Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 октября 2010 г. по делу N 22-6846

 

Судья Т.И.Алыпова

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего С.В.Черемных, судей Н.П.Каштановой и Л.В.Трубниковой

рассмотрела в судебном заседании 12 октября 2010 года кассационные жалобы осужденного П.Д. и адвоката Т.Р.Андреевой на приговор Индустриального районного суда г. Перми от 27 мая 2010 года, которым

П.Д., ДАТА рождения, уроженец <...>, несудимый:

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы, ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам лишения свободы, ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы, без штрафа. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно наказание по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 14 лет лишения свободы, без штрафа, в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с П.Д. в пользу В. в возмещение материального ущерба - 340.000 рублей и компенсацию морального вреда - 2.000.000 рублей.

Заслушав доклад судьи С.В.Черемных, изложившего обстоятельства дела, содержание приговора и кассационных жалоб, объяснения адвоката Т.Р.Андреевой, поддержавшей доводы кассационных жалоб об отмене приговора, возражения потерпевшей В., мнение прокурора Н.С.Шабунина, полагавшего судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П.Д. признан виновным в умышленном причинении смерти К., умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога, и повлекшем причинение значительного ущерба, а также в незаконном хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия.

Преступления были совершены при обстоятельствах, установленных судом и подробно изложенных в приговоре. В кассационных жалобах:

П.Д. полагает, что по ч. 1 ст. 222 УК РФ он осужден необоснованно, т.к. при задержании добровольно выдал сотрудникам милиции газовый пистолет, обрез охотничьего ружья и патроны. Считает, что судом при этом не было дано надлежащей оценки показаниям свидетеля П., который является незаинтересованным лицом. Обращает внимание на то, что при этом протокол об изъятии оружия не составлялся. Также в жалобе приводит анализ взаимоотношений, которые сложились в последнее время между ним и К. Указывает, что у гаражей пистолет был только у потерпевшего. У него (осужденного) пистолета <...> никогда не было, и показания свидетелей М. и М. в этой части не правдивы. Указывает, что две гильзы, обнаруженные при осмотре места происшествия оперативным сотрудником К1., не имеют отношения к данному делу, т.к. они были обнаружены не в том месте, на которое он не указывал. Высказывает сомнения в объективном проведении экспертиз, назначенных в ходе расследования и в судебном заседании. Считает, что обвинение по ч. 1 ст. 105 УК РФ не нашло своего подтверждения в судебном заседании. Его действия носили характер самообороны. Указывает, что при выезде на место, где им было оставлено тело потерпевшего, он, находясь в конвойной машине, был лишен возможности полного визуального осмотра местности. При этом высказывает, что К. мог быть только тяжело ранен, и с учетом этого имел возможность покинуть место, где он его оставил. Просит приговор отменить и уголовное дело прекратить. Обоснованность осуждения по ч. 2 ст. 167 УК РФ не оспаривает, но считает, что исковые требования потерпевшей являются завышенными.

Адвокат Т.Р.Андреева в защиту интересов осужденного П.Д. также полагает, что он добровольно выдал оружие при его задержании. Указывает, что доказательств по делу, опровергающих доводы П.Д. о том, что он, защищая свою жизнь, пытался отобрать пистолет у К., и произведенные из пистолета выстрелы, который все это время находился в руке у потерпевшего, носили непроизвольный характер. Также указывает на нарушение уголовно-процессуального закона при оглашении стенограмм бесед с П.Д. и Г., проведении психофизиологического исследования, проведенного в судебном заседании в отношении подсудимого. Выводы комплексной ситуационной экспертизы основаны на недостоверных фактах. Указывает на обстоятельства, имевшие место при обнаружении двух гильз, и на противоречивые выводы, содержащиеся при исследовании этих объектов экспертами. Показания же свидетеля М. о том, что он видел у П.Д. пистолет <...>, не подтверждены другими доказательствами.

Полагает, что судом не было дано надлежащей оценки отношениям, имевшимся между осужденным и потерпевшим, т.к. именно К., который по характеру был крайне агрессивным и вспыльчивым человеком, испытывал неприязнь в П.Д., назначил встречу.

Просит приговор отменить, т.к. П.Д. действовал в состоянии необходимой обороны.

В возражениях государственный обвинитель А.В.Ваньков просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и доводы, изложенные в возражениях, судебная коллегия находит, что приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности П.Д. в умышленном причинении смерти ФИО1, нашли свое подтверждение

исследованными и приведенными в приговоре достоверными доказательствами, которым судом была дана полная и всесторонняя оценка.

Доводы жалоб о наличии в действиях осужденного самообороны не могут быть признаны обоснованными.

Сам осужденный как в ходе расследования, так и в судебном заседании не отрицал, что после того, как у него с К. - бывшей женой потерпевшего - сложились близкие отношения, К. против этого возражал, при встречах и по телефону ему угрожал и высказывал претензии.

6 июля 2009 г. они случайно встретились у детской больницы, и между ними произошла ссора. Потерпевший предложил встретиться вечером, он же и указал место встречи.

Они проехали на территорию гаражного кооператива. Там К. направил на него пистолет, похожий на "ПМ", и стал угрожать. Он попытался его обезоружить, и в ходе этой борьбы потерпевший сам произвел в себя выстрел. Затем на машине потерпевшего он уехал в <...>, где у дороги, в лесу, оставил тело К. Машину сжег в <...>. Из г. <...> поехал в г. <...> на поезде, где и был задержан.

Судом были тщательно проанализированы показания осужденного.

Оценив всю совокупность собранных по делу доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о наличии у П.Д. умысла на лишение жизни К.

Так из показаний свидетеля П. следует, что в тот вечер П.Д. пользовался автомобилем <...> и который оставил на стоянке.

Согласно видеозаписи от 06.07.2009 г. в 18:56 час. в сторону гаражного кооператива за вертолетной площадкой г. Перми заехали <...>, за ней <...>, обе машины черного цвета. 19:12 час. со стороны гаражного кооператива выехал автомобиль <...>, а в 19:46 час. автомобиль <...>.

По информации о телефонных соединениях за 06.07.2009 г. П.Д. и К. звонили друг другу. Первым звонил в 17:41 час. осужденный, а в 18:28 и 18:39 час. - потерпевший. При этом оба двигались к месту встречи, исходя из месторасположения каждого.

Свидетель Г. также подтвердил, что К. ему сообщил, что вечером 06.07.2009 г. встречается с П.Д. От его (свидетеля) помощи он отказался, сказав, что личные отношения выяснит один.

Это же подтвердили свидетели Ж. и М. Указанные свидетели также показали, что К. был физически очень сильным человеком, занимался боксом и регби.

При осмотре места происшествия территории гаражного кооператива с участием осужденного и его адвоката были обнаружены: две гильзы и следы вещества, похожего на кровь. Эти предметы были изъяты. В протоколе данного следственного действия замечаний его участников не имеется.

Заключением судебно-биологической экспертизы установлена группа крови отца и матери К., и если эти лица являются биологическими родителями потерпевшего, то происхождение изъятой с места преступления крови не исключается от К.

Согласно заключению судебно-баллистической экспертизы, представленные на исследование 2 гильзы

являются составными частями 9 мм пистолетных патронов калибра 9 x 17 мм, штатных к пистолету <...> и <...>. Эти гильзы стреляны в одном оружии и могли быть стреляны в пистолете <...>.

Доводы осужденного об отсутствии у него пистолета опровергаются показаниями свидетеля М., пояснившего, что 11.06.2009 г. П.Д. показывал ему пистолет <...> и обойму к нему, в которой находилось 6-7 патронов. Он (свидетель) хорошо разбирается в оружии, т.к. 20 лет прослужил в милиции и сейчас работает в военизированной охране фабрики <...>.

Оснований для оговора осужденного в этой части в судебном заседании не было установлено. П.Д. и М. не имели неприязненных отношений. Свидетель также не был знаком с потерпевшим. Также ему были разъяснены его долг и обязанность, он был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ.

О том, что у осужденного имелся пистолет, показала и свидетель К., пояснившая также о наличии крайне неприязненных отношений между К. и П.Д.

При таких обстоятельствах выводы суда о наличии у П.Д. пистолета <...>, из которого им были произведены выстрелы в потерпевшего, основаны на собранных по делу доказательствах.

Заключением комплексной экспертизы был сделан категоричный вывод о невозможности производства выстрелов К. самим в себя при обстоятельствах, указанных П.Д., т.к. в результате проведенных исследований установлено, что обстоятельства происшествия, им указанные, противоречат анатомо-физиологическим возможностям человека и положению гильз на месте преступления.

При этом судом были тщательно исследованы действия осужденного и его поведение до и после производства выстрелов в потерпевшего. Принято во внимание и расхождение в показаниях о количестве выстрелов и месте, откуда потерпевший достал пистолет.

И выводы судам о том, что его показания в части обстоятельств, при которых были произведены выстрелы в К., носят непоследовательный характер, в отличие от описания им его последующих действий, что свидетельствует о надуманности того, что потерпевший был вооружен пистолетом, основаны на анализе доказательств, собранных по делу.

Также судебная коллегия находит несостоятельной позицию осужденного о том, что потерпевшему могло быть причинено несмертельное ранение.

В суде П.Д. показал, что он вторично приехал в гаражный кооператив, чтобы удостовериться, жив ли потерпевший. После этого положил его в машину <...>, накрыл черной простыней, осмотрел документы К. и, подумав, что ему никто не поверит, что была самооборона, и опасаясь друзей потерпевшего, решил скрыться. Тело К. оставил в <...> в канаве у дороги. Место точно не помнит, т.к. было уже темно, и по трассе был сплошной лес.

Изложенное подтверждает, что осужденному достоверно было известно, что потерпевший мертв, и им был сокрыт труп.

Судом также в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона была дана оценка, как доказательствам: аудиозаписи переговоров с П.Д. и Г., составленных в рамках Федерального закона об оперативно-розыскной деятельности, согласно которым осужденный считал потерпевшего своим врагом, не жалеет о его смерти, и что выдать труп никогда не поздно, а в ближайшие годы его вряд ли найдут. Эти обстоятельства также нашли свое подтверждение при обследовании П.Д. на полиграфе.

При этом судом принято во внимание, что в поисках тела потерпевшего принимало участие более 100 человек, маршрут поиска составил около 250 км, проводился опрос местного населения и работников дорожных служб, были оставлены номера телефонов. Однако такие масштабные поиски не дали результатов.

Из текста речи Г., с которым П.Д. поддерживал отношения длительное время, прямо следует, что речь идет о совершенном убийстве, а не самообороне.

По этим основаниям следует признать, что вопреки утверждению в жалобах, приведенные выше доказательства по делу были собраны и оценены судом в соответствии с требованиями глав 10-11 УПК РФ.

В силу изложенного суд обоснованно пришел к выводу о виновности П.Д. и правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Также судебная коллегия не может признать состоятельными доводы жалоб о том, что осужденный при задержании добровольно выдал имеющееся у него огнестрельное оружие.

Как следует из материалов дела, сотрудники милиции до задержания П.Д. располагали информацией о том, что он подозревается в убийстве, и у него имеется оружие.

Как видно из показаний свидетеля П., к осужденному, после того как он спустился с полки купе, сразу применили физическую силу и надели наручники, сказали, что подозревают его в убийстве. После этого спросили, где его вещи, и он показал пакет. При этом не говорил, что там оружие. При нем (свидетеле) сотрудники милиции достали из пакета пистолет.

Согласно показаниям свидетелей К1. и Г1., что они располагали информацией о наличии оружия у осужденного. Поэтому сразу при задержании применили наручники. После этого он только указал на свой пакет с вещами и не говорил, что там оружие. В ходе следования в г. Пермь П.Д. неоднократно просил выбросить обрез.

При таких обстоятельствах следует признать, что выводы суда о том, что в действиях осужденного отсутствует добровольная сдача обреза, основаны на достоверных доказательствах. Поэтому судебная коллегия находит их обоснованными и не может согласиться с утверждением жалоб о том, что судом не были учтены все обстоятельства, при которых у осужденного было обнаружено огнестрельное оружие.

Юридическая оценка этих действий по ч. 1 ст. 222 УК РФ является правильной.

Вместе с тем и как было установлено судом, утром 07.07.2009 г. осужденный, находясь в районе <...>, заехал в безлюдное место, облил кузов автомашины бензином и поджег.

В результате преступных действий принадлежащая потерпевшему автомашина <...> государственный регистрационный знак <...> - стоимостью 750.000 рублей и находившиеся в ней солнцезащитные очки - 30.000 рублей и сотовый телефон "<...> 8800" - 30.000 рублей были полностью уничтожены. Причиненный ущерб составил 810.000 рублей.

Эти действия судом были квалифицированы по ч. 2 ст. 167 УК РФ, как умышленное уничтожение чужого имущества, совершенное путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба.

Между тем по смыслу уголовного закона умышленное уничтожение или повреждение имущества с применением огня в условиях, исключающих его распространение на другие объекты, и возникновение угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому имуществу, надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 167 УК РФ, т.к. других доказательств, которые подтверждали приведенные выше обстоятельства, в приговоре не приведено.

По этим основаниям в приговор в этой части подлежит изменению, а назначенное наказание - смягчению.

Обстоятельств, которые бы позволили суду усомниться в психическом состоянии П.Д., по делу установлено не было.

Иных нарушений требований уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену приговора, в том числе и нарушение права на защиту, по делу не имеется.

При назначении наказания судом были приняты во внимание характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, полно исследованы данные о личности осужденного, учтены обстоятельства, смягчающие наказание. Мера наказания в виде лишения свободы, без применения ст. 64 и ст. 73 УК РФ, судом мотивирована надлежащим образом и назначена в соответствии с требованиями ст. 6, 43, 60 УК РФ. Нарушения требований ст. 62 УК РФ также допущено не было.

На основании положений п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ судом правильно определена местом отбывания наказания исправительная колония строгого режима.

Гражданский иск по делу о компенсации морального вреда рассмотрен в соответствии с требованиями закона и принципами разумности и справедливости.

В обоснование исковых требований о возмещении материального ущерба положена справка о стоимости машины с учетом износа, а стоимость очков и сотового телефона - 60.000 рублей, с учетом материального положения К. не является завышенной.

В связи с чем доводы и в этой части также не могут быть признаны состоятельными.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Индустриального районного суда г. Перми от 27 мая 2010 года в отношении П.Д. изменить:

- переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 167 УК РФ на ч. 1 ст. 167 УК РФ, по которой назначить 1 год 3 месяца лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно наказание по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначить 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката Т.Р.Андреевой - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь