Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 октября 2010 г. по делу N 4а-2695/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Д. на постановление мирового судьи судебного участка N 353 района Аэропорт г. Москвы от 07 апреля 2010 года и решение судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 353 района Аэропорт г. Москвы от 07 апреля 2010 года Д. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2010 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба защитника Л. в интересах Д. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Д. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, он не выезжал, совершил опережение двигавшегося в попутном направлении автобуса, не выезжая из занимаемой полосы, что подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами; обгон, начатый в зоне действия прерывистой линии разметки и законченный в зоне действия дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, не образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ; мировым судьей отказано в удовлетворении ходатайства о письменной фиксации показаний сотрудника ГИБДД, а в обжалуемом постановлении показания указанного лица были искажены; схема места совершения административного правонарушения не соответствует действительности, поскольку на ней обозначено начало маневра через линии пешеходного перехода, тогда как ни один из сотрудников ГИБДД не видел момент начала маневра с места своего расположения; видеозапись производилась с помощью любительской видеокамеры; сотрудник ГИБДД Р., который неоднократно вызывался мировым судьей для допроса, в судебное заседание не явился; дело рассмотрено без соблюдения требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ, его фотографиям дана ненадлежащая оценка, а ряд других представленных им доказательств не учтен вовсе.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 353 района Аэропорт г. Москвы от 07 апреля 2010 года и решение судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2010 года законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 14 февраля 2010 года в 09 часов 55 минут Д., управляя автомашиной "<...>" государственный регистрационный знак <...> и двигаясь в г. <...> в сторону ул. <...> по <...> аллее, в районе дома <...> в нарушение требования дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ совершил выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, при объезде автобуса, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Д. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; схемой места совершения административного правонарушения; схемой дислокации дорожной разметки; видеозаписью правонарушения; показаниями допрошенного в ходе рассмотрения дела мировым судьей в качестве свидетеля сотрудника ГИБДД Б., а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Д. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе Д. заявляет, что на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, он не выезжал, совершил опережение двигавшегося в попутном направлении автобуса, не выезжая из занимаемой полосы, что позволяют габариты его автомобиля и автобуса, совокупная ширина которых меньше ширины проезжей части. По утверждению Д., его позиция подтверждается представленными им фотографиями, истребованной мировым судьей в ГБУ города Москвы "Служба заказчика жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Северного административного округа" схемой дислокации дорожной разметки, официальными сведениями о ширине автобуса и его транспортного средства, а также видеозаписью правонарушения, которая, по его мнению, не фиксирует факт выезда его автомобиля на сторону встречного движения.

Данный довод заявителя является несостоятельным, поскольку совокупность вышеприведенных доказательств объективно подтверждает факт его выезда на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, в нарушение дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ. В частности, из видеозаписи правонарушения усматривается, что автомобиль "<...>" под управлением Д. осуществляет обгон движущегося в попутном направлении автобуса с выездом на сторону встречного движения, при наличии дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ. Данная видеозапись была исследована в ходе судебного разбирательства с участием Д., который подтвердил, что на ней зафиксировано движение его автомобиля. Представленные Д. фотографии, сведения о ширине автобуса и его автомобиля, а равно поступившая из ГБУ города Москвы "СЗ ЖКХиБ САО" схема дислокации дорожной разметки не опровергают вывод судебных инстанций о виновности Д. в совершении инкриминируемого ему деяния. Данные документы свидетельствуют лишь о том, что ширина одной полосы проезжей части позволяет движение двух транспортных средств (автобуса и легкового автомобиля) без выезда одного из них на полосу встречного движения и на минимально близком друг от друга расстоянии. Между тем, содержание видеозаписи правонарушения однозначно указывает на то, что автомобиль "<...>" осуществлял движение со значительно большим боковым интервалом между ним и автобусом, нежели отражено на фотографиях, выполненных защитником Д. 21 марта 2010 года, где зафиксировано движение означенных транспортных средств в одной полосе движения на небезопасном друг от друга расстоянии. Таким образом, упомянутые выше доказательства, вопреки утверждению Д., не подтверждают его позицию и не опровергают установленный судебными инстанциями факт нарушения им дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ с выездом на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения.

Довод Д. о том, что обгон, начатый в зоне действия прерывистой линии разметки и законченный в зоне действия дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, не образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, основан на неверном толковании заявителем норм ПДД РФ и КоАП РФ. Нарушением дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ является как ее пересечение при выезде из полосы движения попутного направления, так и движение во встречном направлении слева от нее.

Довод Д. о том, что мировым судьей отказано в удовлетворении ходатайства о письменной фиксации показаний сотрудника ГИБДД, а в обжалуемом постановлении показания указанного лица были искажены, не может повлечь удовлетворение жалобы. По смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ мировым судьей выполнены, свои выводы об отсутствии оснований для удовлетворения названного ходатайства мировой судья мотивировал в определении от 07 апреля 2010 года, ставить под сомнение которые оснований не имеется. Утверждение заявителя о том, что показания сотрудника ГИБДД мировым судьей искажены в обжалуемом постановлении, нельзя принять во внимание, так как каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать о его обоснованности, в материалах дела не имеется и заявителем в надзорной жалобе не приведено.

Довод Д. о том, что схема места совершения административного правонарушения не соответствует действительности, поскольку на ней обозначено начало маневра через линии пешеходного перехода, тогда как ни один из сотрудников ГИБДД не видел момент начала маневра с места своего расположения, не ставит под сомнение достоверность указанного доказательства. Означенная схема находится в достаточном соответствии с содержанием других доказательств по делу, объективно подтверждает факт движения Д. во встречном направлении с нарушением дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, соответствует требованиям, предусмотренным ст. 26.2 КоАП РФ, и обоснованно признана судебными инстанциями имеющей доказательственную силу по настоящему делу.

Довод Д. о том, что представленная в обоснование его виновности видеозапись правонарушения производилась с помощью любительской видеокамеры, не может свидетельствовать о недопустимости данного доказательства. Согласно ч. 1 ст. 26.8 КоАП РФ под специальными техническими средствами понимаются измерительные приборы, утвержденные в установленном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую поверку. Таким образом, прибор, которым была произведена видеофиксация правонарушения, к специальным техническим средствам не относится, а каких-либо требований, устанавливающих порядок применения видеозаписывающих устройств и производства видеофиксации, нормы КоАП РФ не содержат. Видеозапись правонарушения относится к иным документам, содержащим сведения, которые имеют значение для производства по настоящему делу об административном правонарушении и зафиксированы на видеоносителе. Видеозапись правонарушения оценена судебными инстанциями по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ, ставить под сомнение данную оценку оснований не имеется.

Довод Д. о том, что сотрудник ГИБДД Р., который неоднократно вызывался мировым судьей для допроса, в судебное заседание не явился, не может являться основанием к отмене обжалуемых судебных решений. Выводы о возможности рассмотрения дела в отсутствие указанного лица мотивированы мировым судьей в обжалуемом постановлении, его отсутствие не повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела, имеющиеся доказательства обоснованно признаны мировым судьей достаточными для рассмотрения дела по существу.

Довод Д. о том, что дело рассмотрено без соблюдения требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ, его фотографиям дана ненадлежащая оценка, а ряд других представленных им доказательств не учтен вовсе, не соответствует действительности. Из материалов дела видно, что к выводу о виновности Д. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, судебные инстанции пришли с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в рамках рассмотрения дела и жалобы. Совокупности собранных по делу доказательств, включая объяснения и доводы Д., а также доводы его защитника и представленные ими доказательства, дана надлежащая правовая оценка, сомневаться в правильности которой оснований не имеется.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес обоснованное и законное решение.

Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 353 района Аэропорт г. Москвы от 07 апреля 2010 года и решение судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Д. оставить без изменения, надзорную жалобу Д. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь