Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА ТРЕТИЙ КВАРТАЛ 2010 ГОДА

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

Вопросы квалификации

 

1. Тайное хищение имущества, переросшее в открытое, должно квалифицироваться как единое продолжаемое преступление.

С. осужден по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ. Этим же приговором М. осужден по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Согласно приговору С. и М. решили тайно завладеть имуществом супругов О. и Ш., для чего тайно похитили ключи от их квартиры. После того, как потерпевшие уснули, С. и М. проникли в их квартиру и тайно похитили вещи и продукты питания на сумму 3 430 рублей. В ту же ночь осужденные вновь решили вернуться в квартиру супругов О. и Ш., чтобы завладеть их деньгами, однако их нахождение в квартире было обнаружено потерпевшими. В продолжение своего умысла на завладение чужими денежными средствами осужденный М. применил к потерпевшим насилие, опасное для жизни и здоровья, - подверг их избиению. В результате О. был причинен перелом лодыжки, то есть средней тяжести вред здоровью.

Квалифицируя действия осужденных, суд первой инстанции исходил из того, что ими было совершено два самостоятельных преступления, поскольку в первом случае осужденные тайно похитили из квартиры потерпевших имущество, а во втором случае только покушались на тайное хищение, которое было прервано обнаружившими их действия супругами О. и Ш.

В кассационном порядке приговор был оставлен без изменений.

Рассмотрев дело по надзорной жалобе осужденного С., президиум областного суда указал, что обстоятельства дела свидетельствуют о совершении осужденными единого продолжаемого преступления по незаконному хищению имущества потерпевших. При этом, когда незаконное вторжение в жилище и противоправные действия виновных были обнаружены хозяевами квартиры, М. не отказался от преступного намерения по завладению деньгами и применил насилие к потерпевшим Ш. и О., требуя сообщить ему пин-код карты Сбербанка. Действия осужденного М. переросли из тайного хищения имущества в открытое хищение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Дополнительной квалификации действий осужденного С. по ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ не требуется, поскольку он совместно с М. похитил имущество потерпевших еще в первый приход в квартиру. Действия М. в отношении потерпевших Ш. и О. должны быть квалифицированы как одно преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 162 УК РФ.

 

(Постановление президиума N 44у-245/2010)

 

2. Обвинение по статье 232 УК РФ должно содержать указание на конкретные действия, которые лицо совершило для организации и содержания притона.

Приговором, постановленным в порядке главы 40 УПК РФ, М. был признан виновным в организации и содержании притона для употребления наркотических средств. Его действия были квалифицированы судом по ч. 1 ст. 232 УК РФ.

Согласно предъявленному обвинению М. разрешал своим знакомым несколько раз в месяц в дневное время приходить к нему в квартиру и готовить кодеин. Знакомые приносили с собой необходимые лекарственные средства, вместе с М. готовили и употребляли наркотическое средство.

В соответствии с пунктом 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 14 от 15 июня 2006 г. "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" под организацией притона следует понимать подыскание, приобретение или наем жилого или нежилого помещения, финансирование, ремонт, обустройство помещения различными приспособлениями и тому подобные действия, совершенные в целях последующего использования указанного помещения для потребления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов несколькими лицами.

Под содержанием притона следует понимать умышленные действия лица по использованию помещения, отведенного и (или) приспособленного для потребления наркотических средств или психотропных веществ, по оплате расходов, связанных с существованием притона после его организации либо эксплуатацией помещения (внесение арендной платы за его использование, регулирование посещаемости, обеспечение охраны и т.п.). По смыслу закона содержание притона будет оконченным преступлением лишь в том случае, если помещение фактически использовалось одним и тем же лицом несколько раз либо разными лицами для потребления наркотических средств и психотропных веществ. При этом не имеет значения, преследовал ли виновный корыстную или иную цель.

Как видно из материалов дела, вопрос о том, подыскивал ли М. специально помещение для употребления несколькими лицами наркотиков и какие именно действия он совершил для организации и содержания притона, в ходе предварительного следствия не исследовался. При таких обстоятельствах суд первой инстанции не мог признать предъявленное М. обвинение обоснованным и подтверждающимся собранными по делу доказательствами.

По изложенным основаниям судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор, направив дело на новое рассмотрение.

 

(кассационное определение N 22-4805/2010)

 

3. Судом первой инстанции неправильно применен уголовный закон при квалификации действий виновного по части 2 статьи 330 УК РФ как самоуправства, совершенного с применением насилия.

Органами предварительного расследования К. обвинялся в открытом хищении сотового телефона, принадлежащего М., с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья. Его действия были квалифицированы по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Суд первой инстанции с указанной юридической оценкой действий К. не согласился, посчитав, что между К. и потерпевшим М. существовали отношения по поводу ремонта сотовых телефонов, в результате которых возник спор о наличии долговых обязательств. Поэтому суд расценил действия осужденного К. по завладению сотовым телефоном как самоуправство.

В кассационном представлении заместитель районного прокурора просил приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение по тем основаниям, что суд не указал, в чем выразились самоуправные действия К., правомерность которых оспаривалась потерпевшим. Также в приговоре не отражено мнение потерпевшего о существенности вреда, причиненного ему преступлением.

Судебная коллегия по уголовным делам посчитала доводы представления обоснованными, а приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В описании преступного деяния, признанного судом доказанным, отсутствует указание на то, в чем именно выразилось самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным актом порядку, совершение действий, правомерность которых оспаривается потерпевшим.

Суд первой инстанции не исследовал в судебном заседании вопрос о существенности причиненного потерпевшему вреда, в то время как наступление в результате действий виновного указанных общественно опасных последствий является обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 330 УК РФ. В подтверждение своих выводов о наличии существенного вреда суд исходил из показаний потерпевшего М., в которых он обосновывал свои исковые требования относительно размера компенсации морального вреда.

 

(кассационное определение N 22-6688/2010)

 

4. Перевозка наркотического средства, полученного виновным от какого-либо лица, в другой населенный пункт и последующая передача данного наркотического средства тому же лицу, при отсутствии признаков предварительного сговора на сбыт, не может быть квалифицирована по статье 228.1 УК РФ.

К. признан виновным в приготовлении к незаконному сбыту героина в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору с неустановленным лицом, и осужден по ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. В кассационном порядке приговор оставлен без изменений.

В надзорной жалобе адвокат просил переквалифицировать действия К. на незаконную перевозку наркотических средств - по ч. 2 ст. 228 УК РФ, поскольку в материалах дела отсутствовали доказательства, свидетельствующие об умысле осужденного на сбыт наркотических средств.

Президиум областного суда согласился с доводами жалобы и указал следующее. Из показаний осужденного и свидетелей видно, что К. получил героин в Челябинске от неустановленного лица и должен был его за денежное вознаграждение перевезти в Нижний Тагил, где передать этому же лицу.

По смыслу уголовного закона под незаконным сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их возмездной либо безвозмездной передачи другому лицу, которому они не принадлежат. При этом умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.

Приведенные судом первой инстанции в приговоре доказательства не подтверждают наличие между осужденным и неустановленным лицом предварительного сговора на распространение наркотических средств, их передачу третьим лицам. Если наркотическое средство после перевозки возвращается тому же лицу (собственнику), действия перевозчика при отсутствии признаков предварительного сговора на сбыт не могут быть квалифицированы по соответствующей части ст. 228.1 УК РФ.

Суд надзорной инстанции переквалифицировал действия осужденного К. с ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ.

 

(Постановление президиума N 44у-249/2010)

 

Вопросы назначения наказания

 

5. Нарушение судом первой инстанции требований части 5 статьи 74 УК РФ об отмене условного осуждения лицу, совершившему преступление средней тяжести в период испытательного срока, послужило основанием для отмены приговора.

Ф., ранее судимый по ч. 1 ст. 158 и ч. 1 ст. 160 УК РФ к лишению свободы условно, был признан виновным в открытом хищении сотового телефона, принадлежащего К., стоимостью 2800 рублей, и осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Суд кассационной инстанции отменил последний приговор в отношении Ф. и направил дело на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Преступление, за совершение которого Ф. был осужден, отнесено уголовным законом к категории преступлений средней тяжести и имело место в период испытательного срока, назначенного Ф. предыдущим приговором. Согласно ч. 5 ст. 74 УК РФ суд должен был решить вопрос об отмене условного осуждения Ф. и назначении ему наказания по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ. Несоблюдение указанных положений закона повлекло назначение Ф. несправедливого наказания.

 

(кассационное определение N 22-4204/2010)

 

6. При применении положений части 3 статьи 62 УК РФ необходимо учитывать положение части 4 статьи 66 УК РФ, согласно которой смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются.

К. был признан виновным в умышленном убийстве четырех лиц и покушении на убийство одного лица, совершенных группой лиц, с целью скрыть другое преступление. Наказание осужденному было назначено с применением ст. 62 УК РФ (в редакции Федерального закона N 63-ФЗ от 13 июня 1996 года), согласно которой срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Осужденный К. обратился в суд с ходатайством о снижении наказания вследствие изменения редакции ч. 1 ст. 62 УК РФ Федеральным законом N 141-ФЗ от 29 июня 2009 года, согласно которой максимальный предел наказания снижен до двух третей.

В удовлетворении данного ходатайства судом было отказано, поскольку положения ч. 3 ст. 62 УК РФ исключают применение части 1 этой статьи, если соответствующей статьей Особенной части УК РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь. К. был осужден по п. п. "а", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, санкцией которой предусмотрены указанные виды наказания.

Судом кассационной инстанции постановление оставлено без изменений.

Рассмотрев надзорную жалобу осужденного К., президиум областного суда установил, что при принятии решения об отказе в удовлетворении ходатайства суд первой инстанции оставил без внимания положения ч. 4 ст. 66 УК РФ, согласно которой смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются. В связи с чем суду следовало обсудить вопрос о возможности применения установленного ч. 3 ст. 62 УК РФ исключения к преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, и в зависимости от этого принять решение о соответствии назначенного осужденному наказания по данному составу новым положениям уголовного закона.

Исходя из изложенного, решения судов первой и второй инстанций были отменены с направлением материала на новое рассмотрение по существу.

 

(Постановление президиума N 44у-274/2010)

 

Процессуальные вопросы

 

7. Необоснованное прекращение производства по жалобе, поданной в порядке статьи 125 УПК РФ, стало препятствием для реализации заявителем права на обжалование в суд постановлений, иных решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования.

Осужденный П. обратился в суд с жалобой на постановление следователя прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников уголовного розыска за отсутствием в их действиях состава преступления. Судья прекратил производство по жалобе, мотивируя свое решение тем, что требование заявителя о привлечении сотрудников уголовного розыска к уголовной ответственности фактически направлено на оспаривание по существу состоявшегося в отношении него приговора и ставило под сомнение допустимость положенных в его основу доказательств. В кассационном порядке постановление оставлено без изменений.

Осужденный П. в надзорной жалобе просил указанное судебное решение отменить, поскольку он не ставил под сомнение состоявшийся в отношении него приговор, а лишь обжаловал действия следователя, который допустил халатность при производстве проверки.

Президиум областного суда согласился с доводами надзорной жалобы и указал, что разрешение уголовного дела, производство по которому окончено с вынесением обвинительного приговора, и проверка законности отказа в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников правоохранительных органов в данном случае имеют различные фактические и правовые основания. Постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела подлежит самостоятельному обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

(Постановление президиума N 44у-259/2010)

 

8. Нарушение требований пункта 3 части 1 статьи 61 УПК РФ при утверждении обвинительного заключения препятствует постановлению приговора и является основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке, предусмотренном статьей 237 УПК РФ.

Кассационным определением отменен приговор городского суда в отношении Н. и дело возвращено прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом по следующим мотивам.

В период предварительного следствия судьей Каслинского городского суда А.Е.М. было вынесено постановление об избрании в отношении обвиняемого Н. меры пресечения в виде заключения под стражу. Обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Н. было утверждено заместителем прокурора г. Касли А.С.Г., который являлся супругом судьи А.Е.М.

Исходя из требований п. 3 ч. 1 ст. 61 УПК РФ, согласно которым судья, прокурор, следователь, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу, заместитель прокурора А.С.Г. должен был устраниться от участия в деле. Суд первой инстанции данное обстоятельство оставил без внимания и постановил приговор на основе имевшегося в деле обвинительного заключения.

 

(кассационное определение N 22-5009/2010)

 

9. В том случае, когда адвокат участвует в деле по назначению суда, расходы по оплате его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

Постановлением городского суда произведена оплата труда адвоката, осуществлявшего защиту осужденного Т. в порядке ст. ст. 50, 51 УПК РФ, а также взысканы процессуальные издержки с осужденного Т.

В кассационной жалобе осужденный просил отменить постановление, поскольку он не просил назначать ему адвоката и ему не разъяснили возможность взыскания с него процессуальных издержек.

Судебная коллегия по уголовным делам согласилась с доводами кассационной жалобы и указала, что в соответствии с положениями ч. 1 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета. Из положений ч. 6 указанной статьи следует, что процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы.

Суд первой инстанции не учел, что осужденный Т. не ходатайствовал о назначении ему защитника. При назначении ему защитника суд не выяснил, нуждается ли Т. в услугах адвоката, каково его материальное положение и может ли он оплатить работу защитника. При разрешении вопроса о взыскании процессуальных издержек с осужденного Т. суд сослался на положения ч. 5 ст. 50 УПК РФ. Однако указанной нормой предусмотрено, что в случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

В связи с допущенными судом первой инстанции нарушениями уголовно-процессуального закона постановление было отменено, материалы направлены на новое рассмотрение.

 

(кассационное определение N 22-6519/2010)

 

10. Вопрос о взыскании процессуальных издержек является самостоятельным предметом судебного разбирательства, по которому осужденному должна быть предоставлена возможность довести до суда свою позицию.

Районным судом П. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 116 УК РФ. На следующий день после постановления приговора в судебном заседании был разрешен вопрос об оплате труда адвоката, осуществлявшего защиту осужденного П., и взыскании процессуальных издержек с осужденного. При этом судебное заседание было проведено в отсутствие самого П., его мнение по данному вопросу не выяснялось.

Постановление судьи о взыскании с осужденного П. процессуальных издержек было отменено в надзорном порядке, материалы направлены на новое рассмотрение.

Судом первой инстанции было назначено новое судебное заседание, однако ходатайство осужденного П. о личном участии в рассмотрении дела было оставлено без удовлетворения. В обоснование своего решения суд сослался на положения ст. 77.1 УИК РФ. Судебное заседание было проведено в отсутствие осужденного П., с участием назначенного ему адвоката.

В своем ходатайстве П. указал, что желает дать пояснения по рассматриваемому вопросу, представить дополнительные материалы и обсудить позицию защиты с назначенным ему адвокатом. Суд не предложил осужденному представить пояснения по рассматриваемому вопросу и не предоставил возможность обсудить с адвокатом позицию защиты.

В суде кассационной инстанции мнение осужденного по вопросу о взыскании с него процессуальных издержек также не выяснялось. В кассационных жалобах осужденного П. содержались только доводы о допущенных судом первой инстанции процессуальных нарушениях. Судебная коллегия по уголовным делам оставила постановление без изменения, а жалобы осужденного без удовлетворения.

По мнению президиума областного суда, судебное разбирательство по вопросу взыскания с П. процессуальных издержек было проведено с нарушением прав осужденного. Порядок принятия решения по данному вопросу должен гарантировать защиту прав осужденного и соответствовать критериям справедливого судебного разбирательства. Осужденный, если он изъявит желание участвовать в судебном заседании, не может быть лишен возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями участников судебного заседания и дополнительными материалами, если таковые представлены, давать объяснения.

 

(Постановление президиума N 44у-196/2010)

 

11. Противоречия в позиции подсудимого и его защитника свидетельствуют об отказе адвоката от принятой на себя защиты и нарушают право подсудимого на защиту при рассмотрении дела по существу.

В. осужден за кражу и грабеж по п. "б" ч. 2 ст. 158 и пп. "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В судебном заседании В. признал себя виновным только в тайном хищении имущества. Об этом же он заявлял в ходе предварительного следствия. В то же время его защитник, адвокат А.А.И., данную позицию не поддержал. В прениях защитник заявил, что необходимо доверять показаниям свидетеля Ш., который утверждал о применении осужденным В. насилия. Также адвокат просил квалифицировать действия В. по ч. 1 ст. 161 УК РФ, в то время как сам осужденный в период предварительного следствия и судебного заседания заявлял о том, что свидетель Ш. дает ложные показания. Кроме того, адвокат А.А.И. в ходе судебного заседания не поддерживал ходатайства осужденного В., не задавал вопросов свидетелю - следователю, осуществлявшему предварительное следствие, в адрес которого В. высказывал претензии о нарушении права на защиту.

Судебная коллегия по уголовным делам расценила данные обстоятельства как фактический отказ адвоката от принятой на себя защиты осужденного В. и по этому основанию отменила приговор с направлением дела на новое судебное разбирательство.

 

(кассационное определение N 22-4717/2010)

 

12. При рассмотрении уголовного дела в особом порядке суд оставил без внимания психическое состояние обвиняемого.

М. был признан виновным в открытом хищении чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни (п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ). Приговор был постановлен в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о необходимости отмены приговора по следующим основаниям.

В материалах уголовного дела содержалась справка о наличии у осужденного М. психического заболевания в виде олигофрении в стадии умеренно выраженной дебильности, согласно которой он состоял на диспансерном учете. Суд первой инстанции исследовал данный документ в судебном заседании, однако оставил содержащиеся в нем сведения без внимания и оценки.

В соответствии с положениями ст. 196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.

Однако, как видно из материалов дела, в отношении осужденного М. судебно-психиатрическая экспертиза не проводилась. В связи с чем суд первой инстанции не имел права рассматривать данное дело в особом порядке.

 

(кассационное определение N 22-5801/2010)

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

Производство по делам, возникающим из гражданских правоотношений

 

1. Несовпадение даты фактической передачи суммы займа заемщику с датой, указанной в выданной в подтверждение этого факта расписке, не является основанием для признания договора займа незаключенным по безденежности.

Решением районного суда истцу отказано в иске о взыскании с ответчика задолженности по договору займа, удовлетворен встречный иск о признании договора займа незаключенным по основанию неполучения ответчиком суммы займа.

Удовлетворяя встречные требования, суд первой инстанции исходил из того, что в указанный в расписке день сумма займа ответчику не передавалась. При этом суд посчитал установленным факт передачи истцом ответчику суммы займа ранее даты написания расписки, которая с учетом устно оговоренных сторонами процентов за пользование денежными средствами на момент написания ответчиком расписки как раз и составила указанную в ней сумму долга.

Отменяя решение суда, удовлетворяя первоначальный иск и отказывая в иске о признании договора займа незаключенным, судебная коллегия указала на нарушение судом норм материального права.

В силу положений п. 1 ст. 807 Гражданского кодекса РФ договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других ценностей. Заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре (ст. 812 указанного выше Кодекса).

В связи с тем, что денежные средства в счет договора займа, но в иной, чем указано в расписке, сумме и в другой день, были фактически переданы заимодавцем, получены заемщиком, отсутствуют основания полагать договор займа незаключенным по его безденежности.

То обстоятельство, что на момент написания расписки денежные средства истцом ответчику не передавались, не свидетельствует о том, что договор займа не заключен, так как по смыслу приведенных выше положений закона договор займа считается незаключенным только в том случае, если деньги не были получены заемщиком от заимодавца. Соответственно, фактическое получение денег, независимо от даты написания расписки в подтверждение этого факта, свидетельствует о заключении такого договора.

В связи с тем, что денежные средства были переданы истцом в долг ответчику, ответчиком получены, в силу положений ст. 810 Гражданского кодекса РФ, истец вправе требовать возврата ему суммы займа с установленными соглашением сторон процентами в том размере, который указан в расписке.

 

(определение судебной коллегии N 33-7426/2010)

 

2. В случае уклонения одной из сторон сделки с недвижимостью от регистрации перехода права собственности на недвижимость подлежит применению такой способ защиты права, как принятие судом решения о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения определением судебной коллегии областного суда, истице отказано в иске к ответчику о признании заключенным договора купли-продажи земельного участка в садоводческом некоммерческом товариществе, признании права собственности на данный участок.

Обращаясь с такими требованиями, истица ссылалась на подписание текста договора купли-продажи, передачу документов в регистрирующий орган на государственную регистрацию, последующий отказ продавца от государственной регистрации.

Делая вывод о необоснованности заявленных требований, судебные инстанции исходили из следующего.

В силу пункта 1 ст. 551 Гражданского кодекса РФ переход права собственности на недвижимость по договору продажи к покупателю подлежит государственной регистрации. Право собственности на имущество у приобретателя возникает с момента регистрации отчуждения имущества, если иное не предусмотрено законом (п. 2 ст. 223 Кодекса).

Согласно пункту 3 ст. 551 Гражданского кодекса РФ в случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. Аналогичное положение содержится в пункте 1 ст. 16 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".

Таким образом, законом презюмируется, что в случае наличия обстоятельств фактического уклонения одной из сторон сделки от регистрации перехода права собственности на недвижимость подлежит применению такой специальный способ защиты права, как принятие судом решения о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество. В указанном случае государственная регистрация перехода права собственности на имущество к покупателю будет производиться на основании решения суда.

Следовательно, предъявив требования о признании договора заключенным и признании права собственности, истица избрала неверный способ защиты нарушенного права, что исключает возможность удовлетворения данных требований.

 

(определение судебной коллегии N 33-7269/2010)

 

3. Расходы потерпевшего по оплате заключения оценщика о стоимости восстановительного ремонта транспортного средства подлежат возмещению страховщиком.

Решением мирового судьи истцу отказано во взыскании со страховой компании в рамках договора ОСАГО расходов по составлению отчета о стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля.

Мировой судья исходил из того, что истец отказался от оценки ущерба у предложенного страховщиком оценщика и по собственной инициативе обратился к другому оценщику.

Отменяя решение мирового судьи и определение апелляционной инстанции, суд надзорной инстанции указал на существенное нарушение норм материального права.

В силу статьи 5 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" порядок реализации определенных данным Федеральным законом и другими федеральными законами прав и обязанностей сторон по договору обязательного страхования устанавливается Правительством Российской Федерации в Правилах обязательного страхования. Правила обязательного страхования наряду с другими положениями включают в себя порядок определения размера подлежащих возмещению убытков и осуществления страховой выплаты (пункт 1, подпункт "г" пункта 2 статьи 5).

Согласно пункту 45 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 года N 263, при причинении вреда имуществу потерпевший, намеренный воспользоваться своим правом на страховую выплату, обязан предоставить поврежденное имущество или его остатки для проведения осмотра и (или) организации независимой экспертизы (оценки) в целях выяснения обстоятельств причинения вреда и определения размера подлежащих возмещению убытков.

Положения пунктов 45 и 46 Правил не исключают возможности проведения экспертизы самим потерпевшим, но заключения экспертиз, проведенных страховщиком и потерпевшим, являются лишь доказательствами, которые оцениваются судами наряду с другими доказательствами и обстоятельствами дела.

Если истец воспользовался своим правом на оценку стоимости восстановительного ремонта и страховая компания согласилась с проведенной оценкой, заключение принято страховщиком, на его основании определен размер убытков и произведена страховая выплата, то расходы по проведению оценки стоимости восстановительного ремонта страховая компания обязана была оплатить истцу, поскольку расходы на проведение оценки являются затратами страховщика, понесенными в процессе обычной хозяйственной деятельности.

 

(надзорное производство N 44-Г-79/2010)

 

4. При наличии вступившего в законную силу решения суда о взыскании с поручителя задолженности в пользу кредитора, ликвидация должника - юридического лица не является основанием для прекращения поручительства и освобождения поручителя от исполнения установленного решением суда обязательства.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам, истцам - поручителям за исполнение обязательств ООО "Матрица" перед банками по кредитным договорам, отказано в удовлетворении иска о прекращении их обязательств поручителей и освобождении от обязанности по выплате задолженности по основанию несостоятельности (банкротства) ООО "Матрица", завершения конкурсного производства и регистрации ликвидации ООО "Матрица".

Установив, что исполнение обязательств ООО "Матрица" по кредитным договорам было обеспечено поручительством истцов, решением суда с ООО "Матрица" и истцов солидарно взыскана в пользу банков сумма задолженности, в отношении истцов возбуждено исполнительное производство, суд первой инстанции, отказывая в иске, исходил из общих принципов возникновения гражданских прав и обязанностей (ст. 8 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также обязательности вступивших в законную силу судебных постановлений для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций на всей территории Российской Федерации (п. 2 ст. 13 ГПК РФ).

Ликвидация ООО "Матрица" прекратила обязательства ООО "Матрица" по погашению задолженности, но не является основанием для прекращения обязанностей, установленных решением суда в отношении истцов.

В связи с тем, что оценка правоотношениям сторон уже дана вступившим в законную силу решением суда и выданы исполнительные листы в отношении истцов, судебными инстанциями признаны не подлежащими применению в рассматриваемом споре положения ст. 419 ГК РФ о прекращении обязательства ликвидацией юридического лица, ст. 367 ГК РФ о прекращении поручительства с прекращением обеспеченного им обязательства и признана необоснованной ссылка истцов на невозможность в случае исполнения ими обязательства юридического лица воспользоваться правами кредитора в соответствии со ст. 365 ГК РФ.

 

(определение судебной коллегии N 33-8416/2010)

 

5. Расторжение договора долевого участия в строительстве в добровольном порядке в связи с неисполнением застройщиком обязательства по передаче в установленный срок объекта долевого участия является основанием для взыскания в пользу участника долевого строительства процентов за пользование денежными средствами, полученными застройщиком по договору.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам, истцам отказано во взыскании с застройщика процентов за период пользовании застройщиком уплаченными по договору денежными средствами истцов до момента расторжения договора и их возврата.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что договор долевого участия был расторгнут хотя и по причине нарушения застройщиком срока окончания строительства, но по соглашению сторон, а не в одностороннем порядке истцами, поэтому не имеется оснований для возложения на застройщика ответственности, предусмотренной п. 2 ст. 9 Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости в Российской Федерации и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации".

С таким выводом суда согласился и суд кассационной инстанции.

Отменяя указанные судебные Постановления, суд надзорной инстанции указал на существенное нарушение норм материального права.

Так, судами первой и кассационной инстанции не принято во внимание, что истцы являются участниками долевого строительства и договор расторгнут ими в связи с неисполнением застройщиком обязательства по передаче объекта долевого строительства в срок, превышающий установленный договором срок передачи такого объекта на 2 месяца (пп. 1 п. 1 ст. 9 Федерального закона N 214-ФЗ).

В силу п. 1 ст. 9 Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ участник долевого строительства в одностороннем порядке вправе отказаться от исполнения договора в случаях, установленных федеральным законом или договором. При этом Закон не запрещает расторжение договора и в добровольном порядке.

В соответствии с п. 2 ст. 9 этого же Федерального закона застройщик в случае расторжения договора по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 9, в течение двадцати рабочих дней со дня расторжения договора обязан возвратить участнику долевого строительства денежные средства, уплаченные им в счет цены договора, а также уплатить проценты на эту сумму за пользование указанными денежными средствами в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства по возврату денежных средств, уплаченных участником долевого строительства. Указанные проценты начисляются со дня внесения участником долевого строительства денежных средств или части денежных средств в счет цены договора до дня их возврата застройщиком участнику долевого строительства и обусловлены нарушением застройщиком передачи дольщику объекта долевого строительства в срок, установленный договором. Если участником долевого строительства является гражданин, указанные проценты уплачиваются застройщиком в двойном размере.

В данном случае речь идет о плате за пользование коммерческим кредитом, по сути предоставленным застройщику участником долевого строительства (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами").

Согласно пункту 1 статьи 9 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им права. Пунктом 2 названной статьи установлено, что отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Таким образом, соглашение о добровольном расторжении договора долевого участия, заключенное в связи с нарушением застройщиком сроков ввода дома в эксплуатацию, не свидетельствует о том, что истцы отказались от получения процентов, предусмотренных Законом. Доказательств, подтверждающих заключение соглашения о прощении долга в виде процентов, ответчиком не представлено.

 

(надзорное производство N 44-Г-73/10)

 

6. К существенным условиям договора реализации туристского продукта прямо отнесена информация о необходимости наличия визы для въезда в страну и выезда из страны временного пребывания, отсутствие которой в договоре является основанием для взыскания убытков, причиненных потребителю непредставлением полной и достоверной информации о товаре.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам, в пользу истицы, являющейся потребителем, с ООО Туристическая фирма "Лагуна" взыскана стоимость четырех туристических путевок в Египет. Исковые требования были обоснованы тем, что в момент приобретения у ответчика путевок в Египет до истца не была доведена информация о необходимости предварительного оформления гражданам Казахстана визы для въезда в Египет. По прилету в Египет она и члены ее семьи не прошли таможенный контроль и вынуждены были вернуться в Россию, на что были потрачены собственные денежные средства.

Удовлетворяя исковые требования, судебные инстанции исходили из следующего.

Статьями 6, 9, 10 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" установлено, что при подготовке к путешествию, во время его совершения, включая транзит, турист имеет право на возмещение убытков и компенсацию морального вреда в случае невыполнения условий договора розничной купли-продажи туристского продукта туроператором или турагентом в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Туроператор обеспечивает оказание туристам всех услуг, входящих в туристский продукт, самостоятельно или с привлечением третьих лиц, на которых туроператором возлагается исполнение части или всех его обязательств перед туристами.

Туроператор несет предусмотренную законодательством Российской Федерации ответственность перед туристом за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта (в том числе за неоказание или ненадлежащее оказание туристам услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны оказываться или оказывались эти услуги).

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции установил, что между сторонами возникли отношения по приобретению туристского продукта, сотрудниками ООО Туристическая фирма "Лагуна" не представлена истице информация о необходимости оформления виз для въезда в Египет, чем нарушены их права как потребителей.

Нормами ст. ст. 10, 14 ФЗ "Об основах туристской деятельности в РФ" установлено, что к числу существенных условий договора о реализации туристского продукта прямо отнесена информация о потребительских свойствах такого продукта. При заключении договора о реализации туристского продукта туроператор, турагенты обязаны предоставить туристу или иному заказчику достоверную информацию о правилах въезда в страну временного пребывания и выезда из страны временного пребывания, включая сведения о необходимости наличия визы для въезда в страну и выезда из страны временного пребывания.

Доказательств предоставления истцу информации (в том числе устной) о необходимости предварительного оформления визы для въезда в Египет стороной ответчика не представлено.

 

(определение судебной коллегии N 33-8213/2010)

 

Производство по делам, вытекающим из семейных правоотношений

 

7. В случае прекращения прав родителей в отношении больного ребенка посредством отказа от ребенка и дачи согласия на его усыновление оснований для взыскания с такого родителя алиментов на содержание ребенка не имеется.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам, удовлетворены исковые требования Челябинского детского дома-интерната о взыскании алиментов с матери являющегося инвалидом по психическому заболеванию несовершеннолетнего ребенка, в отношении которого ответчица написала заявление об отказе от ребенка и дала согласие на усыновление его любым лицом.

Удовлетворяя исковые требования детского учреждения о взыскании алиментов на содержание ребенка, суд первой инстанции исходил из того, что ответчица является матерью несовершеннолетнего ребенка, которому обязана в силу положении ст. 80 Семейного кодекса Российской Федерации предоставлять материальное содержание.

Судом надзорной инстанции судебные постановления отменены по основанию нарушения норм материального права с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

В соответствии с пунктом 3 ст. 129 Семейного кодекса Российской Федерации родители могут дать согласие на усыновление ребенка конкретным лицом либо без указания конкретного лица. Согласие родителей на усыновление ребенка может быть дано только после его рождения. В силу пункта 1 ст. 121 Семейного кодекса РФ такой ребенок признается оставшимся без попечения родителей, защита его прав и законных интересов возлагается на органы опеки и попечительства, которые принимают решение о дальнейшем устройстве ребенка.

Поскольку ребенок ответчицы является ребенком-инвалидом, страдает тяжелой умственной отсталостью, по состоянию здоровья ему рекомендовано воспитание в учреждении социальной защиты, а права и обязанности ответчицы в отношении родившегося у нее больного ребенка были прекращены посредством оформления отказа от ребенка и дачи согласия на его усыновление, оснований для взыскания с нее алиментов на содержание ребенка не имелось.

 

(надзорное производство N 44-г-77/10)

 

8. Участие в Обществе с ограниченной ответственностью носит личный характер. При вложении одним из супругов общих совместных средств в уставный капитал общества, раздел между супругами доли этого супруга в уставном капитале общества может быть осуществлен только при условии согласия других участников общества на появление нового участника.

Решением городского суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, по спору супругов о разделе общего имущества за каждым из них признано право собственности в равных долях на квартиру и долю в уставном капитале ООО.

Отменяя судебные постановления, суд надзорной инстанции указал на допущенные судами существенные нарушения норм материального права.

Согласно п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Однако раздел доли в ООО должен осуществляться с учетом особенностей, установленных п. п. 4, 5, 7, 8 ст. 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", что не было принято судами во внимание.

Признавая за супругами в порядке раздела имущества право по 1/2 за каждым на долю в ООО, принадлежащую одному из супругов как участнику ООО, суды не учли, что, несмотря на оплату доли участника внесением общего имущества супругов, участие в ООО имеет личный характер, и второй супруг не может считаться участником общества. Фактический раздел доли супруга в обществе с ограниченной ответственностью влечет появление нового участника, что правомерно только при условии согласия других участников, если иное не оговорено в учредительных документах Общества. Часть доли в уставном капитале Общества или доля в целом может перейти к супругу, не являющемуся участником Общества, по правилам, установленным для перехода доли (части доли) в уставном капитале к третьему лицу, не являющемуся участником общества

При разделе общего имущества супруг, не желающий становиться участником общества либо получивший отказ со стороны других участников общества, если их согласие требуется в соответствии с учредительными документами общества, вправе требовать выплаты стоимости причитающейся ему супружеской доли от супруга - участника общества.

В нарушение требований ст. ст. 56, 148 Гражданского процессуального кодекса РФ суд не поставил на обсуждение сторон вопрос о возможном участии ответчицы в ООО, не истребовал учредительные документы ООО и данные о действительной стоимости доли супруга - участника Общества.

 

(надзорное производство N 44-г-63/10)

 

Производство по делам, вытекающим из налоговых правоотношений

 

9. Правоотношения по предоставлению налогового вычета в размере затраченных на приобретение квартиры средств возникают с момента приобретения права собственности на квартиру, а не с момента подписания договора о приобретении, расходования средств или обращения в налоговый орган с заявлением о предоставлении вычета.

9.1 Решением районного суда заявителю отказано в отмене решения Инспекции Федеральной налоговой службы (далее - Инспекция), которым она привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату суммы налога на доходы физических лиц за 2008 год, полученные от продажи квартиры. Требуя отмены решения Инспекции, заявитель ссылалась на понесенные ею в 2008 году расходы на приобретение другой квартиры на основании предварительного договора купли-продажи и на возникновение в связи с этим права на предоставление налогового вычета.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение районного суда отменено, принято новое решение, которым требования заявителя удовлетворены.

Отменяя определение судебной коллегии и оставляя в силе решение районного суда, суд надзорной инстанции указал следующее.

Согласно п. 3 ст. 210 Налогового кодекса Российской Федерации для доходов, в отношении которых установлена налоговая ставка в размере 13 %, налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных ст. ст. 218 - 221 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации при определении размера налоговой базы в соответствии с п. 2 ст. 210 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право на предоставление ему имущественного налогового вычета в суммах фактически произведенных расходов на новое строительство либо приобретение на территории Российской Федерации квартиры, но не превышающих в целом 2000000 рублей.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции согласился с доводами Инспекции об отсутствии оснований для предоставления имущественного налогового вычета за 2008 год в сумме, израсходованной на приобретение новой квартиры, сославшись на то, что право собственности заявителя на вновь приобретенную квартиру было зарегистрировано только в 2009 году, именно с указанного времени возникло право на получение имущественного налогового вычета.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя требования, суд кассационной инстанции исходил из того, что в 2008 году заявителем заключен предварительный договор купли-продажи квартиры.

Однако суд кассационной инстанции не учел, что субъектом налоговой льготы, установленной подпунктом 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации, является тот налогоплательщик, у которого имеются основания для ее получения и соответствующие документы.

В соответствии с требованиями ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положениями пунктов 2 и 3 ст. 210 и пункта 1 ст. 224 Налогового кодекса Российской Федерации, налоговый вычет в виде расходов на приобретение квартиры применяется при исчислении налоговой базы, начиная с того налогового периода, в котором возникло право собственности налогоплательщика на приобретаемую квартиру.

Поскольку право собственности заявителя на вновь приобретенную квартиру зарегистрировано в 2009 году, именно с указанного времени у нее и возникло право на получение имущественного налогового вычета в виде расходов на приобретение квартиры. Поэтому законных оснований для уменьшения суммы облагаемых налогом доходов в 2008 году не имелось.

 

(надзорное производство N 44-г-73/10)

 

9.2 Решением районного суда истцу отказано в возложении на налоговый орган обязанности предоставить имущественный налоговый вычет в размере понесенных на приобретение квартиры расходов в пределах 2-х млн. рублей. Отказ мотивирован ссылкой на возникновение права на получение налогового вычета ранее 01.01.2008 года и необходимость применения действовавшего на тот момент закона, ограничивавшего предел налогового вычета 1 млн. рублей.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда названное решение отменено, по делу постановлено новое решение об удовлетворении заявления.

Отменяя определение суда кассационной инстанции, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала на существенное нарушение норм материального права.

Суд кассационной инстанции, толкуя положение подп. 2 п. 1 ст. 220 НК РФ, исходил из того, что правоотношения по предоставлению налогового вычета возникают не с момента приобретения квартиры в собственность либо передачи ее по акту, а с момента подачи соответствующего заявления налогоплательщиком в налоговый орган.

Установив, что право собственности на приобретенную заявителем квартиру зарегистрировано в декабре 2007 года, а заявление о предоставлении налогового вычета представлено в налоговый орган 6 марта 2008 года, суд кассационной инстанции сделал вывод о возникновении отношений по предоставлению вычета после 1 января 2008 г. и применил к ним изменения, внесенные в абз. 13 подп. 2 п. 1 ст. 220 НК РФ Федеральным законом от 26 ноября 2008 г. N 224-ФЗ, увеличившие предельный размер налогового вычета до 2 млн. рублей.

Не соглашаясь с таким выводом, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что согласно абз. 16 подп. 2 п. 1 ст. 220 НК РФ документами, необходимыми для подтверждения права на имущественный налоговый вычет при приобретении квартиры, комнаты, доли (долей) в них или прав на квартиру, комнату в строящемся доме, являются договор о приобретении квартиры, комнаты, доли (долей) в них или прав на квартиру, комнату в строящемся доме, акт о передаче квартиры, комнаты, доли (долей) в них налогоплательщику или документы, подтверждающие право собственности на квартиру, комнату или долю (доли) в них.

По смыслу приведенных положений сумма имущественного налогового вычета, предоставляемого в отношении расходов на приобретение квартиры (жилого дома), применяется при исчислении налоговой базы налога на доходы физических лиц, рассчитываемой за налоговый период, начиная с налогового периода, в котором возникло право собственности на приобретенную квартиру (жилой дом).

Поскольку правоустанавливающие документы на квартиру (акт приема-передачи, свидетельство о праве собственности) оформлены в 2007 году, то есть до 1 января 2008 года, то при исчислении налоговой базы за указанный налоговый период предоставляется имущественный налоговый вычет в сумме 1 млн. руб. При этом не имеет правового значения то обстоятельство, что впервые с заявлением о реализации указанной льготы налогоплательщик обратился в 2008 году.

 

(определение Судебной коллегии по гражданским делам

Верховного Суда РФ от 4 августа 2010 г. N 48-В10-6)

 

10. Размер налога на имущество, находящееся в долевой собственности, должен рассчитываться из инвентаризационной стоимости доли, приходящейся на каждого собственника отдельно, а не всего объекта в целом. Наличие наряду с обжалованием действий налогового органа требования о перерасчете размера налога, характера спора как публично-правового не изменяет, поскольку направлено на устранение нарушений прав заявителей. Спор мировому судье не подсуден.

Решением мирового судьи удовлетворены исковые требования граждан о признании неправомерными действий налогового органа по начислению налога на имущество физических лиц - квартиру, находящуюся в долевой собственности истцов, исходя из стоимости всей квартиры, а не стоимости доли каждого из собственников; на налоговый орган возложена обязанность произвести перерасчет налога на имущество истцов за 2008 и 2009 годы в зависимости от стоимости причитающейся им доли в объекте недвижимости.

Апелляционным решением городского суда решение мирового судьи отменено, вынесено новое решение, которым иск удовлетворен частично, признаны незаконными действия Инспекции Федеральной налоговой службы о доначислении налога на имущество за 2008 год, в удовлетворении иска в остальной части отказано.

Отменяя состоявшиеся судебные постановления, суд надзорной инстанции указал на допущенные существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

Согласно ст. 1 Закона РФ от 9 декабря 1991 г. N 2003-1 "О налогах на имущество физических лиц" (далее Закон N 2003-1), плательщиками налогов на имущество физических лиц признаются физические лица - собственники имущества, признаваемого объектом налогообложения. Если имущество, признаваемое объектом налогообложения, находится в общей долевой собственности нескольких физических лиц, налогоплательщиком в отношении этого имущества признается каждое из этих физических лиц соразмерно его доле в этом имуществе.

Налог на имущество физических лиц статьей 15 Налогового кодекса РФ отнесен к местным налогам, ставки по которым устанавливаются в силу ст. 3 Закона N 2003-1 нормативными правовыми актами представительных органов местного самоуправления.

Решением Собрания депутатов Озерского городского округа Челябинской области от 14 сентября 2005 г. N 79 "О налоге на имущество физических лиц в Озерском городском округе" (с последующими изменениями) установлены следующие ставки налога на строения, помещения и сооружения, в зависимости от суммарной инвентаризационной стоимости: для имущества, стоимость которого составляет до 300 тысяч рублей - 0,1 %; для имущества, стоимость которого составляет от 300 до 500 тысяч руб. (жилые помещения) - 0,15 %; для имущества, стоимость которого составляет свыше 500 тысяч руб. (жилые помещения) - 0,3 %.

Удовлетворяя исковые требования, мировой судья пришел к выводу что сумма налога на имущество, находящееся в общей долевой собственности, должна рассчитываться из инвентаризационной стоимости не всего объекта, а доли, принадлежащей каждому собственнику имущества.

Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции посчитал законными действия Инспекции Федеральной налоговой службы по начислению суммы налога, исходя из инвентаризационной стоимости имущества в целом путем умножения на ставку налога, равную 0,3 %, из которой впоследствии определена доля каждого совладельца.

Однако суд апелляционной инстанции, разрешая дело, не учел, что Федеральным законом от 28.11.2009 г. N 283-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в Закон N 2003-1 внесены изменения, согласно которым отдельным объектом налогообложения признается доля в праве общей собственности на жилые дома, квартиры, комнаты, дачи, гаражи и иные строения, помещения и сооружения (п. 7 ст. 2); за имущество, признаваемое объектом налогообложения, находящееся в общей долевой собственности нескольких собственников, налог учитывается каждым из собственников соразмерно их доле в этом имуществе; в целях настоящего Закона инвентаризационная стоимость доли в праве общей долевой собственности на указанное имущество определяется как произведение инвентаризационной стоимости имущества и соответствующей доли (п. 2 ст. 5).

Пунктом 4 ст. 7 Федерального закона от 28.11.2009 г. N 283-ФЗ предусмотрено, что действие вышеприведенных положений пункта 7 ст. 2 и пункта 2 ст. 5 Закона N 2003-1 распространяется на правоотношения, возникшие с 1 января 2009 года.

Расчет размера налога на имущество, приведенный в апелляционном решении суда, не соответствует требованиям п. 2 ст. 5 вышеуказанного Закона, поскольку изначально необходимо определить инвентаризационную стоимость доли, к которой впоследствии применяется налоговая ставка.

Отказывая в удовлетворении требований о перерасчете размера налога на имущество за 2008 г., суд апелляционной инстанции не учел, что и до внесения изменений в Закон N 2003-1, в случае, когда имущество, признаваемое объектом налогообложения, находилось в общей долевой собственности нескольких физических лиц, налогоплательщиком в отношении этого имущества признавалось каждое из этих физических лиц соразмерно его доле в этом имуществе.

Кроме того, в соответствии со ст. 254 Гражданского процессуального кодекса РФ заявление об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего подается в суд по подсудности, установленной статьями 24 - 27 настоящего Кодекса, и подсудно районному суду.

К подсудности мирового судьи такая категория дел не отнесена (статья 23 ГПК РФ).

Наличие, наряду с обжалованием действий налогового органа, требования о перерасчете размера налога, характер спора как публично-правового не изменяет, поскольку направлено на устранение нарушенного права заявителей.

 

(надзорное производство N 44-г-65/10)

 

Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений

 

11. Запрет снятия с учета, изменения регистрационных данных, проведения государственного технического осмотра автотранспортного средства является элементом или составной частью ареста этого вида имущества.

Решением городского суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам, отказано в удовлетворении заявления Банка о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в невынесении постановления о запрете регистрационных действий с автотранспортным средством должника по исполнительному производству о наложении ареста на имущество должника.

Отказывая Банку, суд исходил из того, что законом прямо не предусмотрена обязанность судебного пристава-исполнителя принимать решение о совершении таких действий как запрет снятия с учета, изменения регистрационных данных, проведения государственного технического осмотра автомобиля. Выбор того или иного исполнительного действия относится к компетенции и усмотрению судебного пристава-исполнителя, а суд не вправе оценивать целесообразность такого решения, действия, бездействия.

Отменяя судебные постановления судов первой и второй инстанции и вынося новое решение об удовлетворении заявления банка, суд надзорной инстанции указал на существенные нарушения судами первой и второй инстанции норм материального и процессуального права.

Частями 4 и 7 статьи 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве" N 229-ФЗ от 02.10.2007 года (далее Закона) определено, что арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества, предусмотрено направление копии постановления пристава о наложении ареста в регистрирующий орган.

Исполнительные действия, которые вправе совершать судебный пристав-исполнитель в процессе исполнения требований исполнительных документов, указаны в ст. 64 Закона, в том числе указан и арест имущества. Пунктом 17 части 1 статьи 64 Закона предусмотрено право пристава совершать и иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительного документа.

Согласно установленным судом обстоятельствам и материалам исполнительного производства, эти требования Закона судебным приставом-исполнителем выполнены не были, арест имущества был произведен только в виде запрета должнику распоряжаться им, в то время как в отношении имущества, имеющего регистрацию (а автотранспортные средства зарегистрированы в ГИБДД), наложение ареста означало направление постановления о наложении ареста в регистрирующий орган.

Наложение ареста на автотранспортное средство путем направления соответствующего постановления в регистрирующий орган фактически заключается в наложении этим органом запрета на проведение регистрационных действий в отношении этого имущества, что позволяет исключить возможность его отчуждения.

О запрете на проведение регистрационных действий может быть прямо указано судебным приставом-исполнителем в самом постановлении о наложении ареста, и дополнительно к указанным действиям пристав может в соответствии с правилами ч. 4 ст. 80 Закона ограничить право пользования или изъять имущество.

Иное толкование действий пристава-исполнителя по исполнению судебного акта об аресте имущества противоречит смыслу и задачам исполнительного производства, установленным статьями 2 и 4 Федерального закона "Об исполнительном производстве" N 229-ФЗ от 02.10.2007 года.

 

(надзорное производство N 44-г-53/10)

 

12. Не является основанием для признания незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя факт превышения установленного законом для исполнения требований исполнительного документа срока при отсутствии вины судебного пристава-исполнителя в его нарушении. Возложение на судебного пристава-исполнителя обязанности исполнить требование исполнительного документа еще одним судебным решением с указанием способа исполнения не отвечает требованиям ГПК РФ.

Решением районного суда по заявлению прокурора признано незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя по исполнению требований исполнительного документа о сносе незаконной автомобильной стоянки, на судебного пристава-исполнителя возложена обязанность исполнить решение суда о прекращении эксплуатации автомобильной стоянки путем демонтажа охранной будки, сбора и вывоза щебня.

Удовлетворяя заявление прокурора, суд первой инстанции исходил из того, что в установленный законом срок требования исполнительного документа выполнены не были.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия указала, что по смыслу ст. ст. 258, 441 ГПК РФ требования об оспаривании решений и действий (бездействия) должностного лица службы судебных приставов подлежат удовлетворению судом лишь в случае установления незаконности этих решений и действий при условии нарушения ими прав, свобод либо законных интересов заявителя.

Сам по себе факт невыполнения требований исполнительного документа в установленный ч. 1 ст. 36 Федерального закона "Об исполнительном производстве" N 229-ФЗ двухмесячный срок основанием для признания незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя служить не может, поскольку необходимым условием к тому является установление вины судебного пристава-исполнителя в нарушении данного срока.

Установив из материалов дела, что судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора, произведены неоднократные выходы на место, составлены соответствующие акты, в отношении должника вынесены постановления о наложении административного штрафа, выставлены повторные требования о прекращении эксплуатации стоянки, заключен договор на проведение работ по сносу автомобильной стоянки, в рамках которого с помощью привлеченной организации убран и вывезен верхний слой земляной поверхности со щебнем, судебная коллегия не усмотрела признаков незаконного бездействия со стороны судебного пристава-исполнителя.

Признавая незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя, суд первой инстанции не указал, какие еще исполнительные действия, предусмотренные Законом "Об исполнительном производстве", не были совершены приставом.

Возлагая на судебного пристава-исполнителя обязанность исполнить решение суда о прекращении эксплуатации автомобильной стоянки с указанием способа исполнения (путем демонтажа охранной будки, сбора и вывоза щебня), суд первой инстанции не учел, что принудительное исполнение судебных актов возложено на судебных приставов-исполнителей в силу положений ст. 5 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Такое решение требованиям ст. 196, ч. 5 ст. 198 ГПК РФ не отвечает, поскольку должником судебный пристав-исполнитель не является.

Применительно к судебному приставу-исполнителю в случае установления его незаконного бездействия в судебном решении следует указывать, какие предусмотренные Федеральным законом "Об исполнительном производстве" исполнительные действия он должен совершить, а не дублировать резолютивную часть уже вынесенного и вступившего в законную силу решения, на основании которого выдавался исполнительный документ.

 

(определение судебной коллегии N 33-9357/2010)

 

Производство по делам, возникающим из земельных правоотношений

 

13. В случае оспаривания выкупа земельного участка, произведенного по основаниям ст. 36 Земельного кодекса РФ, подлежащими установлению по делу обстоятельствами в том числе являются - расположение на земельном участке объектов недвижимости, принадлежность их на праве собственности обладателю прав на земельный участок.

Решением городского суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам, истцу отказано в признании недействительным постановления Главы муниципального образования, разрешающего ответчику выкуп земельного участка из земель МО, признании недействительным заключенного между муниципальным образованием и ответчиком договора купли-продажи земельного участка.

В обоснование иска истец ссылался на отсутствие на земельном участке принадлежащих ответчику сооружений, нарушение прав истца на равный с ответчиком доступ к приобретению данного участка.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что ни оспариваемое постановление органа местного самоуправления, ни сделка купли-продажи спорного земельного участка прав и законных интересов истца не нарушают. При этом доводы о том, что находящиеся на спорном земельном участке сооружения не принадлежат ответчику и являются движимым имуществом, были отклонены судом по мотиву непредоставления истцом доказательств наличия у него каких-либо прав в отношении этих сооружений либо спорного земельного участка. С указанным выводом согласился и суд кассационной инстанции.

Отменяя состоявшиеся судебные постановления, суд надзорной инстанции указал на существенное нарушение норм материального и процессуального права.

В соответствии с п. 1 ст. 36 Земельного кодекса РФ исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений. Указанное право осуществляется гражданами и юридическими лицами в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, федеральными законами.

Исходя из анализа указанной нормы, юридическое значение для разрешения спора имеют обстоятельства, свидетельствующие о принадлежности сооружений, расположенных на спорном земельном участке, к объектам именно недвижимого имущества, что дает собственнику такого имущества право на приватизацию земельного участка.

Указанные обстоятельства имеют значение для правильного разрешения спора, поскольку от установления того, какие объекты (движимого или недвижимого имущества) расположены на спорном земельном участке, зависит определение правовой природы спорных правоотношений и применение к ним положений ст. 36 Земельного кодекса РФ либо ст. 34 Земельного кодекса РФ, которая определяет порядок предоставления земельных участков, находящихся в муниципальной собственности, для целей, не связанных со строительством.

В соответствии с ч. 2 ст. 34 Земельного кодекса РФ заявление о предоставлении земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, для целей, не связанных со строительством, подается заинтересованным лицом в исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные ст. 29 настоящего Кодекса. Анализируя положения указанной правовой нормы, можно сделать, вывод о том, что участие в приобретении земельного участка для целей, не связанных со строительством, может принять любой потенциальный покупатель, в том числе и истец, который оспаривал ненормативный правовой акт и как физическое лицо.

В нарушение требований ст. ст. 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судом первой и кассационной инстанции оценка указанным доказательствам дана не была, обстоятельства, касающиеся отнесения объектов, расположенных на спорном земельном участке, к движимому либо недвижимому имуществу не выяснены, характер спорных правоотношений не определен.

 

(надзорное производство N 44-г-64/10)

 

Производство по делам, возникающим из жилищных правоотношений

 

14. Обязанность по оплате коммунальных услуг возникает у лица с момента поступления имущества в его фактическое владение и пользование.

Решением мирового судьи удовлетворены исковые требования управляющей компании о взыскании с ответчиков задолженности по оплате коммунальных услуг с момента передачи жилого помещения ответчикам.

Апелляционным решением районного суда решение мирового судьи в части определения размера задолженности по оплате коммунальных услуг, пеней изменено, взысканная сумма уменьшена.

Не соглашаясь с выводами мирового судьи, суд апелляционной инстанции, сославшись на ст. 210 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что обязанность по оплате коммунальных услуг возникла у ответчиков не с момента передачи им квартиры в 2006 году до подписания договора купли-продажи, а только с марта 2008 года - момента подписания договора купли-продажи квартиры.

Отменяя апелляционное решение, суд надзорной инстанции указал на отсутствие судебной оценки сложившихся между сторонами правоотношений в период фактического пользования ответчиками жилым помещением до марта 2008 года, в то время как обязанность оплачивать коммунальные услуги возникает не только из факта приобретения квартиры в собственность.

Согласно статье 8 Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" передача объекта долевого строительства застройщиком и принятие его участником долевого строительства осуществляются по подписываемому сторонами передаточному акту или иному документу о передаче. Передача объекта долевого строительства осуществляется не ранее чем после получения в установленном порядке разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости. Обязательства застройщика считаются исполненными с момента подписания сторонами передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства (статья 12 названного Закона).

Участник долевого строительства фактически владеет, пользуется построенным объектом недвижимости с момента подписания передаточного акта, то есть только с этого момента фактически осуществляет права и обязанности собственника, указанные в статьях 209 - 210 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поскольку из материалов дела следовало, что дом введен в эксплуатацию в 2006 году, квартира фактически передана ответчикам по акту приема-передачи от августа 2006 года, лицевой счет по оплате коммунальных платежей открыт в декабре 2006 года, а в феврале 2007 года произведена первая оплата коммунальных услуг, вывод о необоснованности начисления коммунальных услуг до момента подписания договора купли-продажи (до марта 2008 года) является неверным.

 

(надзорное производство 44-г-61/10)

 

Процессуальные вопросы

 

15. Право стороны представить доказательства обстоятельств, на которых основаны ее требования или возражения, гарантировано обязанностью суда оказывать содействие в собирании и истребовании доказательств, если представление необходимых доказательств для стороны затруднительно. При этом, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, а подлежат оценке все вместе и каждое в отдельности - всесторонне, полно и объективно.

Решением суда первой инстанции удовлетворены требования истицы об установлении отцовства и взыскании алиментов на содержание ребенка (2009 года рождения).

Разрешая спор, суд исходил из доказанности отцовства ответчика в отношении дочери истицы пояснениями опрошенных в судебном заседании свидетелей, в то время как ответчик, возражая против иска, настаивал на проведении судебно-медицинской генетической экспертизы.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала на существенное нарушение норм процессуального законодательства.

Статьями 56 и 57 ГПК РФ обязанность представлять доказательства возложена на стороны, а на суд - обязанность оказать содействие в собирании и истребовании необходимых доказательств, представление которых для стороны затруднительно.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных познаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 9 от 25 октября 1996 г. "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов" предусматривает, что в целях установления отцовства суд может в необходимых случаях назначать экспертизу. Заключение экспертизы по вопросу о происхождении ребенка, в силу части 3 статьи 86 ГПК РФ, является одним из доказательств, которое должно быть оценено судом в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами (пункт 6).

Несмотря на то, что ответчик просил о назначении экспертизы, экспертиза в нарушение положений ст. 79 ГПК РФ судом не назначена, вопросы, подлежащие разрешению при ее проведении, судом не обсуждены и не определены. Это лишило ответчика возможности представить доказательство своих возражений, которое подлежало оценке судом в совокупности с объяснениями свидетелей.

 

(определение судебной коллегии N 33-8676/2010)

 

16. Орган государственной власти субъекта Российской Федерации, выступая в судах общей юрисдикции в качестве истца или ответчика, от уплаты государственной пошлины освобожден.

Решением районного суда в связи с удовлетворением иска служащего о взыскании расходов на проезд к месту проведения отпуска с ответчика - Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий по Челябинской области взыскана государственная пошлина в доход бюджета.

Отменяя решение суда в части взыскания государственной пошлины и отказывая в иске, судебная коллегия указала на нарушение норм права.

Так, в силу положений пп. 19 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ государственные органы, выступающие по делам в судах общей юрисдикции в качестве истцов или ответчиков, от уплаты государственной пошлины освобождаются.

Согласно п. 1 ст. 11 Налогового кодекса РФ институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в Налоговом кодексе РФ, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 1 Федерального закона от 9 февраля 2009 года N 8-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления" государственные органы - это органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и иные государственные органы, образуемые в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации.

Таким образом, ГУ МЧС РФ по Челябинской области, являясь государственным органом субъекта Российской Федерации, выступая в судах общей юрисдикции в качестве истца или ответчика, от уплаты государственной пошлины освобождено.

 

(определение судебной коллегии N 33-7071/2010)

 

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

 

Вопрос 1: Правомерно ли взимание банком в рамках кредитного договора комиссии (платы) за открытие и (или) ведение (обслуживание) ссудного счета с граждан и организаций, и если взимание такой комиссии неправомерно, то может ли суд по своей инициативе при отсутствии встречного иска или возражений заемщика признать данное условие кредитного договора ничтожным и отказать в удовлетворении заявленных требований банка о взыскании задолженности по кредитному договору в этой части?

Ответ: Поскольку установление банком в рамках кредитного договора комиссии (платы) за открытие и ведение ссудного счета, за предоставление (организацию) кредита нормами ГК РФ, Законом о защите прав потребителей, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не предусмотрено, то взимание банком такой суммы применительно к пункту 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей ущемляет установленные Законом права потребителей.

Соответственно, условия кредитного договора об установлении такой платы являются недействительными, поскольку противоречат требованиям гражданского законодательства. Последствия недействительности договора в этой части суд вправе применить как по требованию заинтересованного лица, так и по своей инициативе (ст. ст. 166, 167, 168 ГК РФ.)

Суд вправе по своей инициативе при отсутствии встречного иска или возражений заемщика признать данное условие кредитного договора ничтожным и отказать в удовлетворении заявленных требований банка о взыскании задолженности по кредитному договору в этой части.

При этом следует помнить, что указанные положения касаются только физических лиц. К взаимоотношениям банка и юридических лиц правовой режим, установленный Законом о защите прав потребителей, применению не подлежит. Субъекты предпринимательской деятельности вправе самостоятельно определять платежи, связанные с кредитным договором, в силу принципа свободы договора и несения риска предпринимательской деятельности, в том числе в части установления комиссионных платежей за ведение ссудного счета.

Следует также отличать комиссии за открытие и ведение ссудного счета, предоставление кредита от обоснованно установленной платы за другие оказанные банком услуги, в частности при открытии и ведении банковского счета, предназначенного не только для выдачи кредита, при выпуске и обслуживании кредитной карты. Приведенные выше положения к правоотношениям о взыскании такой оплаты применению не подлежат, следует руководствоваться положениями договоров об оказании соответствующей банковской услуги.

Одновременно нужно иметь в виду возможность намеренного наименования банком операций по открытию и ведению ссудного счета как иных, подлежащих оплате, банковских услуг (например - открытие и ведение банковского счета), в связи с чем вывод о характере оказанной услуги и праве банка на получение оплаты за нее следует делать после тщательного анализа правоотношений и действий сторон в рамках заключенного договора.

К требованиям о применении последствий недействительности кредитного договора в части условия о взимании комиссии подлежит применению установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ трехлетний срок исковой давности, течение которого начинается со дня начала исполнения сделки. При уплате комиссии ежемесячными платежами срок исковой давности подлежит исчислению по каждому платежу самостоятельно.

 

Вопрос 2: Может ли являться основанием для признания возникшего при жизни гражданина в порядке приватизации права собственности на квартиру выражение воли наследодателя на приобретение квартиры в собственность путем выдачи доверенностей на приватизацию, получения части документов для приватизации, устные заявления в разговорах с родственниками и знакомыми о необходимости и желании приватизировать жилое помещение и т.п. без его обращения при жизни с соответствующим заявлением и необходимыми документами в уполномоченный орган?

Ответ: Как следует из разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в пункте 8 Постановления "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" N 8 от 24.08.1993 г., если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до регистрации такого договора, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу, необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Однако длительное время судебная практика складывалась таким образом, что требования наследников удовлетворялись и в том случае, если наследодатель выразил волю на приватизацию жилого помещения, например в виде выдачи доверенности, и умер до подачи заявления о приватизации и необходимых документов.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, изложенной в Постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 30.12.2009 г. N 56пв09, не допустимо нарушение единства судебной практики, а также публичных интересов, предполагающих в том числе необходимость единообразного толкования и применения судами на всей территории Российской Федерации закона при рассмотрении и разрешении гражданских дел одной категории.

Поскольку указанным Постановлением возможность включения жилого помещения в наследственную массу по требованию наследника допускается лишь в случае подачи наследодателем заявления о приватизации со всеми необходимыми для этого документами, то другие способы выражения наследодателем воли на приватизацию жилого помещения (выдача доверенностей на приватизацию, получение части документов для приватизации, устные заявления в разговорах с родственниками и знакомыми о необходимости и желании приватизировать жилое помещение и т.п.) без его обращения при жизни с соответствующим заявлением и необходимыми документами в уполномоченный орган правового значения не имеют и основанием для включения в наследственную массу после смерти наследодателя занимаемого им по договору социального найма жилого помещения являться не могут.

Однако, если судом будет установлен факт необоснованного отказа компетентным органом в принятии от наследодателя заявления о приватизации со всеми необходимыми для этого документами, то само по себе отсутствие заявления при таких обстоятельствах не может служить основанием к отказу в удовлетворении исковых требований наследников

 

(определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ

от 27 апреля 2010 года N 5-В10-12

 

Вопрос 3: Какие определения районных (городских) судов и мировых судей не подлежат обжалованию в апелляционном, кассационном порядке?

Ответ: Правила обжалования определений суда первой инстанции содержатся в ст. ст. 331, 371 ГПК РФ и предусматривают возможность обжалования, если: 1) это предусмотрено ГПК РФ и 2) если определение исключает возможность дальнейшего движения дела. Перечень определений, не подлежащих обжалованию, законом не определен. Однако, руководствуясь указанными правовыми нормами, можно сделать вывод, что не подлежат обжалованию, например:

1. Любые определения, вынесенные районным (городским) судом в качестве суда апелляционной инстанции.

2. Определения об отказе в отмене заочного решения (обзор Челябинского областного суда II квартал 2009 года).

3. Определения об отклонении замечаний на протокол судебного заседания (определение Верховного Суда РФ от 30.03.2010 г. N 1-Г10-3).

4. Определения об оставлении гражданского дела без рассмотрения по основаниям, предусмотренным абз. 7 и 8 ст. 222 ГПК РФ (Постановление Пленума ВС РФ от 26.06.2008 г. N 13). Может быть обжаловано лишь определение об отказе в отмене таких определений. Однако при этом не могут быть возвращены частные жалобы на определения об оставлении гражданского дела без рассмотрения, в которых в качестве основания для его отмены указано на нарушение судом первой инстанции правил об извещении, такая частная жалоба принимается и назначается для рассмотрения судом второй инстанции.

5. Определения об отказе в принятии встречного искового заявления, если такой отказ суда первой инстанции основан на положениях ст. 138 ГПК РФ.

6. Определения об отказе в принятии дополнительного искового заявления для совместного рассмотрения с первоначальным иском, если основанием к отказу в принятии не явились обстоятельства, указанные в ст. 134 ГПК РФ.

7. Определения об отказе в приостановлении производства по гражданскому делу.

8. Определения о возобновлении исполнительного производства.

9. Определения об отказе в прекращении производства по делу.

10. Определения об отказе в передаче дела для рассмотрения в арбитражный суд.

11. Определения об отказе или удовлетворении заявлений об отводах.

12. Определения о назначении (отказе в назначении) судебных экспертиз по существу экспертизы (такие определения могут быть обжалованы только в части приостановления производства по делу и в части распределения судебных расходов).

13. Определения о соединении, разъединении исковых требований, о выделении требований в отдельное производство.

14. Определения о приобщении либо об отказе в приобщении к материалам дела доказательств.

15. Определения о продлении назначенного судом процессуального срока.

16. Определения о возбуждении гражданского дела.

17. Определения о допуске (привлечении) или об отказе в допуске в процесс третьего лица без самостоятельных исковых требований, кроме определений о признании либо об отказе в признании третьими лицами с самостоятельными требованиями. В соответствии со ст. 42 ГПК РФ на такое определение может быть подана частная жалоба. По ранее действовавшему процессуальному законодательству определение об отказе в признании третьим лицом не было объектом самостоятельного обжалования.

18. Судебный приказ мирового судьи, определение об отмене судебного приказа. Может быть обжаловано лишь определение об отказе в принятии заявления о выдаче судебного приказа.

 

Вопрос 4: Имеет ли наследник, отказавшийся от обязательной доли в наследственном имуществе (при наличии у него права на обязательную долю), право наследовать в случае признания завещания недействительным?

Ответ: Поскольку в силу ст. 1149 Гражданского кодекса Российской Федерации вопрос о праве на обязательную долю в наследственном имуществе возникает только при наличии завещания, то при признании завещания недействительным ранее выраженный отказ наследника от обязательной доли в наследстве утрачивает силу. И в этом случае такой наследник имеет право на наследование по закону.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь