Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 октября 2010 г. по делу N 33-31581

 

Судья Голубева В.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Фроловой Л.А. и судей Лукашенко Н.И., Катковой Г.В., при секретаре К., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Фроловой Л.А. гражданское дело по кассационной жалобе Б.С. на решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 05 июля 2010 года, которым постановлено:

Иск Щ. удовлетворить.

Признать завещания от имени Ц.И.М. от 21 июня 2002 года, от 11 ноября 2004 года недействительными.

Признать за Щ. право собственности в порядке наследования по закону на комнаты N 1 и N 2 площадью соответственно 12,3 кв. м и 14,2 кв. м в квартире по адресу: г. Москва, ***.

Настоящее решение является основанием для внесения изменений в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Отменить меры по обеспечению иска, принятые на основании определения суда от 28 октября 2009 года, снять запрет Управлению Росреестра на осуществление регистрационных действий в отношении комнат N 1 и N 2 площадью соответственно 12,3 кв. м и 14,2 кв. м в квартире по адресу: г. Москва, ***.

 

установила:

 

Щ. обратился в суд с иском к Б.В., Б.С. о признании завещаний недействительными, о признании за ним права собственности на жилые помещения. В обоснование иска указал, что 01 августа 2007 года умерла его тетя Ц.И.М., которой на праве собственности принадлежали комната N 1 площадью 12,3 кв. м и комната и N 2 площадью 14,2 кв. м в квартире N *, расположенной по адресу: г. Москва, ***. При вступлении в наследство ему стало известно о наличии завещаний от имени Ц.И.М. в пользу ответчиков, которые ранее снимали у нее комнаты. Просил суд признать завещания от 21 июня 2002 года и от 11 ноября 2004 года недействительными, ссылаясь на то, что Ц.И.М. злоупотребляла спиртными напитками, неоднократно лежала в больнице, наблюдалась у невролога, имела вторую группу инвалидности и в момент составления завещаний не понимала значение своих действий и не могла ими руководить. Просил также признать за ним право собственности в порядке наследования по закону на указанные жилые помещения, ссылаясь на то, что является единственным наследником Ц.И.М.

В судебном заседании представители истца - по доверенности В., М. заявленные требования поддержали.

Ответчики Б.В., Б.С., их представитель по доверенности Ц.И.Г. в судебном заседании иск не признали.

Третьи лица нотариус г. Москвы П., представитель Управления Росреестра по Москве в суд не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит Б.С. по доводам кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя Б.С. и Б.В. - по доверенности Ц.И.Г., возражения представителей Щ. - по доверенности В., М., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, постановленного в соответствии с фактически установленными обстоятельствами и требованиями закона.

Согласно ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившемся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Судом первой инстанции установлено, что 01 августа 2007 года умерла Ц.И.М., после смерти которой открылось наследство на ее имущество в виде двух комнат N 1 и N 2 площадью соответственно 12,3 кв. м и 14,2 кв. м в квартире N *, расположенной по адресу: г. Москва, ***.

Из материалов наследственного дела к имуществу Ц.И.М. следует, что 21 июня 2002 года Ц.И.М. составила завещание на имя Бондаренко С.В., согласно которому завещала ему комнату N 1 в спорной квартире.

11 декабря 2004 года Ц.И.М. составила завещание на имя Бондаренко В.И., согласно которому завещала ему комнату N 2 в спорной квартире.

Наследником второй очереди по праву представления является сын сестры умершей Ц.И.М. - Щ.

Признавая завещания от 21 июня 2002 года и от 11 ноября 2004 года недействительными, суд исходил из того, что в соответствии с заключением посмертной судебно-психиатрической экспертизы, проведенной по определению суда комиссией экспертов ПКБ N 1 им. Н.А. Алексеева, Ц.И.М. в момент оформления этих завещаний обнаруживала органическое расстройство личности и поведения в связи со смешанными заболеваниями, степень имевшегося у Ц.И.М. психического расстройства была столь выраженной, что лишала ее возможности как в момент оформления завещания от 21 июня 2002 года, так и в момент оформления завещания от 11 ноября 2004 года понимать значение своих действий и руководить ими.

В связи с тем, что Щ. является наследником второй очереди по праву представления, суд, применив положения ст. ст. 1111, 1143 ГК РФ, правомерно признал за ним право собственности на спорные комнаты.

В связи с признанием завещаний недействительными суд в решении указал, что записи о регистрации свидетельств ответчиков о праве на наследство по завещанию в Едином государственном реестре подлежат погашению, а за Щ. подлежит регистрации право собственности на спорное имущество.

Отмена судом меры обеспечения иска в виде ареста на спорные комнаты не противоречит положениям ст. 144 ГПК РФ.

Суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, выводы суда не противоречат материалам дела, значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно.

Доводы кассационной жалобы Б.С. о том, что экспертиза была назначена в отсутствие ответчиков, которые не были уведомлены о месте и времени проведения судебного заседания надлежащим образом, не влекут отмену вынесенного по делу решения.

Из материалов дела усматривается, что ответчикам было известно о наличии данного гражданского дела в производстве суда, о чем свидетельствует их заявление на листах дела 47 - 48, судом ответчикам направлялись судебные извещения по последнему известному месту жительства, при назначении посмертной экспертизы судом был перед экспертами поставлен вопрос, способна ли была Ц.И.М. по своему психическому состоянию отдавать отчет своими действиям или руководить ими при подписании завещаний от 21 июня 2002 года и от 11 ноября 2004 года. Именно в этом вопросе суду требовались специальные познания в области психиатрии для правильного разрешения спора по основанию, предусмотренному ст. 177 ГК РФ. Нарушений судом ст. 79 ГПК РФ при назначении экспертизы судебная коллегия не усматривает.

Довод жалобы о том, что результаты почерковедческой экспертизы по другому гражданскому делу говорят о том, что Ц.И.М. отдавала отчет своим действиям при написании завещаний в пользу ответчиков, несостоятелен. Почерковедческая экспертиза не делает выводов о психическом состоянии лица, чей почерк исследуется.

Иные доводы кассационной жалобы не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были предметом исследования суда или опровергали выводы решения суда, направлены на иную оценку доказательств и не могут служить основанием к отмене решения суда.

Нарушений судом первой инстанции норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения суда, судебной коллегией не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361, 366 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам

 

определила:

 

Решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 05 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Б.С. без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь