Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 октября 2010 г. N 6229

 

Судья Афанасьева Л.С. Дело N 1-70/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Титовой Н.И.

судей Пановой В.Н. и Новиковой Т.С.

при секретаре К.Е.

рассмотрела в судебном заседании от 11 октября 2010 года кассационные жалобы осужденных К.Н. и Д., адвокатов Варнавского Д.М., Птицина В.В. и Путятина В.В., потерпевших З.С., Е.М.В., К.Е. и К.Е.Ю. на приговор Московского районного суда Санкт-Петербурга от 8 июня 2010 года, которым

Д., <...>, ранее не судимый, осужден:

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевших В.С и В.Н к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшего Б.М. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей Г.М. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей Е.М.В. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшего З.С. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшего Д.А. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей К.Н. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей К.Е. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей М.С. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей С.Л. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшего П.Д. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей З.М. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей К.Е.Ю. к 7 годам лишения свободы без штрафа;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

К.Н., <...>, ранее не судимый, осужден:

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевших В.С. и В.Н. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшего Б.М. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей Г.М. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей Е.М.В. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшего З.С. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшего Д.А. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей К.Н. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей К.Е. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей М.С. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей С.Л. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшего П.Д. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей З.М. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) в отношении потерпевшей К.Е.Ю. к 5 годам лишения свободы без штрафа;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 6 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Титовой Н.И., объяснения осужденных К.Н. и Д., адвокатов Варнавского Д.М., Птицина В.В. и Путятина В.В., потерпевших З.С., Е.М.В., К.Е., К.Е.Ю., поддержавших свои кассационные жалобы и просивших об отмене приговора, а также потерпевшего В.С. и адвоката Гавриловой Л.К., возражавших против удовлетворения кассационных жалоб и просивших приговор оставить без изменения, мнение прокурора Дмитренко Т.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней адвокат Варнавский Д.М. в интересах осужденного Д., просит приговор, как незаконный, необоснованный и несправедливый отменить, а дело направить на новое рассмотрение. По мнению защиты, приговор не соответствует требованиям, как уголовного материального права, а также нормам уголовно-процессуального права, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и собранным по делу доказательствам в их совокупности.

В жалобе указывается, что вина Д. в инкриминируемых преступлениях не доказана, а приговор постановлен на предположениях. Защита указывает, что фактические обстоятельства дела судом установлены правильно, но вывод суда о том, что в рамках уголовного дела не может быть дана и не приводится какая-либо оценка имевших место гражданско-правовых отношений между потерпевшими и ООО "Викинг" как до заключения ими договоров долевого участия в строительстве, так и после данных событий, является ошибочным. Защита полагает, что суд не учел ряд обстоятельств, которые являются юридически значимыми и влияют как на установление вины, так и на меру его наказания. Защита обращает внимание на тот факт, что ПЖСК "Военный Дом" не выполнил свои обязательства перед ООО "Викинг" и не передал им ни одной квартиры, а "чужие" квартиры, вопреки существующим договорным обязательствам, распределил сам, в том числе потерпевшим по настоящему делу. Таким образом, констатирует защита, не по вине Д. и К.Н. потерпевшие не получили свои квартиры, а в силу того, что ООО "Викинг" не получило их. В связи с чем, по мнению защиты, неполучение потерпевшими квартир в спорном доме является не следствием каких-либо противоправных действий Д. и К.Н., а исключительно неправомерных действий председателя ПЖСК "Военный Дом" и невыполнения обязательств по договору N Б-1-14, которые не могут образовывать уголовно-правовые отношения.

Защита полагает, что судом безосновательно отказано в удовлетворении ходатайства о проведении судебной строительно-технической экспертизы. Защита не согласна с приговором и в части доказанности вреда, причиненного преступлением, и его размера. В жалобе указывается, что в деле отсутствуют какие-либо доказательства, подтверждающие факт похищения осужденными денежных средств потерпевших, и версия Д. о том, что все денежные средства были потрачены на строительство спорного дома, судом не опровергнута. В жалобе указывается, что суд дал одностороннюю оценку собранным по делу доказательствам в их совокупности.

Не согласна защита и с назначенным Д. наказанием. Защита просит принять во внимание, что ряд потерпевших себя таковыми не считают и претензий к осужденным не имеют. Однако суд этому обстоятельству не дал надлежащей правовой оценки и признал их без законных на то оснований потерпевшими, чем допустил нарушения уголовно-процессуального закона и Конституции РФ. Защита полагает, что приговор является несправедливым, а назначенное Д. наказание чрезмерно суровым. В жалобе указывается, что имелись все основания для назначения Д. условного наказания.

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней адвокат Путятин В.В. в интересах осужденного Д., просит проверить законность и обоснованность приговора и, при установлении вины Д., изменить приговор и назначить Д. более мягкое наказание, не связанное с реальным лишением свободы, применив ст. 73 УК РФ.

В обоснование доводов жалобы защита указывает, что мошенничество предполагает корыстную цель. Однако в действиях Д. корыстная цель отсутствует, поскольку повторные договоры заключались не с целью завладения денежными средствами потерпевших, а с целью достроить дом. Защита указывает, что судом не исследовалось, сколько средств, полученных Д. из кассы, пошло на оплату работ по строительству дома, и на какие средства дом был построен. По мнению защиты, денежные средства потерпевших были потрачены не на личные нужды Д., как указано в приговоре, а на строительство дома. В связи с чем, указывается в жалобе, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Далее в жалобе указывается, что работы, направленные на завершение строительства дома, оплачивались Д. векселями ООО "Викинг", которые позже погашались наличными средствами, полученными им для этих целей из кассы предприятия. С учетом изложенного защита полагает, что без исследования действий Д. с точки зрения ст. 201 УК РФ судебное разбирательство не может быть полным и объективным.

По мнению защиты, суд вынес несправедливый приговор, так как в должной мере не учел положительные характеристики Д. с места работы, данные о его состоянии здоровья и возраст.

В кассационной жалобе адвокат Птицин В.В. в интересах осужденного К.Н. просит приговор отменить и уголовное дело направить на новое рассмотрение. В жалобе указывается, что с апреля 2005 года по 31 января 2007 года заместителем генерального директора ООО "Викинг" был Д. и одновременно он являлся соучредителем ООО "Викинг". Однако согласно показаниям свидетелей он являлся фактическим руководителем ООО "Викинг" и "СтройИнвест" и регулировал все финансовые отношения и денежные потоки.

Защита высказывает несогласие с выводом суда о том, что Д. и К.Н. получали денежные средства от главного бухгалтера А. Деньги им выдавались по расходным ордерам из кассы ООО "Викинг". Это обстоятельство подтверждено заключением экспертов, а книга авансовых отчетов судом не исследовалась. Защита полагает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы этой книги, посчитав ее фальсифицированной. Лично ни Д., ни К.Н. денег от дольщиков не получали.

По мнению защиты, в предварительный сговор на хищение денежных средств никто не вступал, а распределение денег между ними ничем не подтверждено. Защита полагает, что, поскольку ПЖСК "Военный дом" выполнил свои обязательства перед ООО "Викинг", напрямую предоставив дольщикам квартиры, все денежные средства, внесенные ими в ООО "Викинг", были зачтены при выдаче дольщикам квартир, то дольщики необоснованно были признаны потерпевшими по уголовному делу, хотя материальный и моральный ущерб им не причинен. Защита обращает внимание на то, что потерпевшие Б.М. и Е.М.В. вносили деньги в 2001 году, когда Д. и К.Н. еще не имели к ООО "Викинг" никакого отношения. Далее защита высказывает предположение о необходимости соединения настоящего уголовного дела с уголовным делом, которое еще расследуется.

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней осужденный К.Н. указывает, что с приговором суда не согласен, считает его несправедливым. Осужденный указывает, что к уголовной ответственности ранее он не привлекался, имеет постоянное место жительства и работы, женат, на его иждивении находятся две дочери. Осужденный просит пересмотреть приговор и принять правильное решение.

Осужденный К.Н. высказывает несогласие с выводом суда о том, что он получал денежные средства от потерпевших через главного бухгалтера А. по приходным кассовым ордерам. Деньги выдавались им под отчет по расходным ордерам из кассы ООО "Викинг". Однако отчет подотчетных денежных средств судом и следствием не исследовался, как не исследовался вопрос, на какие цели были потрачены эти средства. Осужденный К.Н. указывает, что дольщики объективно получили в собственность квартиры от Заказчика - ПЖСК "Военный Дом", как оплата за строительно-монтажные работы, выполненные ООО "Викинг". Далее осужденный указывает, что доказательства обвинения строятся на документах, изъятых в ходе обыска, которые получены незаконным путем, так как обыск проходил без участия представителей ООО "Викинг". Осужденный К.Н. полагает, что в деле отсутствуют доказательства сговора между ним и Д., факта похищения денежных средств и использования их в личных целях. По мнению осужденного, он действовал во исполнение обязательных для него приказов и распоряжений, поэтому суд должен был применить ч. 1 ст. 42 УК РФ. Осужденный К.Н. обращает внимание на то, что он признает свою вину, но не в умышленном корыстном преступлении, поэтому просит применить к нему уголовный закон о менее тяжком преступлении и снизить наказание или отменить приговор, направив уголовное дело на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный Д. просит приговор отменить и уголовное дело направить на новое рассмотрение. В жалобе указывается, что в деле отсутствуют доказательства хищения им денежных средств инвесторов из кассы ООО "Викинг", заключение экспертизы также не подтверждает это обстоятельство, а акты-сверки расчетов с ПЖСК "Военный Дом" подтверждают затраты на строительство в размере не менее 156 млн рублей. Часть потерпевших по уголовному делу таковыми не являются, так как они получили квартиры, что подтверждает выполнение ООО "Викинг" условий заключенных с ними договоров. Невыполнение Заказчиком - ПЖСК "Военный Дом" условий инвестиционного договора N Б-1-14 не позволило ООО "Викинг" выполнить обязательства перед остальными инвесторами - потерпевшими по уголовному делу. По мнению осужденного, отказ суда в удовлетворении ходатайства о назначении дополнительной строительной экспертизы и проведении ревизии финансово-хозяйственной деятельности предприятия является необоснованным. Осужденный Д. указывает в жалобе, что в деле отсутствуют доказательства сговора между ним и К.Н. и напротив - материалы уголовного дела показывают на отсутствие согласованных действий между ними. Осужденный утверждает, что его действия были направлены на завершение строительства.

Потерпевшие З.С., Е.М.В., К.Е. и К.Е.Ю. в кассационных жалобах, которые являются идентичными, просят приговор, как незаконный и необоснованный отменить. В обоснование доводов жалоб указывают, что они себя потерпевшими не считают, поскольку квартиры получили, а в отношении Е.М.В обязанности по инвестированию квартиры выполнены путем выплаты денежной суммы. Потерпевшие указывают, что они лично ни К.Н., ни Д. денежных средств не давали, а вносили их в кассу ООО "Викинг". По мнению потерпевших, в действиях К.Н. и Д. отсутствует уголовно наказуемое деяние, а допущенные ими нарушения ведения хозяйственной деятельности организации не влекут за собой уголовной ответственности. В жалобах указывается, что расходы, произведенные организацией на сумму не возвращенных в кассу ООО "Викинг", а тем более на личные нужды осужденных, не доказаны ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного разбирательства. Тем более не доказано, что именно их денежные средства были похищены. Потерпевшие полагают, что выводы сделаны только на основании понятия, что похищены денежные средства того, кто платил по второму договору при наличии не расторгнутого первого. В кассационных жалобах потерпевшие дают подробный анализ показаний осужденных К.Н. и Д. и высказывают согласие с утверждением последних, что они имели право заключать несколько договоров на одну и ту же квартиру, так как предпринимали попытки по расторжению ранее заключенных договоров с выплатами по ним. При этом в жалобах потерпевшие подробно обосновывают свои выводы о том, что все средства, внесенные по ранее заключенным договорам по строительству их квартир, растрачены предыдущим руководителем ООО "Викинг". Потерпевшие полагают, что именно после дополнительного финансирования за счет вторичных договоров был достроен дом и перед ними были выполнены обязательства - предоставлены квартиры. В связи с чем они себя потерпевшими не считают. По мнению потерпевших, между ООО "Викинг" и дольщиками имеют место гражданско-правовые отношения. Однако судом это обстоятельство не принято во внимание.

По мнению прокурора Дмитренко Т.В., жалобы осужденных, защиты и потерпевших, как необоснованные, удовлетворению не подлежат.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, мнение прокурора находит приговор суда законным и обоснованным.

Вывод суда о виновности осужденных Д. и К.Н. в совершении мошенничества группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, при обстоятельствах, установленных судом, судебная коллегия находит правильным, основанным на полно и всесторонне исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах, которым суд дал надлежащую оценку.

Так вина осужденных подтверждается показаниями потерпевших З.М. и З.Д., З.С., Д.А., К.Е.Ю., П.Д., М.С., К.Е., Е.М.А., К.Н., С.Л., Г.М., В.С. и В.Н., Е.М.В. и Б.М. об обстоятельствах заключения договоров об участии в долевом строительстве с ООО "Викинг".

Вина также подтверждается показаниями осужденного К.Н. об обстоятельствах заключения договоров об участии в долевом строительстве между ООО "Викинг" и потерпевшими, показаниями свидетелей, указанных в приговоре, и материалами дела, исследованными в порядке ст. 285 УПК РФ, а также вещественными доказательствами, осмотренными в порядке ст. 284 УПК РФ, и проверенными в судебном заседании.

Суд правильно пришел к выводу о достоверности и допустимости перечисленных доказательств и обоснованно признал их достаточными для подтверждения виновности осужденных в инкриминируемых им деяниях. Суд также правильно сослался на эти показания как доказательства и положил в основу приговора.

Суд обоснованно указал в приговоре, что показания потерпевших и свидетелей последовательны и непротиворечивы, дополняют друг друга, согласуются как между собой, так и с вышеперечисленными доказательствами по делу. Судом оснований для оговора осужденных обоснованно не установлено.

Суд должным образом проверил версии осужденных о том, что преступные действия в отношении потерпевших они не совершали, в преступный сговор между собой не вступали, они имели право привлекать неоднократное количество дольщиков на одно помещение либо квартиру и считали выполняемые ими действия законными, и обоснованно признал их несостоятельными, как не нашедшие подтверждения в судебном заседании. При этом судом обоснованно была отвергнута версия осужденного о том, что при заключении повторных договоров они намеревались расторгнуть ранее заключенные договоры и вернуть первоначальным дольщикам денежные средства, так как все заключенные К.Н. соглашения о расторжении договоров, мировые соглашения, заключенные по настоятельному требованию Д., так и остались не исполненными. С мотивами принятого решения, указанными в приговоре, судебная коллегия согласна.

Суд обоснованно пришел к выводу, что оба осужденных были ознакомлены с реестром - списком уже реализованных ООО "Викинг" квартир с момента начала строительства дома 47 по Б. Сампсониевскому пр. К.Н. получил всю документацию по стройке от М.В., и в судебном заседании он не отрицал, что на момент прихода на должность генерального директора ООО "Викинг" был осведомлен о продаже практически всех квартир в этом доме. В процессе обыска по месту жительства Д. у последнего изъяли реестр договоров долевого участия. Указания о продаже той или иной квартиры или помещения сотрудники, осуществлявшие поиск дольщиков, а также заключение договоров, получали исключительно от Д. и К.Н.

Судом правильно установлено, что по каждому преступлению на момент заключения договора долевого участия в строительстве жилого дома К.Н. и Д. достоверно было известно о существовании на каждую квартиру или помещение ранее заключенного договора с иным инвестором и о выполнении первоначальным инвестором своих обязательств по договору.

Суд обоснованно признал несостоятельной версию осужденных о том, что они не смогли исполнить свои обязательства по заключенным ими договорам с потерпевшими в связи с тем, что ПЖСК "Военный Дом" не выполнил свои обязательства по основному договору Б-1-14 и в одностороннем порядке расторг указанный договор, поскольку мошеннические действия были совершены до расторжения указанного договора.

Нарушений уголовно-процессуального закона при производстве обыска в офисе ООО "Викинг" судом обоснованно не установлено. В связи с чем суд правильно указал на отсутствие оснований для признания доказательства недопустимым. При проведении следственных действий присутствовал представитель ООО "Викинг", каких-либо замечаний и дополнений к процедуре проведения обыска не поступило, изъяты были все документы, которые на тот момент находились в офисе фирмы, среди которых документов, впоследствии представленных защитой Д., не находилось. При этом сторона защиты и сам Д. не смогли обосновать появление дополнительных документов - авансовых отчетов по взятым Д. под отчет денежным средствам из кассы ООО "Викинг" и их местонахождения во время проведения обыска.

Ходатайства о проведении строительно-технической экспертизы и ревизии финансово-хозяйственной деятельности предприятия судом надлежащим образом рассмотрены и обоснованно, как несостоятельные, отклонены.

Квалификация действий осужденных К.Н. и Д. по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) является правильной. Оснований для иной квалификации действий осужденных К.Н. и Д. судебная коллегия не усматривает.

Суд правильно указал в приговоре, что в действиях осужденных имеется состав мошенничества. Они вводили в заблуждение граждан путем обмана, привлекали дольщиков, заверяя их в реальных возможностях исполнения договоров долевого участия при отсутствии таких возможностей, получали денежные средства от граждан на добровольной основе, поскольку потерпевшие не сомневались в намерениях и возможностях К.Н. и Д. исполнить заключенные договоры. Тем самым добивались желаемого результата - внесения в кассу ООО "Викинг" денежных средств, после чего завладевали этими средствами. Факты хищения денежных средств дольщиков объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе заключением эксперта, которому судом дана надлежащая оценка.

Судом правильно установлено, что действия подсудимых носили согласованный характер, Д. беседовал с дольщиками, умалчивая об имеющемся обременении на ту или иную квартиру или помещение, либо утверждал, что прежние дольщики расторгли соглашение, тем самым вводил в заблуждение предполагаемых дольщиков, то есть обманывал их, а К.Н. при этом подписывал все договоры долевого участия и дополнительные соглашения. В связи с чем доводы жалоб об отсутствии у К.Н. и Д. предварительного сговора на совершение мошеннических действий судебная коллегия находит несостоятельными. Квалифицирующий признак - совершение мошенничества в особо крупном размере обоснованно нашел подтверждение в судебном заседании.

Доводы защиты о том, что в действиях К.Н. и Д. отсутствует состав преступления, и имеют место гражданско-правовые отношения между ООО "Викинг" и дольщиками - потерпевшими по уголовному делу, судом правильно признаны необоснованными. Суд правильно указал в приговоре, что уголовное дело было возбуждено в соответствии с действующим уголовным законом по фактам обращения граждан с заявлениями о совершении в отношении них мошеннических действий. Время совершения преступления правильно установлено судом не по факту окончания строительства дома, а по факту привлечения К.Н. и Д. дольщиков и заключения с ними заведомо неисполнимых договоров и получения путем обмана денежных средств потерпевших. Вывод суда о том, что получение некоторыми потерпевшими квартир от ПЖСК "Военный Дом" не указывает на отсутствие состава преступлений в действиях К.Н. и Д., является обоснованным.

Доводы жалоб потерпевших о том, что они не считают себя потерпевшими, так как материальный ущерб им не причинен, квартиры они получили и являются их собственниками, в связи с чем просят о прекращении уголовного дела в отношении К.Н. и Д., судом надлежащим образом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными. С приведенными в приговоре мотивами судебная коллегия согласна.

Оснований для иной оценки доказательств, о чем по существу ставится вопрос в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

При назначении наказания осужденным К.Н. и Д. требования закона соблюдены. Наказание осужденным назначено соразмерно содеянному и с учетом данных об их личностях, в том числе и указанных в кассационных жалобах, и чрезмерно суровым и несправедливым не является.

Суд обоснованно не усмотрел оснований для назначения осужденным условного наказания. Оснований для применения ст. 42 ч. 1 УК РФ, о чем ставится вопрос в кассационной жалобе осужденного К.Н., не имеется.

Гражданские иски потерпевших разрешены судом правильно как по праву, так и по размеру.

Нарушений уголовно-процессуального закона и Конституции РФ, влекущих за собой безусловную отмену приговора, не допущено.

Оснований для отмены приговора по доводам кассационных жалоб судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Московского районного суда Санкт-Петербурга от 8 июня 2010 года в отношении К.Н. и Д. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных, адвокатов Варнавского Д.М., Птицина В.В. и Путятина В.В., потерпевших З.С., Е.М.В., К.Е. и К.Е.Ю. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь