Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 октября 2010 г. по делу N 22-6992

 

Судья Слонова Н.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Белозерова В.А., судей Кодочигова С.Л., Клюкина А.В.,

с участием прокурора Кочетовой Е.А. рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление и.о. Соликамского городского прокурора Трегубова А.В. на приговор Соликамского городского суда от 6 июля 2010 года, по которому

П.С., родившийся ДАТА, в <...>, ранее не судимый,

П.А., родившийся ДАТА, в <...>, ранее не судимый,

оправданы по предъявленному им обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116, ч. 4 ст. 111 УК РФ, за непричастностью к совершению преступлений.

Заслушав доклад судьи Клюкина А.В., мнение прокурора Кочетовой Е.А., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора, судебная коллегия

 

установила:

 

П.А. и П.С. оправданы по предъявленному им обвинению в том, что в ночь с 14 на 15 мая 2007 года, они, находясь в гаражном массиве, расположенном у дома N <...> по ул. <...> г. Соликамска, в группе с неустановленными лицами причинили тяжкий вред здоровью Л. повлекшему по неосторожности смерть последнего, а также совместно с неустановленными лицами причинили побои С.

И.о. прокурора Трегубов А.В. в кассационном представлении просит отменить оправдательный приговор с направлением дела на новое судебное рассмотрение, поскольку вывод суда о непричастности П.А. и П.С. к указанным преступлениям противоречит имеющимся в деле доказательствам.

Анализируя выдержки из показаний потерпевшего С., свидетелей О., С1., ссылаясь как на источник доказательств без приведения их содержания на показания свидетелей А., Б1., О., Е., Н., А2., государственный обвинитель считает, что они опровергают показания оправданных об их непричастности к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть Л., и к причинению побоев С.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда.

В соответствии с частью 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор суда не может быть основан на предположениях, он постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, что соответствует положениям статьи 49 Конституции Российской Федерации о толковании неустранимых сомнений в виновности лица в пользу обвиняемого.

Судебной коллегией установлено, что требования ст. 305 и 306 УПК РФ судом соблюдены, в приговоре приведены все доказательства, представленные стороной обвинения, они проанализированы, проверены и оценены в соответствии со ст. 88 УПК РФ. На основании этой оценки сделан обоснованный вывод о недостаточности этих доказательств для достоверного вывода о виновности П.А. и П.С. в совершении вмененных им преступлений.

Вывод о стабильности показаний П.А. и П.С., последовательно отрицавших свое участие в указанных выше преступлениях, является правильным, поскольку в судебном заседании государственным обвинителем не представлено показаний данных лиц, в которых они признавали бы эти обвинения.

Показания свидетеля К., данные о котором засекречены, как правильно установил суд, в силу своей не конкретности не свидетельствуют, что П.С. говорил именно о своей причастности к избиению и смерти потерпевшего.

В силу требований ст. 14 УПК РФ обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а бремя доказывания обвинения и опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения.

Вместе с тем представленные стороной защиты свидетели Ш. и М. указали, что и в камере СИЗО П.С., а при этапировании и П.А., о причастности к преступлению не говорили. Подтвердили они и то, что в камере содержались лица, сотрудничающие с администрацией, которые притеснялись, в том числе и со стороны П., что соответственно в случае допроса именно таких лиц не исключает оговора последнего.

Показания С., С1., О., А., Б1., О., Е., Н., А2. приведены в приговоре суда, проверены и получили мотивированную оценку с учетом всех обстоятельств, в том числе тех, на которые ссылается государственный обвинитель в представлении.

Вывод суда о том, что ни один из допрошенных свидетелей не пояснил, что именно подсудимые принимали участие в избиении потерпевших, является обоснованным.

Признанные судом достоверными показания С1. о том, что П.С. в ночь с 14 на 15 мая 2007 года находился в клубе в качестве посетителя и покидал его в плохом настроении, не свидетельствуют о том, что он совместно с какой-то компанией, по показаниям С., Г. и О., состоящей из нескольких молодых людей и девушки, участвовал в избиении потерпевших.

Потерпевший С. на причастность П.С. к своему избиению не указывал, его показания о том, что его избили именно лица, занимающиеся ремонтом в клубе, являются предположением, поскольку согласно показаниям свидетелей Б1., Н., О., Л1., Р., Е., Е1., К. А2., и приходными кассовыми ордерами по оплате компрессора в мае месяце 2007 года П.С. ремонтные работы в клубе уже не производил. О том, что в марте - апреле 2007 года, а тем более в мае 2007 года в ремонтных работах каким-либо образом принимал участие П.А., ни один из допрошенных лиц не говорил.

Более того, из анализа показаний С. на предварительном следствии следует, что свое предположение о причастности к его избиению П.С. начал строить, исходя из того, что был избит неизвестным на следующий день после задержания последнего. Данное заявление неконкретно, что исключало его проверку в соответствии с требованиями ст. 87 УПК РФ, поскольку не содержит никакой информации о том, что именно П. желал оказать воздействие на потерпевшего, указывает на сложившиеся предвзятое отношение потерпевшего к последнему. О том, что в ходе предварительного расследования сотрудники милиции без всяких на то оснований предлагали дать изобличающие П.С. показания заявили свидетели А2., А1.

Вопреки доводам кассационного представления, из показаний свидетелей О. и К. не следует, что С., рассказывая об обстоятельствах смерти Л. и собственного избиения, указывал на братьев П-ных.

Оценивая показания С. о том, что когда он вылез из колодца, его первым ударил П.А., суд обоснованно отверг их как недостоверные, поскольку они являются непоследовательными и ничем более не подтверждены. Никто из допрошенных свидетелей П.А. на месте преступления не видел, ремонтом в клубе он занимался, следовательно, оснований звать С. и Л. из колодца для выполнения каких-либо работ у него не было.

Родная сестра потерпевшего К. пояснила, что С. семь лет ведет аморальный образ жизни, "бомжует", заикается, заговаривается, плохо помнит происходящие события.

По мнению судебной коллегии, судом сделан обоснованный вывод о непризнании в качестве доказательства, свидетельствующего о правдивости показаний С. протокола его освидетельствования. В соответствии с ч. 4 ст. 196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела и давать показания, то есть данный вопрос путем освидетельствования разрешен быть не может. Вместе с тем, как видно, ни у следственных органов, ни у суда указанных сомнений не возникало, о назначении и проведении экспертизы участники судебного заседания не ходатайствовали, а поскольку у суда имелась совокупность иных доказательств, чтобы оценить показания С., данный вопрос обоснованно не обсуждался. Не оспаривается в этой части приговор суда и в кассационном представлении.

Судом был проверен порядок проведения опознания и состояние потерпевшего в период проведения очных ставок. Согласно показаниям свидетелей С2., Л1., Т., вначале С. показал на Л1., как на лицо, его избивавшее, затем, после указания следователем на П.А., "опознал" последнего. Протокол опознания содержит замечание о неадекватности С. в момент опознания.

Кроме этого, сам прокурор в представлении не отрицает допущенных органами предварительного расследования нарушений уголовно-процессуального закона при проведении опознания С. П.А. и очной ставки между ними, однако расценивает их как несущественные.

Доводы прокурора в этой части противоречат требованиям ст. 193 УПК РФ. определяющей порядок проведения опознания.

Другие доводы прокурора сводятся к переоценке доказательств, которые оценены судом по внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, как это предусмотрено ст. 17 УПК РФ.

Показания свидетелей В., Г., А., Б., Л2., Е., Ш., А1., Ф., а также письменные доказательства: протокол осмотра места происшествия, заключение судебно-медицинского эксперта, судом также оценены, и правильно сделан вывод, что они ни сами по себе, ни в совокупности с другими доказательствами по делу не могут являться бесспорным основанием для вывода о виновности П.А. и П.С.

Таким образом, ни одно из представленных доказательств не осталось без оценки, данной в соответствии с требованиями закона. Поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления о том, что суд не дал в приговоре оценки исследованным в судебном заседании доказательствам, не привел в приговоре мотивы, по которым отверг доказательства, положенные в основу обвинения.

Иная оценка этих доказательств прокурором сама по себе не предусмотрена процессуальным законом в качестве обстоятельства, влекущего отмену приговора суда, а указанных в ст. 379, 380 УПК РФ оснований, влекущих отмену или изменение судебного решения в кассационном порядке, судебной коллегией не установлено. Нормы о законности и мотивированности судебного решения по данному делу выполнены.

Предусмотренных ст. 381 УПК РФ нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о лишении или ограничении гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдении процедуры судопроизводства или иных обстоятельств, которые повлияли либо могли повлиять на постановление законного и справедливого приговора, судебной коллегией при рассмотрении дела не выявлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Соликамского городского суда от 6 июля 2010 года в отношении П.С. и П.А. оставить без изменения, кассационное представление и.о. прокурора Трегубова А.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь