановлено решения в силу следующего.

Г. в соответствии с действовавшим на момент сноса дома и действующим в настоящее время законодательством должно было быть предоставлено жилое помещение взамен находящегося в снесенном доме.

Однако истец написал заявление о предоставлении ему путевки в стационарное учреждение социального обслуживания - Психоневрологический интернат, и выразил свою волю на проживание в интернате на полном государственном обеспечении.

Возможность его последующей выписки обусловлено не только его желанием, но и состоянием его здоровья в порядке, предусмотренном ч. 2, 5 ст. 40 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании".

Ссылка кассатора на то, что истец был помещен в ПНИ N 3 в связи с отсутствием жилого помещения, материалами дела не подтверждается, т.к. в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что помещение Г. в ПНИ N 3 было вызвано утратой жилой площади.

Суд первой инстанции обоснованно отнесся критически к справкам, выданным не по запросу суда заместителем ПНИ N 3 по медицинской части, т.к. их содержание не содержит в себе информацию, предусмотренную п. 28 названного Положения.

В соответствии с ч. 2 ст. 8 Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г. N 28 "Об обеспечении права жителей г. Москвы на жилые помещения" жители города Москвы, утратившие жилые помещения в городе Москве и имеющие право на предоставление жилых помещений, при невозможности возврата ранее занимаемых ими помещений (дом снесен, переоборудован, в ранее занимаемые жилые помещения вселены в установленном порядке иные лица), признаются нуждающимися в жилых помещениях при отсутствии у них и членов их семей иных жилых помещений, в отношении которых они обладают правом самостоятельного пользования либо правом собственности. Жители города Москвы, указанные в настоящей части, имеют право на предоставление жилого помещения при условии, что они не получали компенсацию в денежной или натуральной форме по предыдущему месту жительства.

Исходя из указанной нормы права, Г. не лишен права на предоставление жилого помещения при признании его нуждающимся в жилых помещениях.

Другие доводы, изложенные в кассационной жалобе, были предметом судебного разбирательства, что нашло отражение в мотивировочной части решения.

Фактически доводы жалобы направлены на переоценку доказательств и выводов суда и иное толкование правовых норм, регулирующих спорные отношения, отличное от примененного судом.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены правильно, представленные сторонами доказательства надлежаще оценены, спор разрешен в соответствии с материальным и процессуальным законом, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований к отмене постановленного судом решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 06 июля 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу истца Г. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь