Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 октября 2010 г. по делу N 22-4904/2010

 

Судья Сабельфельд А.В.

Докладчик Кощеева Н.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    Председательствующего     Кощеевой Н.А.

    Судей                     Бондаренко Е.В., Ситниковой Л.М.

    При секретаре             Т.

рассмотрела в судебном заседании от 11 октября 2010 года кассационные жалобы осужденного Р.О., адвоката Патерик А.О. на приговор Федерального суда общей юрисдикции Кировского района г. Новосибирска от 11 июня 2010 года, которым

Р.О.

Осужден по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Приговором суда Р.О. признан виновным и осужден за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере (героина, массой не менее 105 гр)

Преступление им совершено 17.11.2009 г. на территории Кировского района г. Новосибирска, при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

Заслушав доклад судьи областного суда Кощеевой Н.А., мнение осужденного Р.О., поддержавшего жалобу, выступление адвоката Патерик А.О., мнение прокурора Валовой Е.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденный Р.О. не согласен с приговором суда, указывает, что он на протяжении длительного времени употребляет наркотические средства, 17.11.09 г. был задержан с наркотическим средством, приобретенным им для личного потребления.

Считает, что в его действиях содержится состав преступления, предусмотренный ст. 228 ч. 2 УК РФ.

Поступившая информация в УФСКН не может являться допустимым доказательством, поскольку ее источник не установлен.

В ходе обыска его жилища не были обнаружены весы либо иные предметы, предназначенные для фасовки наркотика, на смывах с ладоней рук наркотиков не обнаружено.

Суд сделал необоснованный вывод о том, что он не мог употреблять наркотики в машине, в связи с отсутствием ключей, хотя на изъятой связке ключей был ключ от автомобиля.

Осужденный не согласен с оценкой суда в отношении его заработной платы, указывает, что у него была возможность приобрести изъятое у него наркотическое средство на заработанные законным путем деньги.

В дополнительной кассационной жалобе Р.О. ссылается на то, что суд необоснованно сослался на оперативную информацию, что не может являться допустимым доказательством.

Также суд указал, что у него (Р.О.) был умысел на сбыт наркотических средств, но лицо, которому он хотел сбыть наркотики, не установлено, что, по мнению осужденного, является противоречивым выводом суда.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) адвокат Патерик А.О. ставит вопрос об отмене приговора в отношении Р.О., считает его незаконным, необоснованным и несправедливым.

Указывает, что Р.О. хранил наркотическое средство для личного употребления, у него отсутствовал умысел на его распространение, что подтверждается его категоричными показаниями в судебном заседании, а также показаниями Р. о том, что ее сын употребляет наркотики, покупает сразу много и хранит вне дома.

Суд в основу обвинения положил показания свидетеля М., сотрудника УФСКН РФ о том, что в отношении Р.О. имелась оперативная информация, что он занимается сбытом наркотических средств, однако доказательств подтверждающих данную информацию не представлено.

Суд необоснованно сослался на данные журнала учета агентурных сообщений, а также на дело оперативного учета, поскольку, по мнению адвоката содержащаяся в них информация не свидетельствует о том, что именно Р.О. сбывал наркотические средства.

Свидетели Д. и Р1 подтвердили лишь факт обнаружения и изъятия у Р.О. наркотических средств.

Количество изъятых наркотических средств не может подтверждать умысел Р.О. на их сбыт, поскольку должна быть совокупность других данных свидетельствующих о цели сбыта.

Согласно справке нарколога Р.О. страдает опийной зависимостью 2 стадии, из пояснений Р.О. следует, что он нуждается в значительных и ежедневных дозах.

По мнению адвоката, выводы суда о том, что Р.О. в связи с отсутствием у него ключей от машины не мог в ней употребить наркотики, а изъятые у него ключи предназначались для квартиры, несостоятельны и предположительны, поскольку ключи в судебном заседании не обозревались.

При назначении наказания судом не было учтено, что Р.О. работал, по месту работы положительно характеризовался, он один воспитывает ребенка-инвалида, мать дочери лишена родительских прав, также на иждивении Р.О. находится нетрудоспособная мать, что может быть учтено в качестве смягчающих обстоятельств.

Адвокат полагает, что суд неверно пришел к выводу, назначая наказание Р.О., что оснований для применения ст. ст. 73 и 64 УК РФ не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив кассационных жалоб осужденного и адвоката, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Р.О. подтверждается совокупностью доказательств собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, которым дана надлежащая оценка.

Доводы осужденного и адвоката об отсутствии у Р.О. умысла на сбыт наркотических средств были предметом проверки, однако не нашли своего подтверждения и обоснованно опровергнуты судом исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Так, согласно показаниям свидетеля М. в УФСКН поступила оперативная информация о том, что Р.О. занимается незаконным сбытом наркотического средства героина и что 17.11.09 г. будет находиться в районе ул. С. с целью сбыта героина в особо крупном размере.

С целью проверки данной информации он в составе оперативной группы прибыли к дому N хх по ул. С., через некоторое время из подъезда указанного дома вышел Р.О., который шел, нервничая и с опаской осматриваясь по сторонам.

Они задержали Р.О. и доставили в здание УФСКН РФ, где в присутствии понятых досмотрели и обнаружили в левом кармане трико полимерный сверток с порошкообразным веществом бежевого цвета. Р.О. пояснил, что данное наркотическое вещество он приобрел для личного потребления. Кроме того, в ходе личного досмотра были изъяты денежные средства, мобильный телефон и ключи от квартиры.

Из показаний свидетелей Д. и Р1 следует, что они были приглашены в качестве понятых в здание УФСКН, где в их присутствии был досмотрен Р.О., у которого в левом кармане трико был обнаружен и изъят полимерный сверток с порошкообразным веществом бежевого цвета. По поводу изъятого Р.О. пояснил, что героин для личного потребления.

Достоверность показаний данных свидетелей не вызывает сомнений, поскольку ранее они Р.О. лично не знали, неприязненных отношений между ними не возникло, а потому причин для оговора не было, не приведены основания для оговора и в кассационных жалобах.

Каких-либо изъятий, запрещающих допрашивать работников правоохранительных органов, закон не содержит.

Показания М. относительно того, что Р.О. является сбытчиком наркотических средств, судом как следует из материалов дела, проверялись и подтвердились ответом начальника УФСКН РФ по Новосибирской области И.

Как следует из указанного ответа, в журнале учета агентурных сообщений и в деле оперативного учета в отношении Р.О. имеется оперативная информация о незаконном сбыте Р.О. наркотических средств, первичная информация поступила 28.10.09 г., для проверки которой 10.11.09 г. была заведена подборка оперативной информации, подтверждающая информация поступила 14.11.09 г.

Что касается ссылок осужденного и адвоката на то, что судом не был установлен источник получения оперативной информации, то они не могут быть признаны состоятельными. Поскольку сведения о лицах, оказывающих содействие оперативным подразделениям органов ФСКН конфиденциальны, и в соответствии с ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", такие сведения могут быть разглашены только с согласия данных лиц, как следует из материалов дела, такого согласия от них не получено.

Вместе с тем, сомневаться в полученной информации от конфиденциальных источников, у суда не было, а потому суд обоснованно сослался на представленные оперативные данные начальником УФСКН РФ по НСО.

Объективно вина Р.О. подтверждается протоколом его досмотра, согласно которому у него обнаружено и изъято из кармана трико полимерный сверток с порошкообразным веществом бежевого цвета, деньги, телефон "Нокиа", ключи от квартиры (л. д. 12 - 13); справкой об исследовании, согласно которой вещество, изъятое у Р.О., является наркотическим средством героин, массой 105 гр (л. д. 16 - 17); заключением эксперта о том, что вещество, изъятое в ходе личного досмотра Р.О. является наркотическим средством героином, массой 104,9 гр (л. д. 22. 23)

Все доказательства, будучи оцененными в совокупности, обоснованно и мотивированно признаны судом первой инстанции как подтверждающие наличие у Р.О. умысла на приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

Показания Р.О. о том, что у него имелась финансовая возможность приобрести наркотические средства в большом количестве для личного потребления, приведены в приговоре, оценены в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ и обоснованно отвергнуты с приведением убедительных мотивов.

Кроме того, материалы дела не содержат объективных данных, подтверждающих наличие у Р.О. какого-либо заработка или иного дохода, в материалах дела имеются только сведения о размере пенсии его матери.

С учетом количества изъятого у Р.О. наркотического средства - героина, а именно массой не менее 105 гр, поступавшей в отношении Р.О. оперативной информации, о том, что он занимается сбытом наркотических средств, и которая подтвердилась 14.11.09 г., а также с учетом того, что изъятое у осужденного наркотическое средство в несколько десятков раз превышает его разовую дозу потребления героина, то выводы суда о том, что Р.О. имел цель сбыта наркотических средств в особо крупном размере, являются верными.

Вопреки утверждениям осужденного, материалы дела не содержат данных о том, что он нуждается в ежедневных значительных дозах героина, из справки нарколога, на которую ссылается он и адвокат, таких данных не следует. Кроме того, указанная справка нарколога о том, что Р.О. страдает синдромом опийной зависимости (л. д. 112), не ставит под сомнение совокупность других доказательств, исследованных судом и приведенных в приговоре, свидетельствующих о цели сбыта Р.О. наркотического средства.

Не содержат предположений и выводы суда о том, что Р.О. не мог употребить имевшиеся при нем наркотики в машине в связи с отсутствием при себе ключей от машины, как утверждают осужденный и адвокат в жалобе.

К данным выводам суд пришел исходя из протокола личного досмотра Р.О., согласно которому у него были изъяты ключи только квартиры, каких-либо возражений или уточнений от Р.О., как видно из протокола относительно изъятых у него ключей не поступило. Кроме того, согласно расписке матери Р.О. - Р., она получила от следователя также три ключа от квартиры.

Таким образом, данных о том, что у Р.О. имелись какие-либо другие ключи, в том числе от машины, материалы дела не содержат, а потому суд сделал правильный вывод об отсутствии у Р.О. возможности употребить имевшийся при нем наркотик в машине.

Надлежащую оценку суда получили в приговоре и показания свидетеля Р., матери осужденного, они обоснованно и мотивированно признаны судом достоверными только в части не противоречащей другим доказательства по делу.

Ссылки осужденного на отсутствие в его квартире приспособлений к расфасовке героина и на отсутствие на его руках следов наркотических средств, не являются основанием к отмене приговора, так как не порочат вышеперечисленные доказательства. Свой вывод о виновности Р.О. в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, суд сделал на основании других доказательств, которые обоснованно признал не только достоверными, но и достаточными для указанной квалификации.

Вопреки доводам осужденного, выводы суда не содержат каких-либо противоречий относительно квалификаций действий Р.О., как приготовления к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

При этом суд исходил из того, что Р.О. был задержан сотрудниками УФСКН с наркотическим средством, следовательно, не были известны лица, которым он намеревался сбыть находившийся при нем героин, то его действия правильно квалифицированы именно как приготовление к совершению вышеуказанного преступления.

Тщательно исследовав обстоятельства дела, правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Р.О. в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, которое не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Действия Р.О. судом правильно квалифицированы по ст. 30 ч. 1 ст. 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ, по указанным в приговоре суда признакам.

Наказание Р.О. назначено справедливое в минимальных пределах, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному, с учетом данных о личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

При назначении наказания данные о личности осужденного как видно из приговора учитывались судом, в том, числе, что он работает, и что он положительно характеризуется, суду было известно из материалов дела.

Также Р.О. были учтены все смягчающие наказание обстоятельства, в том числе нахождение на его иждивении ребенка-инвалида, на что обращает внимание адвокат в жалобе.

Вместе с тем, утверждения адвоката о том, что мать ребенка лишена родительских прав не основаны на материалах дела, в которых отсутствуют такие сведения.

Кроме того, мать Р.О., вопреки доводам адвоката не находилась и не находится на его иждивении, а является пенсионером и получает, как следует из материалов дела пенсию (л. д. 122).

Выводы суда об отсутствии оснований для применения правил ст. ст. 73 и 64 УК РФ мотивированы в приговоре, с ними нет оснований не согласиться и судебной коллегии.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора из материалов дела не усматривается.

При таких данных, кассационные жалобы осужденного и адвоката удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Федерального суда общей юрисдикции Кировского района г. Новосибирска от 11 июня 2010 года в отношении Р.О. оставить без изменения.

Кассационные жалобы осужденного Р.О., адвоката Патерик А.О. оставить - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь