Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 октября 2010 г. по делу N 4а-2657/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу В. в защиту П.А. на постановление мирового судьи судебного участка N 73 Головинского района г. Москвы от 16 марта 2010 года и решение судьи Головинского районного суда г. Москвы от 07 мая 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 73 Головинского района г. Москвы от 16 марта 2010 года П.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 9 (девять) месяцев.

Решением судьи Головинского районного суда г. Москвы от 07 мая 2010 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Т. в защиту П.А. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе защитник просит об отмене названных судебных актов, ссылаясь на то, что П.А. автомашиной не управлял, сидел в салоне припаркованного автомобиля на пассажирском сидении и ждал друга; в акте медицинского освидетельствования не описаны клинические признаки опьянения; у одного из приборов измерения срок действия поверки истек; сотрудники милиции дали противоречивые показания, а также они являются лицами, заинтересованными в исходе дела.

Проверив представленные материалы, изучив доводы жалобы, нахожу обжалуемые судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела судьей установлено, что водитель П.А. 05 февраля 2010 года в 01 час 30 минут, управляя автомашиной "<...>" государственный регистрационный знак "<...>", следовал у дома "<...>" в состоянии опьянения, нарушив п. 2.7 ПДД РФ, тем самым совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, имеет правовое значение нахождение в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) водителя, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Поскольку факт совершения административного правонарушения и виновность П.А. подтверждены протоколом об административном правонарушении; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование; актом медицинского освидетельствования с результатами тестов дыхания, согласно которому у П.А. установлено состояние опьянения; рапортом инспектора ДПС; объяснениями П., З.; показаниями свидетелей П., С., З. (сотрудников милиции), данными ими при рассмотрении дела и жалобы на постановление мирового судьи, вывод мирового судьи о наличии в действиях П.А. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является правильным. Достоверность и допустимость перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Довод заявителя о том, что П.А. автомашиной не управлял, сидел в салоне припаркованного автомобиля на пассажирском сидении и ждал друга, несостоятелен и объективно опровергается показаниями свидетелей П. и З. (сотрудников ППСМ), данными ими при рассмотрении дела. Не доверять показаниям названных свидетелей нет оснований, так как они полностью согласуются между собой и иными доказательствами.

Довод защитника о том, что в акте медицинского освидетельствования не описаны клинические признаки опьянения, не влечет удовлетворения жалобы, так как соответствии с примечанием к ст. 27.12 КоАП РФ под состоянием опьянения в настоящей статье следует понимать наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови или 0,15 и более миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, наличие наркотических средств или психотропных веществ в организме человека, определяемое в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а равно совокупность нарушений физических или психических функций человека вследствие употребления вызывающих опьянение веществ (в редакции Федерального закона от 24.07.2007 N 210-ФЗ, действовавшей на момент совершения правонарушения).

Таким образом, единственным основанием для вынесения заключения о наличии алкогольного опьянения является установление при исследовании выдыхаемого воздуха факта превышения (или равенства) установленной законом пороговой концентрации алкоголя 0,15 и более миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха. С 01.07.2008 г. при медицинском освидетельствовании с использованием измерительных приборов, обеспечивающих запись результатов исследования на бумажном носителе, фактически отпала необходимость клинического подтверждения наличия или отсутствия признаков опьянения при получении соответствующих результатов концентрации алкоголя в выдыхаемом воздухе, и как следствие этого, отпала и необходимость проведения клинического осмотра и отражения его результатов в акте медицинского освидетельствования.

Ссылка заявителя на то, что у одного из приборов измерения срок действия поверки истек, не соответствует действительности, поскольку согласно акту медицинского освидетельствования прибор был поверен 20.07.2009 г., таким образом, срок действия поверки не истек, кроме того, освидетельствование П.А. было проведено с использованием одного прибора.

Утверждение защитника о том, что сотрудники милиции дали противоречивые показания, не влечет отмену обжалуемых судебный актов, так как направлен на переоценку доказательств. Показания всех свидетелей были оценены судебными инстанциями на предмет достоверности в совокупности с другими, имеющимися в материалах дела доказательствами, по правилам, предусмотренным ст. 26.11 КоАП РФ.

Довод заявителя о том, что сотрудники милиции являются лицами, заинтересованными в исходе дела, не может быть принят во внимание, поскольку обнаружение признаков административного правонарушения в действиях П.А., составление протоколов и иных процессуальных документов в отношении него, само по себе, не свидетельствует о заинтересованности должностных лиц в исходе дела.

Судья районного суда в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ проверил дело и доводы жалобы в полном объеме, дал им мотивированную оценку, не согласиться с которой нет оснований.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о виновности П.А. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

При производстве по делу об административном правонарушении порядок и срок давности привлечения к административной ответственности, принцип презумпции невиновности не нарушены.

Мировым судьей административное наказание П.А. назначено с учетом обстоятельств и характера совершенного правонарушения, личности виновного, в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ, в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 73 Головинского района г. Москвы от 16 марта 2010 года и решение судьи Головинского районного суда г. Москвы от 07 мая 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении П.А. оставить без изменения, надзорную жалобу В. в защиту П.А. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь