Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 октября 2010 г. по делу N 22-6934

 

Судья Гальмутдинова Г.Х.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Гладкого А.Г., судей Евстюниной Н.В., Конышева А.Г., при секретаре Ш.

рассмотрела в открытом судебном заседании 12 октября 2010 года кассационные жалобы адвокатов Бобровского В.В. и Иванова А.Н., осужденного Е. на приговор Пермского районного суда Пермского края от 2 августа 2010 года, которым

Е., дата рождения, уроженец <...>, несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 146 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 273 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы со штрафом в доход государства в размере 2500 рублей.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний назначен 1 год 6 месяцев лишения свободы со штрафом в доход государства в размере 2500 рублей.

В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным, с испытательным сроком 1 год.

В соответствии с ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа исполнять самостоятельно.

На Е. возложены обязанности: ежемесячно в установленный день являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденного, не менять постоянного места жительства без уведомления указанного органа.

Решен вопрос по вещественным доказательствам, в том числе по компакт-диску <...>, который следует хранить при уголовном деле.

Заслушав доклад судьи Евстюниной Н.В., объяснения осужденного Е. и выступление адвокатов Бобровского В.В. и Иванова А.Н., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Губановой С.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Е. признан виновным незаконном использовании объектов авторского права, а равно в приобретении, хранении, перевозке контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта, совершенных в крупном размере, а также в использовании и распространении вредоносных программ для ЭВМ, заведомо приводящих к несанкционированному копированию информации.

Преступления совершены 5 ноября 2009 г. в <...> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Бобровский В.В. считает, что судом нарушены требования уголовного и уголовно-процессуального закона, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Причинения имущественного ущерба действиями (бездействием) Е. не было, так как установленная версия является некоммерческим программным продуктом, распространяется самим правообладателем бесплатно с целью дальнейшей реализации коммерческой версии, что подтверждено в судебном заседании представителем потерпевшего, действия Е. не образуют состава преступления.

Экспертиза проведена с нарушениями УПК РФ (ст. 57, ч. 4 ст. 199, ч. 3 ст. 204), выводы эксперта противоречивы, неполны и необоснованны. Заключение эксперта не может являться доказательством по делу и является недопустимым доказательством, так как постановление о назначении судебной экспертизы вынесено и экспертиза проведена до вынесения 14 декабря 2009 г. постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Е. по ч. 1 ст. 273 УК РФ.

Суд необоснованно установил, что Е. явился с повинной (написал явку с повинной "объяснение"). Е. давал пояснение без адвоката, вину не признавал, в суде последовательно объяснил характер и умысел своих действий.

В нарушение требований ст. 14, 73, 75, 88, 89 УПК РФ суд не устранил сомнения и противоречия. Судом установлена дата совершения преступления со 2 по 5 ноября 2009 г., по заключению эксперта дата установки программы 29 октября 2009 г.

Согласно показаниям потерпевшей общая стоимость сетевой версии продукта составляет 216018 рублей, в заключении эксперта стоимость указана 258336 рублей.

Представитель потерпевшей не обладает полномочиями устанавливать стоимость (размер) ущерба (упущенной выгоды) правообладателя, прайс-листов на экспертизу не направлялось, эксперт не запрашивал дополнительных данных, в приговоре нет ссылки, на основании каких доказательств суд пришел к выводу о совершении деяния именно в крупном размере. Не устранено противоречие между определением крупного размера ущерба и показаниями свидетеля Б. которая не имела намерений приобретать программный продукт.

С учетом определения времени и даты установки программного продукта 29 октября 2009 г. нет ссылки в приговоре суда о стоимости легального продукта именно в указанный период.

По заключению эксперта объем баз данных, обнаруженных на носителях, составляет 22 Гб, по сообщению ООО <...> примерный объем на диске <...> составляет 53428 Мб, а из показаний потерпевшей следует, что ОДД устанавливается бесплатно.

Не получили оценки доказательства защиты - показания специалиста, сообщение ООО <...>. Суд не выполнил указания суда кассационной инстанции об оценке доводов кассационной жалобы защиты.

Судом назначено несправедливое наказание. Судом незаконно и необоснованно разрешен вопрос о вещественном доказательстве - компакт-диске <...>.

Просит отменить приговор, уголовное преследование в отношении Е. прекратить.

В кассационной жалобе адвокат Иванов А.Н. ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение ввиду нарушения уголовно-процессуального закона.

Считает, что работники милиции в нарушение ст. 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" спровоцировали совершение противоправных действий его подзащитным.

Суд не исследовал непосредственно в ходе судебного заседания аудиозаписи и видеозаписи, соответственно, не оценил данные доказательства как допустимые и достоверные, и что протокол осмотра предметов, положенный в основу приговора, соотносится и соответствует аудиозаписи и видеозаписи.

Стороной обвинения не представлены какие-либо доказательства того, что Е. занимается незаконной установкой программного обеспечения, в связи с чем вывод суда в этой части не обоснован. Не дана оценка тому обстоятельству, что в постановлении о проведении проверочной закупки от 5 ноября 2009 г. имеются противоречия, полагает, что постановление вынесено в отношении иного лица.

В протоколе проверочной закупки, протоколе осмотра и выдачи системного блока отсутствует указание на то, что компьютер не был подключен к локальной сети, данное обстоятельство позволяет усомниться, что именно Е. установил программу в том виде и составе, в котором ее обнаружили.

Нарушено право на защиту, при задержании Е. не была предоставлена реальная возможность пригласить защитника.

Следствием и судом не разрешен вопрос о наличии смежных прав на ИПС <...> и его составные части.

В материалах дела отсутствуют сведения, кому принадлежит данная версия ИПС <...>, и не опровергается право законного владельца экземпляра ИПС <...> предоставить экземпляр третьим лицам.

Судом необоснованно в приговоре указано, что компьютерная программа для ЭВМ <...> не разрешена к свободному распространению.

Полномочия Щ. как представителя ЗАО <...> не подтверждаются представленной доверенностью. Потерпевший ЗАО <...> как потерпевший не уведомлялся о назначении судебного заседания.

В материалах дела отсутствуют сведения о сертификации эксперта А. по идентификации и комплектации программ. Эксперт при определении суммы ущерба превысил свои полномочия.

В нарушение п. 9 ст. 204 УПК РФ в экспертизе не отражено содержание исследований с указанием примененных методик, следовательно, исследование не проводилось, доказательство является недопустимым.

Проведение экспертизы назначено с нарушением требований ст. 195 УПК РФ. Следователем нарушено право на защиту Е., который был лишен возможности заявить мотивированный отвод эксперту, так как экспертиза была проведена, и возможности ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении.

Е. не был ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы.

Суд необоснованно положил в основу приговора показания свидетелей Б., Ч. и Б. о том, что Е. в их присутствии "копировал" файлы <...> на компьютер. Не обладая специальными познаниями, свидетели могут лишь выдвигать предположения в отношении действий Е., ставшими им известными со слов работников милиции и следователя. Суд неверно оценил показания Б., Ч. и Б., придав им статус свидетелей, что противоречит их изначальному правовому статусу, они могли быть допрошены только по вопросам проведения оперативно-розыскного мероприятия.

Полагает, что в действиях Е. отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 273 УК РФ.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный Е. считает, что судом нарушен уголовно-процессуальный закон, неправильно применен уголовный закон, выводы суда, изложенные в судебных актах, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Постановление о возбуждении уголовного дела противоречит требованиям закона, рапорт об обнаружении признаков преступления от 5 ноября 2009 г., уголовное дело возбуждено 14 декабря 2009 г., то есть за пределами процессуальных сроков, предусмотренных ч. 3 ст. 144 УПК РФ.

Указывает, что право изготовителя базы данных охраняется только в отношении базы данных, созданной или обнародованной после 31 декабря 2007 г. По данным официального сайта компании <...> с 2007 г. базы данных не регистрировались.

Судом не дана оценка тому обстоятельству, что экспертом А. обнаружена база данных, которая не существует у правообладателя, но эксперт включает в сумму ущерба ее стоимость, взятую, по его словам, из официального прайс-листа. Эксперт в качестве эталонного образца использовал свою собственную версию программы, установленную на личном компьютере. Экспертом указано, что обнаружена версия <...>. В суде подтвердилось, что установлена некоммерческая демо-версия. Однако об этом эксперт не указал, рассчитал ущерб как за коммерческую версию.

Полагает, что ввиду того, что <...> является базой данных, а не программой, ответственность по ст. 273 УК РФ не применима.

Считает, что отсутствует объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ. Поскольку в данном случае объектом авторских и смежных прав является база данных, охраняется система и форма, а не конкретный материал, поэтому при проведении экспертизы должна быть установлена идентичность между имеющейся у обвиняемого версией и версией, установленной на компьютере Б., а также официальной охраняемой версией. Согласно ст. 1304 ГК РФ базы данных являются объектами смежных прав, которые судом не рассматривались.

Полагает, что со стороны правоохранительных органов была явная провокация и подстрекательство к преступлению.

Не согласен с суммой ущерба, определенной экспертом. Поскольку была установлена демо-версия, правообладатель в любом случае не смог бы получить никакого дохода от данной установки баз. Следовательно, отсутствует признак совершения действий в крупном размере.

Кроме того, ущерб рассчитан представителем потерпевшего, однако его право оценивать ущерб не подтверждено. Полагает, что к определению ущерба должны применяться методические рекомендации по определению рыночной стоимости интеллектуальной собственности. Суд необоснованно опроверг доводы о том, что действиями обвиняемого не причинен фактический ущерб, так как Б. не желала приобретать программу, а ущерб выражается в неполучении прибыли.

В нарушение УПК РФ эксперт самостоятельно собрал материалы для исследования, использовал при исследовании методику собственного изобретения, не прошедшую аккредитации, компетентность эксперта не подтверждена. Нарушены правила опечатывания вещественных доказательств. Жесткий диск в судебное заседание не предоставлен. Заключение эксперта подлежит исключению как полученное с нарушением закона.

В деле не имеется доказательств, что программа <...> является вредоносной. Файл был скачан из Интернета вместе с программой и является регистратором программы, под определение вредоносной программы, данном в УК РФ, не подпадает. Доказательств, что данный файл создан или привнесен в программу извне самим обвиняемым, а не был скачан из Интернета вкупе с основной программой и не является ее основной частью, у обвинения нет. Доказательств того, что обвиняемый заранее знал, что для активации программы используется вредоносная программа, у обвинения также нет.

Полагает, что цели сбыта не было, поскольку установлена демо-версия, денежные средства в сумме 1000 рублей были получены исключительно за приезд, помощь в освоении ПК, технические услуги, не связанные с установлением базы, за работу, время, трафик Интернета, транспортные расходы. Действия обвиняемого не носили корыстный характер.

Просит приговор отменить, уголовное преследование в отношении него прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия не нашла оснований для отмены или изменения приговора.

Судом с достаточной полнотой установлены фактические обстоятельства по делу.

Выводы суда о виновности Е. в незаконном использовании объектов авторского права, приобретении, хранении, перевозке контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта, совершенных в крупном размере, а также в использовании и распространении программ для ЭВМ, заведомо приводящих к несанкционированному копированию информации, являются правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно проанализированных судом в приговоре и получивших оценку в соответствии со ст. 88 УПК РФ.

Материалами дела и судом установлено, что Е. 2 ноября 2009 года в нарушение ч. 1 ст. 44 Конституции Российской Федерации, ст. 1261, 1270, 1286, 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации с целью извлечения прибыли путем незаконного распространения программных продуктов незаконно скопировал (приобрел) на принадлежащий ему компьютер заведомо нелицензированный, то есть контрафактный, экземпляр не разрешенной к свободному распространению компьютерных программ системы <...> стоимостью 216018 рублей, правообладателем которой является ЗАО <...>, и хранил его с целью последующего сбыта. 5 ноября 2009 г. Е. перевез ноутбук с хранящейся на нем компьютерной программой в здание аэровокзала аэропорта <...>, где незаконно сбыл, то есть установил на жесткий диск стационарного компьютера нелицензированный, контрафактный экземпляр компьютерных программ системы <...>, используя при этом вредоносную программу <...>, позволяющую обойти процедуру стандартной установки и регистрации информационных баз. В результате преступных действий Е. ЗАО <...> причинен ущерб в крупном размере на сумму 216018 рублей.

К указанному выводу суд пришел на основании показаний представителя потерпевшего Ш., свидетелей Б., Ч., Б1., эксперта А., материалов дела, в том числе заключения эксперта, протокола осмотра места происшествия.

Суд в обоснование выводов о виновности Е. правильно сослался на показания свидетелей Б., Ч. и Б1., принимавших участие в оперативно-розыскном мероприятии и наблюдавших за действиями Е.

В соответствии со ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела.

Участие лиц в оперативно-розыскном мероприятии не исключает их допрос в качестве свидетелей.

Достоверность показаний свидетелей не вызывает сомнений, поскольку их показания последовательны, детальны, согласуются между собой и с материалами дела: протоколом выдачи Б. денежной купюры и видеокамеры, протоколом проверочной закупки, где зафиксировано проведение оперативно-розыскного мероприятия, установление сетевой версии программы <...> Е. и получения им денег, протоколом выемки у Б. телефона с записью разговоров с Е.

Оснований для оговора свидетелями Е. судом не установлено, Е. таких причин не назвал, не установила их и судебная коллегия.

Совокупность исследованных судом доказательств признана судом достаточной для разрешения дела. В связи с этим исследование видеозаписи и аудиозаписи не требовалось. Кроме того, ходатайств об исследовании данных записей в судебном заседании сторонами не было заявлено.

Суд пришел к правильному выводу о совершении преступления в крупном размере.

Доводы защиты о том, что судом не исследован вопрос действительной рыночной стоимости программного продукта, подлежат отклонению.

Согласно показаниям представителя потерпевшего Ш., прейскуранту и справке регионального информационного центра сети <...> <...> ООО <...> для конечного пользователя стоимость экземпляров (сетевой версии) справочных правовых систем <...> (установленных на компьютер Б.) составляет 216018 рублей, при этом рыночная стоимость экземпляров Системы <...> устанавливается в прейскурантах официальных дистрибьюторов ЗАО <...>; для установки на компьютер программы <...> заключается договор с официальным дистрибьютором ЗАО <...>.

Доводы защиты о том, что действиями Е. не причинен ущерб, так как установленная на компьютер версия не является коммерческим программным продуктом, и Б. не намерена была приобретать этот продукт, нельзя признать убедительными.

Согласно свидетельству об официальной регистрации программы для ЭВМ правообладателем программы для ЭВМ "Информационно-поисковая система <...> является акционерное общество закрытого типа <...>, которому принадлежат права по распространению программного продукта. Судом сделан правильный вывод, что компьютерная программа для ЭВМ <...> не разрешена к свободному распространению.

То обстоятельство, что Б. не намеревалась приобретать программу, не влияет на определение ущерба и совершение преступления в крупном размере.

Доводы осужденного и защиты о том, что установленная на компьютер версия продукта серии ОДД является некоммерческим программным продуктом и распространяется правообладателем бесплатно, опровергаются пояснениями представителя потерпевшего ЗАО <...> Ш., данными ею в ответе на запрос адвоката Бобровского В.В. Согласно ее пояснениям наименование "Ознакомительно-демонстрационный дистрибутив" (серия ОДД) не определяет ее стоимость, а лишь предоставляет дистрибьюторам право на его законную, безвозмездную и краткосрочную установку потенциальным клиентам для ознакомления с системой <...>; любой выпуск системы <...> имеет свою рыночную стоимость, которая устанавливается в прейскурантах официальных дистрибьюторов ЗАО <...>.

Из заключения эксперта следует, что установленная на жесткий диск компьютера программа <...> является работоспособной, ее использование возможно без ограничений.

Судом установлено, что Е. дистрибьютором ЗАО <...> не являлся, договор на использование объекта авторского права с правообладателем не заключал, как пользователь обязан был приобрести программный продукт (сетевую версию) не менее чем за 216018 рублей. Следовательно, стоимость установленного на компьютер программного продукта составила 216018 рублей, что является крупным размером исходя из определения, данного в примечании к ст. 146 УК РФ.

Доводы защиты об отсутствии полномочий у представителя потерпевшего Ш. и нарушении прав потерпевшего не основаны на материалах дела, согласно которым полномочия Ш. представлять интересы ЗАО <...> подтверждаются доверенностью. В таком случае неизвещение ЗАО <...> о рассмотрении дела не нарушает его прав как потерпевшего.

Утверждение защиты о том, что Ш. не вправе устанавливать стоимость (размер) ущерба (упущенной выгоды), также опровергаются доверенностью, из которой следует, что Ш. не наделена только правом предъявления гражданского иска. Кроме того, ее показания о стоимости систем <...> основаны на официальных прайс-листах.

Не состоятелен довод защиты о необходимости определения стоимости программного продукта на 29 октября 2009 г., поскольку сбыт осуществлен 5 ноября 2009 г., и в этот день преступление пресечено.

Отсутствие программы (системы) "Технологическая сводная региональная система" в прейскурантах дистрибьюторов, действующих на территории г. Перми и Пермского края, не ставит под сомнение показания Ш. и выводы эксперта А., и не исключает

существование названной системы в других регионах, учитывая, что программный продукт Е. был приобретен через сеть Интернет.

Утверждение защиты о том, что производство экспертизы незаконно, так как экспертиза проведена до возбуждения уголовного дела, также противоречит материалам дела, из которых следует, что постановление о назначении экспертизы вынесено в процессе расследования уголовного дела по ч. 3 ст. 146 УК РФ. Результаты экспертизы послужили поводом для возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 273 УК РФ. Нарушений уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовного дела не допущено, уголовные дела возбуждены в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 144 УПК РФ.

Согласно протоколу осмотра места происшествия время, установленное на компьютере Б., соответствовало реальному времени, у Е. в ходе осмотра изъят ноутбук.

Согласно заключению эксперта установленная 5 ноября 2009 г. на жестком диске компьютера версия <...> идентична версии программного продукта <...>, находящейся на ноутбуке.

В связи с чем доводы защиты о том, что система <...> могла быть установлена с иного источника, в том числе подключенного по локальной сети, неубедительны.

Из дела следует, что в судебном заседании исследовались только допустимые доказательства.

Оснований для удовлетворения председательствующим судьей ходатайства осужденного и защиты о признании заключения эксперта недопустимым доказательством по делу не имелось.

Так, согласно ч. 3 ст. 7 УПК РФ нарушение норм уголовно-процессуального закона судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Доказательства признаются недопустимыми, если при их собирании были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законом порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных уголовно-процессуальными нормами.

В судебном заседании с соблюдением установленной законом процедуры осужденным и адвокатом было заявлено ходатайство о признании заключения эксперта недопустимым доказательством по данному делу. Это ходатайство обсуждалось и разрешено председательствующим в установленном законом порядке. Убедительное обоснование выводов о признании исследованного в судебном заседании доказательства допустимым судом приведено в приговоре.

Каких-либо данных о том, что эксперт А. заинтересован в исходе дела, не имеется. Судом не установлено, что экспертом при проведении экспертизы были использованы не предоставленные следователем материалы, также не нашли подтверждение в судебном заседании обстоятельства, исключающие проведение экспертизы данным экспертом, в том числе и по основаниям его некомпетентности.

Утверждение адвоката Иванова А.Н. о том, что проведение экспертизы назначено с нарушением требований ст. 195 УПК РФ, и Е. не был ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы, опровергается протоколом ознакомления с указанным постановлением, имеющимся в деле. Ознакомление Е. с постановлением о назначении экспертизы проводилось с участием адвоката Бобровского В.В. То обстоятельство, что ознакомление с постановлением проводилось после проведения экспертизы, не лишало Е. и адвоката Бобровского В.В. ходатайствовать о проведении экспертизы иным экспертом.

Вопреки выводам адвоката о непроведении исследования заключение эксперта содержит исследовательскую часть, отсутствие подробного описания проведенных исследований не повлияло на обоснованность выводов эксперта, в том числе и о стоимости программного продукта.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о том, что информационно-поисковая система <...>, как база данных, является объектом смежных прав.

Согласно ст. 1304 ГК РФ объектами смежных прав являются базы данных в части их охраны от несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих их содержание материалов.

В соответствии со свидетельством, выданным правообладателю - акционерному обществу закрытого типа <...>, информационно-поисковая система <...> является программой для ЭВМ.

Таким образом, информационно-поисковая система <...> является объектом авторского права, нарушение которого влечет предусмотренную законом ответственность.

Установление обстоятельства, кем была заменена оболочка программного продукта, существенного значения для квалификации действий Е. не имеет.

Доводы осужденного и защиты о провокации на совершение преступления со стороны правоохранительных органов проверялись судом и обоснованно отвергнуты.

На основании имеющейся у правоохранительных органов информации о том, что Е. занимается незаконной установкой и распространением нелицензионного программного обеспечения, было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка".

Из показаний свидетеля Б. и самого осужденного Е. следует, что Б. обратилась к Е. с просьбой установить ей на компьютер систему <...>. Е. не отказался и не отрицал такую возможность, принял меры для поиска необходимой Б. системы, и после приобретения программы договорился с Б. о встрече.

Таким образом, умысел на незаконное использование объектов авторского права, а равно приобретение, хранение и перевозку контрафактных экземпляров в целях сбыта, сформировался у Е. независимо от деятельности сотрудников правоохранительных органов.

Проверочная закупка проведена в соответствии с Законом РФ "Об оперативно-розыскной деятельности", результаты оперативно-розыскной деятельности обоснованно использованы в качестве доказательств.

Доводы защиты и осужденного об отсутствии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 273 УК РФ, не основаны на материалах дела, опровергаются установленными обстоятельствами.

Так, из показаний свидетелей Б., Ч. и Б1. следует, что Е., установив на компьютер программу <...>, продемонстрировал ее работоспособность, при этом пояснил, что программа "взломана".

Согласно заключению эксперта А. и его показаний при установке программы <...> использовалась вредоносная программа <...>, позволяющая обойти процедуру стандартной установки и регистрации информационных баз программного продукта <...>. Данная программа обнаружена на ноутбуке, принадлежащем Е.

Таким образом, Е., используя вредоносную программу, осознавал общественную опасность своих действий, предвидел неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде несанкционированного копирования информации и желал этого.

Судом правильно установлено, что Е. по предварительной договоренности с Б. 5 ноября 2009 года за вознаграждение, не имея при этом переданных ему правообладателем ЗАО <...> прав на тиражирование и распространение, установил на компьютер контрафактный экземпляр компьютерной программы <...>, то есть незаконно использовал объект авторского права.

Судом правильно установлена дата окончания преступления, каких-либо существенных противоречий, которые бы не позволили суду прийти к однозначному выводу, не допущено.

Доводы осужденного об отсутствии корыстного характера своих действий и умысла на сбыт опровергаются показаниями Б., из которых следует, что за установку программы Е. потребовал 1000 рублей, так как программа дорогая и занимает много памяти.

Судом обоснованно сделан вывод о виновности Е. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 146, ч. 1 ст. 273 УК РФ.

Вопреки доводам жалобы адвоката Бобровского В.В. доказательства защиты, в том числе показания специалиста К. и сообщение <...>, получили надлежащую оценку в приговоре в совокупности с исследованными доказательствами.

Наказание Е. назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности Е., который характеризуется положительно. Судом учтены смягчающие наказание обстоятельства: раскаяние, отсутствие судимости, наличие на иждивении малолетнего ребенка, явка с повинной. Суд обоснованно признал объяснение Е., данное им до возбуждения уголовного дела, в качестве явки с повинной как смягчающее наказание обстоятельство. При этом объяснение Е. как доказательство его виновности не приведено судом в приговоре.

Назначенное Е. наказание является справедливым, соразмерным содеянному.

Вопрос о вещественных доказательствах разрешен в соответствии со ст. 81 УПК РФ, согласно которой орудие преступления, принадлежащее обвиняемому, в частности, компакт-диск <...> не может быть возвращен осужденному.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе права на защиту, которые бы влекли отмену приговора, при расследовании уголовного дела и рассмотрении его судом не допущено.

Руководствуясь ст. 377, ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Пермского районного суда Пермского края от 2 августа 2010 года в отношении Е. оставить без изменения, кассационную жалобу адвокатов Бобровского В.В., Иванова А.Н. и осужденного Е. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь