Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 октября 2010 г. по делу N 22-7215

 

Судья Мухайлов Р.Х.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Похожаева В.В., судей Казаковой Н.В., Кузнецова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 12 октября 2010 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного К.М. на приговор Куединского районного суда Пермского края от 30 августа 2010 года, которым

К.М., ДАТА рождения, место рождения, судимый

29 января 2007 года Куединским районным судом Пермского края за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 3-ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, и преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 28 августа 2009 года на основании постановления Мотовилихинского районного суда г. Перми от 17 августа 2009 года условно-досрочно на 1 год 8 месяцев 12 дней,

осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ, путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору Куединского районного суда Пермского края от 29 января 2007 года к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбывания наказания с 26 мая 2010 года.

Заслушав доклад судьи Похожаева В.В., мнение прокурора Дарьенко Л.Ю., полагавшей оставить судебное решение без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К.М. признан виновным в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства - смеси, в состав которой входит героин, в количестве 2,284 г, то есть в крупном размере, а также в незаконных приобретении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов.

В кассационной жалобе осужденный К.М., не отрицая факт обнаружения и изъятия 26 мая 2010 года во время обыска в его квартире и бане наркотического средства - смеси, в состав которой входит героин, в количестве 2,284 г, а также являющегося огнестрельным оружием пистолета с восемью боевыми патронами, утверждает, что ни наркотическое средство, ни пистолет с патронами ему не принадлежат, а были оставлены в его квартире и бане его знакомыми, соответственно, Г. и К., о чем сам он на момент производства обыска не знал. Наличие на обнаруженном и изъятом в его бане пистолете отпечатков его пальцев объясняет тем, что К. показывал ему этот пистолет, он брал его в руки, посмотрел и затем вернул К. Указывает, что в судебном заседании эти его доводы не только ничем не были опровергнуты, а напротив, были полностью подтверждены допрошенными в качестве свидетелей Г. и К., однако, несмотря на это, необоснованно расценены судом, как способ избежать наказания. Выводы суда о его виновности в незаконных приобретении и хранении наркотического средства и пистолета с патронами основаны только на предположениях и домыслах, доказательствами, исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре, не подтверждены. Ни следствием, ни судом полностью и объективно не установлены данные о его личности,

поскольку в материалах дела нет характеристик на него с места жительства и из мест лишения свободы, откуда он был освобожден условно-досрочно за добросовестный труд и хорошее поведение, не принято во внимание то, что на его иждивении находится двое малолетних детей, что его мать является пенсионеркой и нуждается в его помощи, а также наличие у него неизлечимого заболевания. После его осуждения он был допрошен в качестве свидетеля по уголовным делам по обвинению Г. и К. в тех же самых преступлениях, за которые осужден он. По этим основаниям просит приговор в отношении него отменить, направить уголовное дело на новое судебное разбирательство, уголовное преследование в отношении него прекратить.

В возражении на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель Габдрашитова М.Т. полагает приводимые в ней доводы несостоятельными, просит оставить ее без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в том числе, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

Согласно требованиям п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно содержаться описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1-4 ч. Л ст. 73 УПК РФ.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным, справедливым и признается таковым, когда постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

В силу ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность лица в совершении преступления подтверждена совокупностью достоверных доказательств, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Согласно ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должны быть приведены, в том числе, описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы в отношении подсудимого, мотивы, по которым суд отверг другие доказательства и должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

Эти требования закона по настоящему делу не соблюдены.

Как видно из материалов уголовного дела и протокола судебного заседания, в ходе предварительного следствия К.М. свою вину в инкриминируемых ему деяниях не признавал, от дачи показаний по существу предъявленного обвинения отказывался в силу ст. 51 Конституции РФ.

Из показаний К.М. судебном заседании следует, что обнаруженная 26 мая 2010 года в ходе обыска в его квартире пачка сигарет "Winston" с находившимся в ней наркотическим средством ему не принадлежит, была забыта на комоде в его квартире приходившим к нему в гости накануне его знакомым Г., а он (К.М.) впоследствии положил ее в карман своей куртки, не зная о том, что в ней находится наркотик. Обнаруженный 26 мая 2010 года во время обыска под полом в его бане пистолет с восемью боевыми патронами ему также не принадлежит, ранее он видел этот пистолет у своего знакомого К., который показывал этот пистолет ему и говорил, что нашел его в машине у П. Он брал этот пистолет в руки,

посмотрел его и вернул К., сказав, чтобы тот позвонил по поводу этого пистолета П. О том, что К. впоследствии спрятал этот пистолет в его бане, не знал.

Эти показания К.М. были полностью подтверждены показаниями допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей Г. и К.

Признав вышеуказанные показания К.М., Г. и К. недостоверными, а вину К.М. в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере и незаконных приобретении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов доказанной, суд в обоснование этих своих выводов сослался на то, что во время обыска по поводу обнаружения наркотического средства и пистолета с патронами К.М. никаких замечаний и возражений не высказывал, прибывшую для производства обыска следственную группу долго не пускал в свою квартиру, отказался открыть замок бани, ключ от которого нашли лица, производившие обыск, в ходе обыска нервничал, пытался пройти в прихожую, где висела куртка, в кармане которой была обнаружена пачка сигарет с находившимся в ней пакетиком героина, по поводу обнаружения данного пакетика пояснил, что "забыл про него", на то, что согласно заключению эксперта N 28 от 28 мая 2010 года на обнаруженном пистолете имеется след большого пальца правой руки К.М., а не К., а также на то, что К.М., Г. и К. являются лицами, употребляющими наркотики, и находятся в дружеских отношениях, ранее Г. и К. относительно обнаружения в квартире и бане К.М. наркотического средства и пистолета с патронами ничего не заявляли.

Между тем данные обстоятельства, вышеуказанные показания К.М., Г. и К. в части того, когда и каким образом наркотическое средство и пистолет с патронами оказались в квартире и бане К.М., а также доводы К.М. о его неосведомленности относительно нахождения пистолета с патронами в его бане не опровергают, не опровергаются они и другими доказательствами, приведенными судом в приговоре.

В материалах дела имеются показания свидетеля В. о том, что в ходе обыска К.М. заявлял, что пистолет не его (л.д. 87), однако эти показания судом в судебном заседании не проверены и оценки в приговоре не получили.

Каких-либо иных обстоятельств того, когда и каким образом наркотическое средство оказалось в квартире К.М., а пистолет с патронами - в принадлежащей ему бане, судом не установлено и в приговоре не приведено.

Кроме того, фактически соглашаясь с предъявленным К.М. органами предварительного следствия обвинением в незаконном приобретении им наркотического средства, а также являющегося огнестрельным оружием пистолета с боевыми патронами к нему "у неустановленного лица, при неустановленных обстоятельствах и в неустановленное время, но не позднее 09 часов 43 минут 26 мая 2010 года", суд оценки ему с точки зрения его соответствия вышеприведенным требованиям п. 1 ч. 1 ст. 73 и п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ не дал, вышеприведенные положения п. 1 ст. 307 УПК РФ, а также то, что указание времени совершения соответствующих преступных деяний "не позднее 09 часов 43 минут 26 мая 2010 года" предполагает, что они могли быть совершены в любое время до 09.43 часов 26 мая 2010 года, в том числе, более чем за шесть лет до этой даты, то есть за пределами установленного п. "б" ч. 1 ст. 78 УК РФ срока давности привлечения к уголовной ответственности, не учел.

Равным образом, признавав К.М. виновным в незаконном хранении наркотического средства без цели сбыта в крупном размере, суд также не дал оценки обвинению, предъявленному ему в этой части органами предварительного следствия с точки зрения его соответствия п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ, не учел положения п. 1 ст. 307 УПК РФ и то, что ч. 1 ст. 228 УК РФ предусматривает уголовную ответственность именно за незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, а не за обнаружение наркотического средства в ходе обыска, как это указано органами предварительного следствия в постановлении о привлечении К.М. в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении и судом при описании в приговоре соответствующего деяния, признанного доказанным.

Учитывая изложенное, приговор суда, как не содержащий достаточных доказательств, которые убедительно подтверждали бы вывод о доказанности вины К.М. в инкриминируемых ему деяниях и опровергали бы его доводы о своей невиновности, постановленный без оценки всех имеющихся доказательств по делу, установления и учета всех обстоятельств, влияющих на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного и на правильность применения уголовного, а также с несоблюдением требований уголовно-процессуального закона, повлиявшим на его законность и обоснованность, подлежит отмене, а уголовное дело в отношении К.М. - направлению на новое судебное разбирательство, в ходе которого суду необходимо принять предусмотренные законом меры для всестороннего исследования всех имеющихся доказательств по делу, дать им объективную оценку с учетом всех имеющих значение для дела обстоятельств и решить вопрос о виновности либо невиновности К.М. в инкриминируемых ему преступлениях.

В связи с отменой приговора по вышеуказанным основаниям доводы кассационной жалобы К.М. о несправедливости назначенного ему наказания судебной коллегией не рассматриваются, а они подлежат учету и оценке при новом разбирательстве уголовного дела.

Принимая во внимание характер, тяжесть, степень общественной опасности деяний, в совершении которых обвиняется К.М., и данные о его личности, оснований для изменения избранной в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 380, 381 и 388 УПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Куединского районного суда Пермского края от 30 августа 2010 года в отношении К.М. отменить.

Уголовное дело в отношении К.М. направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе.

Избранную в отношении К.М. меру пресечения в виде заключения под стражу оставить без изменения, продлив ему срок содержания под стражей до 26 ноября 2010 года включительно.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь