Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 октября 2010 г. по делу N 22-4935/2010

 

Судья Темирсултанов И.Ю.

Докладчик Ситникова Л.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    Председательствующего: Кощеевой Н.А.

    Судей областного суда: Ситниковой Л.М., Бондаренко Е.В.

    При секретаре:         Т.

рассмотрела в судебном заседании "11" октября 2010 года кассационные жалобы потерпевшего Б.А., адвоката Морозовой А.П. в защиту осужденного С. на приговор Федерального суда общей юрисдикции Октябрьского района г. Новосибирска от 12 августа 2010 года, которым

С., ранее судимый,

осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к наказанию в виде 9 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Приговором суда С. признан виновным и осужден за разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступление совершено С. в группе с П. 22 февраля 2009 года на территории Октябрьского района г. Новосибирска при обстоятельствах, установленных приговором суда.

Подсудимый С. в судебном заседании вину в совершении указанного преступления не признал.

По делу также осужден П., приговор, в отношении которого не обжалуется.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Ситниковой Л.М., объяснения адвоката Морозовой А.П., поддержавшей доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Валовой Е.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе потерпевший Б.А. просит приговор суда в отношении С. отменить как чрезмерно суровый, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В обоснование жалобы потерпевший указывает, что С. в отношении него нож не применял, тяжкий вред ему причинил П.

К его первоначальным показаниям на следствии суду следовало отнестись критически, поскольку он находился в больнице, плохо помнил события произошедшего, говорил, что ходил в кино, хотя такого не было, говорил о двух ножах, так как предположил, что поскольку ему нанесено много ран, значит били ножом двое, точно сказать, кто бил ножом, не мог, так как не помнил, позже вспомнил, что П. ударил его ножом несколько раз.

В кассационной жалобе адвокат Морозова А.П. в защиту осужденного С. просит приговор суда в отношении С. изменить, переквалифицировать действия осужденного на ч. 1 ст. 116 УК РФ, смягчить назначенное наказание.

По доводам жалобы адвоката доказательств виновности С. в разбойном нападении не добыто, квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору не нашел своего подтверждения, судом не дана надлежащая оценка доказательствам, положенным в основу обвинительного приговора.

Так, осужденный С. вину в разбойном нападении на потерпевшего не признал, показал, что только разнимал П. и потерпевшего, мог ударить потерпевшего, ножа у С. не было, в сговор с П. на совершение разбойного нападения с применением ножа в отношении потерпевшего не вступал, потерпевшего ранее не знали.

Кроме того, осужденный П. также отрицал сговор на совершение разбоя, в суде утверждал, что ударил потерпевшего три-четыре раза на почве ссоры, нож был у него, у С. ножа не было.

Первоначальные показания П. являются недопустимым доказательством, поскольку даны, со слов осужденного, в состоянии наркотического опьянения.

Потерпевший в суде также пояснил, что ножа у С. не видел, его ударил ножом П.

Свидетели Щ. и Г. также пояснили, что ножа у С. не видели. Щ. видел кровь на руках у П.

Согласно заключению экспертизы на одежде П. обнаружена кровь потерпевшего.

Судом не учтены те обстоятельства, что у С. изъято несколько ножей из дома, но отпечатков пальцев на них не обнаружено, на смывах рук, куртке С. кровь не обнаружена.

Положив в основу приговора первоначальные показания потерпевшего и показания П., суд не принял во внимание пояснения потерпевшего в суде о том, что тот давал показания в болезненном состоянии, так как находился в реанимации в течение недели, плохо помнил события, предположил, что если нанесено несколько ран, то ножом бил не один.

Согласно протоколу опознания П. потерпевший пояснил, что кто наносил удары ножом, не помнит, при опознании С. потерпевший также утверждал об этом.

Суд необоснованно указал в приговоре, что при опознании С. потерпевший утверждал, что парни нанесли тому несколько ножевых ранений.

В основу приговора необоснованно положены показания свидетеля Ф., которые противоречат показаниям потерпевшего, показания матери потерпевшего.

По мнению адвоката, в действиях осужденного С. усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшего Б.А., адвоката Морозовой А.П. в защиту осужденного С. государственный обвинитель, участвовавшая в судебном разбирательстве, Клековкина К.В. полагает приговор суда законным и обоснованным, а в части назначенного наказания - справедливым, просит оставить его без изменения, а кассационные жалобы потерпевшего и адвоката - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб потерпевшего Б.А., адвоката Морозовой А.П. в защиту осужденного С., судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность С. в разбойном нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Судом первой инстанции были тщательно проверены все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, в том числе и те доказательства, на которые обращает внимание в кассационных жалобах потерпевший, защитник.

Все доказательства, положенные в основу приговора являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Вопросы о допустимости доказательств, на которые ссылаются потерпевший, защитник в жалобах, являлись предметом тщательной проверки суда первой инстанции.

Исследованным в судебном заседании доказательствам, в том числе тем, на которые ссылаются в жалобах адвокат Морозова, потерпевший Б.А. судом в приговоре дана надлежащая оценка, не согласиться с которой у судебной коллегии нет оснований.

Все заявленные в ходе судебного разбирательства дела ходатайства, ставились на обсуждение сторон и по результатам их рассмотрения судом выносились законные и обоснованные постановления.

Доводы кассационной жалобы адвоката о невиновности С. в совершенном преступлении и переквалификации его действий на ч. 1 ст. 116 УК РФ, необоснованны, противоречат имеющимся в деле доказательствам, а поэтому ее доводы нельзя признать состоятельными.

Так, осужденный П. в ходе предварительного следствия, его показания в качестве подозреваемого в присутствии адвоката исследовались судом в порядке ст. 276 УПК РФ, пояснял, что между ними с С. и Б.А. возникла ссора, которая переросла в драку, они вместе с С. наносили удары Б.А. по различным частям тела. Затем они сели на лежащего Б.А., он стал обыскивать карманы одежды Б.А., но ничего не обнаружил. Когда Б.А. падал, у него выпал из кармана сотовый телефон, который он забрал. Видел, что С. приставлял к шее Б.А. нож, затем, когда к ним подошли незнакомые парень и девушка, они с С. ушли.

Потерпевший Б.А. в ходе предварительного следствия, его показания исследовались судом в порядке ст. 281 УПК РФ, пояснял, что 22 февраля 2009 года около 23 часов возвращался домой, навстречу ему шли двое незнакомых парней. Кто-то из парней потребовал у него деньги и сотовый телефон, пригрозив, в случае отказа, убить его, так как они наркоманы и им нужны деньги на дозу. После чего, парень N 1, как было установлено П., ударил его ножом в правый бок, а парень N 2, как было установлено С., ударил его ножом в шею с левой стороны, в результате чего он упал на снег. Затем парни несколько раз нанесли ему удары ножами по туловищу, С. подставил к горлу нож, потребовал передать им деньги и сотовый телефон. После этого парни вытащили у него брючный ремень, и кто-то из них вытащил из кармана брюк сотовый телефон. В это время из дома вышли мужчина и женщина, парни убежали, затем его увезла скорая помощь.

Потерпевший Б.А. при опознании С. также пояснял, что С. с другим парнем напали на него, нанесли несколько ножевых ранений, похитили брючный ремень и сотовый телефон, действовали парни совместно и согласованно, вместе наносили удары по различным частям тела.

Показания осужденного П., потерпевшего Б.А. в данной части подтверждаются показаниями свидетелей:

- Б.Л. в судебном заседании о том, что со слов сына Б.А. ей известно, что 22 февраля 2009 года вечером, когда он возвращался домой, то двое незнакомых парней нанесли ему несколько ножевых ранений и похитили сотовый телефон и брючный ремень;

- Ф. в судебном заседании о том, что 20 марта 2009 года участвовал в качестве понятого при опознании потерпевшим осужденного С., Б.А. пояснял, что именно С., совместно с другим парнем 22 февраля 2009 года около 23 часов, нанесли ему несколько ножевых ударов и похитили сотовый телефон, брючный ремень.

Судом обоснованно признаны показания указанных лиц достоверными, поскольку они последовательны, согласуются между собой, не противоречат другим исследованным и приведенным в приговоре доказательствам, у судебной коллегии не имеется оснований сомневаться в достоверности показаний указанных лиц, поэтому доводы потерпевшего, адвоката в жалобах, являются необоснованными. Кроме того, противоречий в показаниях указанных лиц, в том числе в показаниях свидетелей Ф., Б.Л., вопреки доводам жалобы адвоката, не имеется, им дана надлежащая правовая оценка. Свидетели Ф., Б.Л. были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Б.Л. также было разъяснено право, отказаться свидетельствовать против своего сына.

Ссылки в жалобах адвоката, потерпевшего, на то, что Б.А. давал первоначальные показания в болезненном состоянии, а П. давал первоначальные показания в наркотическом опьянении, С. в отношении потерпевшего нож не применял, были предметом судебного разбирательства суда первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка, они мотивированно были отвергнуты, поэтому доводы потерпевшего, адвоката в этой части являются несостоятельными. В частности, из материалов дела следует, что осужденный П. давал первоначальные показания в присутствии адвоката, замечаний на протокол допроса ни он, ни адвокат не подавали.

Вопреки доводам адвоката, не имеется оснований сомневаться в достоверности первоначальных показаний потерпевшего Б.А., поскольку они последовательны, правдивы, были подтверждены им при опознании С., поэтому обоснованно признаны судом достоверными, не противоречат другим, приведенным в приговоре доказательствам.

Обоснованно в качестве доказательства судом приведены:

- протокол опознания потерпевшим Б.А. - С., как парня, который 22 февраля 2009 года около 23 часов совместно с другим парнем напали на него, нанесли несколько ножевых ранений и похитили сотовый телефон, брючный ремень. Парни действовали совместно и согласованно, вместе наносили удары по различным частям тела;

- протоколы опознания свидетелями Щ., Г. - П., С., которые 22 февраля 2009 года около 22 часов 40 минут сидели возле лежащего парня на снегу, у С. в руках был черный ремень;

- заключение эксперта N 760 от 22 мая 2009 года, согласно которому на куртке, кофте и фуфайке Б.А. имеются колото-резаные повреждения, образованные колюще-режущего предмета типа клинка ножа, в том числе и изъятого у С.;

- заключение судебно-медицинского эксперта N 2235 от 12 мая 2009 года о том, что у Б.А. имелись телесные повреждения: рана на передней боковой поверхности шеи слева, которая расценивается как легкий вред здоровью; раны: на передней поверхности грудной клетки справа в 4-м межреберье по среднеключичной линии, на передней поверхности грудной клетки справа в 6-м межреберье по переднеключичной линии, на боковой поверхности грудной клетки справа в 5-м межреберье по переднеподмышечной линии, на боковой поверхности грудной клетки справа в 7-м межреберье по среднеподмышечной линии, проникающие в грудную и брюшную полости, с ранением ткани правого легкого (3) и явлениями гемопневмоторакса (скопление крови и воздуха в правой половине грудной клетки) с ранением диафрагмы и фрагмальной поверхности печени с явлениями гемоперитонеума (скопление крови в брюшной полости), которые по своему характеру непосредственно создают угрозу для жизни человека, и расценивается как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; а также рана на правой кисти, не оценивающаяся как вред здоровью. Указанные телесные повреждения образовались 22 февраля 2009 года и не могли образоваться в результате падения с высоты собственного роста.

Данные заключения экспертов, а также и другие, приведенные в приговоре, назначены и проведены в соответствии с требованиями закона и утвержденными методиками. Эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, они имеют специальные познания, достаточный стаж по специальности.

Заключения указанных экспертиз правомерно признаны судом допустимыми доказательствами и обоснованно положены в основу обвинительного приговора.

Суд правомерно сослался в приговоре на протоколы предъявления для опознания, в том числе и на протокол опознания Б.А. - С., поскольку у суда не было оснований признавать данные доказательства недопустимыми. В соответствии со ст. 193 УПК РФ следователь может предъявить для опознания лицо свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому, независимо от того, были лица ранее друг другу знакомы или нет. Кроме того, проведение тех или иных следственных действий определяется тактикой следователя. Как видно из материалов дела, опознание проводилось с соблюдением закона, замечаний, заявлений, участвующие в опознании лица не заявляли. В ходе проведения следственных действий, в частности опознания потерпевшим осужденного, Б.А. опознал С., как парня, который с другим парнем, напали на него, нанесли несколько ножевых ранений и похитили сотовый телефон, брючный ремень.

При таких обстоятельствах, учитывая вышеизложенные доказательства, суд по мнению судебной коллегии, пришел к правильному выводу о том, что совместными действиями С. и П. потерпевшему Б.А. был причинен тяжкий вред здоровью, а доводы адвоката в жалобе в этой части являются неубедительными.

Совокупностью приведенных в приговоре и выше доказательств виновность С. в совершении преступления, за которое он осужден, установлена, а доводы кассационной жалобы адвоката о его невиновности опровергнуты.

Судом проверялись все доводы, приведенные С. в свою защиту, в том числе те, на которые ссылается его защитник в жалобе.

В приговоре приведено убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными, доводов осужденного С. о невиновности, его показания получили в приговоре надлежащую оценку. Надлежащую оценку получили и другие доказательства, в том числе и те, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Судом первой инстанции приведены мотивы, по которым принял одни доказательства и отверг другие.

Каких-либо существенных противоречий в доказательствах по делу, в том числе и те, на которые ссылается в жалобе адвокат, в частности в показаниях осужденных С., П. и потерпевшего Б.А., которые давали бы основание ставить под сомнение выводы суда о виновности Сальникова В.В., а также первоначальные показания потерпевшего Б.А., уличающего осужденного С. в совершенном преступлении, не имеется.

Приведенные выше, а также в приговоре доказательства свидетельствуют о том, что судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, которые не соответствуют доводам жалобы адвоката.

Виновность С. в совершении указанного преступления подтверждается и другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре, допустимость которых сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

При таких данных, судебная коллегия полагает, суд правильно признал, что квалифицирующие признаки совершения разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, угрозой применения такого насилия, предмета, используемого в качестве оружия, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего в действиях С., П., а также то, что их действия носили умышленный характер в совершении нападения на потерпевшего Б.А. в целях хищения его имущества, нашли свое подтверждение. Потерпевший Б.А. также утверждал, что С. и П. действовали согласованно и совместно, что не отрицали и свидетели Щ., Г.

Оснований для переквалификации действий С. на ч. 1 ст. 116 УК РФ, о чем просит в кассационной жалобе адвокат, не имеется, поскольку материалами дела установлена и подтверждена его виновность в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Доводы жалобы адвоката о том, что свидетели Щ., Г. не видели ножа у С., кровь потерпевшего обнаружена на одежде П., Щ. видел кровь на руках П., являются неубедительными, поскольку данные обстоятельства были предметом судебного разбирательства суда первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка и они не влияют на выводы суда о виновности С. в совершенном преступлении.

Ссылка в жалобе адвоката на то, что потерпевший при опознании С. не утверждал, что парни нанесли ему несколько ножевых ранений, является надуманной, поскольку из протокола опознания потерпевшим осужденного С. следует, что потерпевший Б.А. пояснял, что С. с другим парнем нанесли ему несколько ножевых ранений.

Тщательно исследовав обстоятельства дела, правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденного С. в содеянном им, верно квалифицировал его действия, и правильно осудил С. по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой такого насилия, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Наказание осужденному С. назначено судом в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, соразмерно содеянному им, с учетом данных о личности, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и всех конкретных обстоятельств дела.

Надлежащим образом судом учтены все имеющиеся по делу смягчающие обстоятельства, и а также и отягчающее обстоятельство - опасный рецидив преступлений.

Назначенное наказание осужденному С., является справедливым, и оснований для смягчения ему наказания судебная коллегия не находит.

Данное дело органами предварительного следствия расследовано, а судом рассмотрено с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон всесторонне, полно и объективно. Выводы суда, изложенные в приговоре, надлежащим образом мотивированны, обоснованны, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора либо внесение в него изменений, по доводам кассационных жалоб и из материалов дела не усматривается.

По указанным причинам, кассационные жалобы потерпевшего, адвоката удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Федерального суда общей юрисдикции Октябрьского района г. Новосибирска от 12 августа 2010 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы потерпевшего Б.А., адвоката Морозовой А.П. в защиту осужденного С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь