Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 октября 2010 г. N 22-6481/10

 

Судья Качаранц К.Р. Дело N 1-427/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего: Глущенко О.В.,

судей Азовцевой О.А. и Матвеевой Т.Ю.,

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 12 октября 2010 года кассационную жалобу и дополнения к ней осужденного О.С. на приговор Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 30 июня 2010 года, которым

О.С., <...>, ранее судимый:

21 февраля 2005 года <...> районным судом Санкт-Петербурга по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

09 июня 2005 года <...> районный судом Санкт-Петербурга по ст. 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По постановлению <...> городского суда Ленинградской области от 10 мая 2007 года освобожден условно-досрочно, неотбытый срок 1 год 8 месяцев 02 дня.

осужден по ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 1 УК РФ (в редакции закона от 08 декабря 2003 года N 162-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Азовцевой О.А., объяснения адвоката Притужальниковой О.Л., поддержавшей кассационную жалобу осужденного О.С. и просившей приговор отменить, мнение прокурора Елкова Г.П., возражавшего против кассационной жалобы, судебная коллегия:

 

установила:

 

О.С. признан виновным в совершении покушения, то есть умышленных действий, непосредственно направленных на незаконный сбыт наркотических средств, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

Преступление совершено 19 ноября 2009 года в период с 16 часов 40 минут до 18 часов 45 минут при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании О.С. вину в совершении преступления не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный О.С. просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

В обоснование кассационной жалобы указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Суд необоснованно положил в основу приговора показания свидетеля А., данные на предварительном следствии, поскольку он в судебное заседание не явился, свои показания не подтвердил. Факт нахождения А. в центре для наркозависимых не подтвержден документально.

Согласно показаниям свидетеля А. на очной ставке в подъезд он заходил один, сотрудники милиции находились на улице, таким образом они не могли видеть, что происходило в подъезде, в какую квартиру он заходил.

Показания свидетелей не могут расцениваться как последовательные и непротиворечивые как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебного разбирательства, поскольку в показаниях свидетелей, оперативных сотрудников и понятых, в судебном заседании содержатся существенные противоречия, на многие вопросы свидетели не могли дать конкретных ответов. Показания на предварительном следствии подтверждались ими только во избежание ответственности за ложные показания.

Что касается телефонного разговора, якобы состоявшегося между ним и А. по поводу приобретения наркотического средства, свидетелями не были названы ни номер телефона, на который был сделан звонок, ни время звонка, ни телефонный аппарат, с которого был осуществлен звонок. Кроме того, свидетели не отрицали принадлежности наркотического средства А. и возможности оговора его А.

Далее осужденный указывает, что суд необоснованно не принял во внимание показания свидетеля О., которая в судебном заседании пояснила, что следователем ей был задан только вопрос о том, кто находился в квартире во время его задержания, показания, изложенные в протоколе допроса свидетеля и оглашенные в судебном заседании, не давала, подписала протокол допроса, не читая, так как понадеялась на добросовестность следователя.

Осужденным было заявлено ходатайство о допросе в качестве дополнительного свидетеля М., однако она не была допрошена, поскольку установить ее местонахождение в период судебного следствия не удалось, о том, что она содержится в учреждении ИЗ-47/5, ему стало известно лишь после провозглашения приговора.

Протокол его (О.С.) задержания составлялся в ночное время, однако без участия защитника. В протоколе неверно указаны его фамилия и отчество. Родственники не были немедленно уведомлены о его задержании, указание об уведомлении отца не соответствует действительности. Протокол допроса в качестве подозреваемого также содержит исправления, не заверенные следователем.

Кроме того, объяснения А.А. и У., участвовавших в производстве личного досмотра А. в качестве понятых, датированы 18 ноября 2009 года, то есть получены за сутки до его (О.С.) задержания. При этом в объяснениях А.А. и У. указывают, что А. досматривался в их присутствии только 1 раз, в момент выдачи свертка с порошкообразным веществом.

Квитанция камеры хранения вещественных доказательств выдана по уголовному делу в отношении А.

При назначении наказания суд указал, что он ранее привлекался к уголовной ответственности за преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, однако это обстоятельство не соответствует действительности.

Государственным обвинителем прокуратуры Красносельского района Санкт-Петербурга Алексеевым А.А. представлены возражения, в которых он просит кассационную жалобу осужденного О.С. оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

В основу приговора судом обоснованно положены показания свидетелей Ч., С., Т., О.В. - оперативных сотрудников, согласно которым 19 ноября 2009 года в N <...> отдел милиции обратился А. с целью оказания помощи в изобличении лица по имени "Станислав", занимающегося сбытом наркотических средств, который проживает по адресу: <...>, в связи с чем было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка. Далее свидетели пояснили об обстоятельствах проведения оперативно-розыскного мероприятия, задержания О. и его досмотра.

Свидетель А., показания которого, данные в ходе предварительного следствия, были оглашены в суде, пояснил об обстоятельствах участия в оперативно-розыскном мероприятии "проверочная закупка", показав, что обратился к сотрудникам уголовного розыска с просьбой о принятии мер в отношении мужчины по имени Станислав, проживающего по адресу: Санкт-Петербург, <...>, квартиру знает визуально, который сбывает наркотическое средство - героин. Кроме этого свидетель пояснил, что добровольно написал заявление об оказании помощи в изобличении Станислава и принял участие в проверочной закупке у Станислава наркотического средства - героина, которая состоялась в квартире, где проживает Станислав.

Предметом исследования суда явились также показания свидетелей А.А. и У., которые подтвердили факт участия в качестве понятых в ходе личного досмотра А., который участвовал в ОРМ "проверочная закупка" в качестве покупателя, а также задержанного О., при котором были обнаружены ранее выданные А. деньги для приобретения героина. При этом О. пояснил, что изъятые у него деньги переданы ему А. в счет долга.

Показания указанных лиц в совокупности с письменными доказательствами, в том числе,

заявлением А. о том, что он добровольно изъявил желание оказать содействие сотрудникам N <...> отдела милиции с целью изобличения малознакомого по имени Станислав, который проживает по адресу: <...>.

протоколами результатов оперативно-розыскной деятельности;

заключением судебно-химической экспертизы N <...> от 16 декабря 2009 года, согласно которому представленное на исследование порошкообразное вещество, добровольно выданное А., является наркотическим средством - смесью, содержащей героин (диацетилморфин). Масса наркотического средства - смеси, содержащей героин (диацетилморфин) составляет 0,351 г. Согласно справке N <...> установлено, что представленное на исследование вещество является наркотическим средством - смесью, содержащей героин (диацетилморфин). Масса вещества составляет 0,361 г. На исследование израсходовано 0,010 г. вещества,

позволили суду сделать обоснованный вывод о доказанности вины О. в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3 ст. 228-1 ч. 1 УК РФ.

Перечисленные доказательства подверглись оценке суда с точки зрения их соответствия требованиям уголовно-процессуального закона и обоснованно были признаны относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными для установления вины О.

Оснований для отмены либо изменения приговора суда по доводам кассационных жалоб осужденного О. судебная коллегия не усматривает.

Довод осужденного о том, что суд необоснованно положил в основу обвинения показания свидетеля А., данные им в ходе предварительного расследования, является несостоятельным. Судом были предприняты исчерпывающие меры для обеспечения явки свидетеля А. в судебное заседание, однако установить его точное местонахождения не представилось возможным, что подтверждается имеющейся в материалах дела справкой оперуполномоченного уголовного розыска N <...> отдела милиции, объяснениями матери А. - Ш. (л.д. 182). В судебном заседании О. и его защитник, не возражали против оглашения показаний свидетеля А., данных им на предварительном следствии (л.д. 252).

Согласно показаниям свидетеля А. после его обращения в отдел милиции с целью изобличения лица по имени Станислав, проживающего по адресу: <...> занимающегося сбытом наркотических средств, в присутствии двух понятых он был досмотрен, ему были выданы денежные средства. Договорившись о покупке наркотических средств, он вместе с сотрудниками уголовного розыска подъехал к указанному адресу, где вместе с сотрудниками милиции поднялся к квартире. Зайдя в квартиру, он отдал Станиславу деньги, выданные ему сотрудниками милиции, а тот передал ему сверток из фольгированной бумаги. После чего он вышел из квартиры и с одним из сотрудников милиции поехал в отдел милиции.

Из показаний свидетелей Ч., Т., О.В. также следует, что они с А. проследовали по указанному адресу и поднялись к квартире. А. вошел в квартиру, где пробыл примерно 15 минут, а когда вышел, сообщил, что сделка состоялась. После этого Ч. с А. проследовали в N <...> отдел милиции, где А. добровольно выдал сверток из фольгированной бумаги с веществом кремового цвета. При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований сомневаться в том, что А. добровольно выдано именно то вещество, которое ранее было передано последнему О.С. при проведении оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка".

Показания свидетелей А., Ч., С., Т., О.В., А.А., У., как правильно установил суд, являются последовательными непротиворечивыми. Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда не было, оснований для оговора О.С. у данных лиц не установлено.

Таким образом, доводы кассационных жалоб о наличии противоречий в показаниях сотрудников милиции и свидетеля А. несостоятельны.

Показания свидетеля О. в судебном заседании о том, что А. передал О.С. деньги за телефон, были исследованы судом и получили надлежащую оценку в приговоре. При этом суд обоснованно указал, что изложенные свидетелем сведения получены от третьих лиц, а, кроме того, она является сестрой О.С., в связи с чем ее показания оценены судом как недопустимые на том основании, что они противоречат иным доказательствам, в том числе показаниям свидетеля А., и были даны ею чтобы помочь избежать О.С. уголовной ответственности.

Ходатайство о допросе в качестве дополнительного свидетеля М. было удовлетворено судом, однако М. в судебное заседание не явилась, по указанному О.С. адресу М. не проживает, установить место ее нахождения не представилось возможным, в связи с чем судом было принято мотивированное решение о рассмотрении уголовного дела в отсутствие М. (л.д. 194), поэтому данное обстоятельство не является основанием для отмены приговора суда.

Доводы осужденного о нарушениях, имевших место при составлении протокола его задержания, выразившихся в неуведомлении родственников о его задержании, а также в указании неверных данных о его личности, не влияют на законность и обоснованность приговора суда. Оснований сомневаться, что протокол задержания составлялся именно в отношении осужденного не имеется, факт составления протокола задержания, а также свои подписи в протоколах задержания и допроса в качестве подозреваемого О.С. не оспариваются. С учетом изложенного исправления, внесенные следователями в протокол задержания О. и протокол его допроса в качестве подозреваемого, касающиеся его отчества, не являются основанием для признания данных протоколов составленными с существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Кроме того, подсудимым О.С. в ходе судебного следствия было заявлено ходатайство о признании недопустимыми ряда доказательств, по результатам рассмотрения которого судом вынесено обоснованное постановление. О задержании О.С. был уведомлен отец.

Допрос О.С. в качестве подозреваемого проводился с участием защитника, от дачи показаний О.С. отказался, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ.

Довод осужденного о том, что объяснения свидетелей А.А. и У. получены до его задержания, в их объяснениях упоминается только об одном досмотре А., также не влияет на выводы суда о виновности осужденного в преступлении, за которое он осужден. Объяснения указанных лиц не являются доказательствами по делу и не были положены судом в основу обвинения О.С. Кроме того, свидетели А.А. и У. были допрошены в судебном заседании и показали, что 19 ноября 2009 года принимали участие в качестве понятых при производстве оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка", в их присутствии дважды досматривался А. и один раз досматривался О.С. Показания указанных лиц согласуются между собой и подтверждаются совокупностью иных собранных по делу доказательств.

Указание в квитанции камеры хранения вещественных доказательств в качестве обвиняемого А., а не О.С. также не влияет законность и обоснованность приговора суда.

При таких обстоятельствах выводы суда о виновности О.С. в совершении преступления, за которое он осужден, соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, полно и правильно приведенных в приговоре, в связи с чем их достоверность сомнений у судебной коллегии не вызывает. Квалификация действий осужденного является правильной.

Наказание осужденному назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного и обстоятельств, влияющих на наказание. При назначении наказания судом учтены как обстоятельства совершения преступления, так и данные о личности О.С., в том числе наличие у него тяжелых заболеваний, что послужило основанием для назначения О.С. наказания в виде лишения свободы не на максимальный срок, предусмотренный санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, с учетом требований ст. 66 ч. 3 УК РФ, а также ст. 68 ч. 2 УК РФ, так как О.С. совершил преступление, будучи ранее судимым, а потому его действиях в соответствии со ст. 18 ч. 2 п. "б" УК РФ суд обоснованно усмотрел опасный рецидив преступлений.

Ссылка О.С., что в приговоре содержится указание на то, что ранее он привлекался к уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, является несостоятельной.

Вид исправительного учреждения назначен О.С. в соответствии с требованиями ст. 58 ч. 1 п. "в" УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 30 июня 2010 года в отношении О.С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного О.С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь