Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 октября 2010 г. по делу N 33-19615/2010

 

Судья Грошева Н.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего Ракуновой Л.И.

судей Дмитриевой Е.С., Шинкаревой Л.Н.

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 12 октября 2010 года кассационную жалобу ГУЗ МО "Психиатрическая больница N 11" на решение Шатурского городского суда Московской области от 08 сентября 2010 года по делу по иску К.М. к ГУЗ МО "Психиатрическая больница N 11" о предоставлении отпуска,

заслушав доклад судьи Дмитриевой Е.С.,

 

установила:

 

К.М. обратился в суд с иском к ГУЗ МО "Психиатрическая больница N 11" о предоставлении отпуска.

В обоснование иска указал, что с 17.05.2005 г. он работал у ответчика в должности заведующего отделением. 15.06.2010 г. истец обратился к администрации больницы с заявлением о предоставлении ему ежегодного дополнительного отпуска за 2009 г. и ежегодного основного и дополнительного отпусков за 2010 г. В соответствии с приказом от 15.06.2010 г. N 11 ему был предоставлен дополнительный оплачиваемый отпуск за фактически отработанное время за период с 17.01.2009 г. по 16.01.2010 г. в количестве 27 рабочих дней с 15.06.2010 г. по 15.07.2010 г.

Считает, что ответчиком нарушены требования трудового законодательства, поскольку никакого соглашения о разделении отпуска между ним и ответчиком не было, кроме того, не был составлен и график отпусков на 2010 г.

С учетом уточненных исковых требований просил суд признать приказ от 15.06.2010 г. N 11 незаконным, обязать ответчика предоставить ему дополнительный отпуск за 2010 г. за фактически отработанное время с 07.09.2010 г., а также взыскать компенсацию морального вреда в размере 50000 руб.

В судебном заседании истец поддержал заявленные требования, указав, что не использовал только дополнительный оплачиваемый отпуск за 2010 г. за фактически отработанное время. С 07.09.2001 г. он был выписан с больничного листа на работу. Придя на работу, он обратился к главному врачу с заявлением о предоставлении ему дополнительного оплачиваемого отпуска за 2010 г. за фактически отработанное время с 07.09.2010 г., но в устной форме ему было отказано.

Представитель ответчика иск не признал, указав, что дополнительный отпуск может быть предоставлен работнику авансом только по соглашению сторон, которого не было. Это связано с тем, что на предприятии по причине отпусков и болезней, а также по причине неукомплектованности штата сложилась сложная ситуация - работать некому. Кроме того, 09.09.2010 г. истец получает путевку на прохождение курсов повышения квалификации продолжительностью 2 месяца, которая начнется 13.09.2010 г.

Решением Шатурского городского суда Московской области от 08 сентября 2010 года иск удовлетворен частично. Суд постановил: признать приказ от 15.06.2010 г. N 15 о предоставлении К.М. отпуска незаконным; обязать ответчика предоставить истцу дополнительный отпуск за 2010 г. с 07.09.2010 г. за фактически отработанное время; взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 500 руб.

В удовлетворении остальной части иска отказано.

Не согласившись с указанным решением суда, ответчик обжалует его в кассационном порядке, просит отменить как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В силу положений ст. ст. 114, 115 ТК РФ работникам предоставляются ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка. Ежегодный основной оплачиваемый отпуск предоставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней.

В соответствии со ст. 116 ТК РФ ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска предоставляются работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, работникам, имеющим особый характер работы, а также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Согласно ст. 22 Федерального закона от 02.07.1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" врачам-психиатрам, иным специалистам, медицинскому и другому персоналу учреждений здравоохранения, участвующим в оказании психиатрической помощи предоставляется право на сокращенную продолжительность рабочего времени и дополнительный отпуск за работу в особо опасных для здоровья и тяжелых условиях труда в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В силу Постановления Минтруда РФ от 08.07.1993 г. N 133 "О дополнительном отпуске за работу с вредными условиями труда медицинского и другого персонала, участвующего в оказании психиатрической помощи" дополнительный отпуск за работу с вредными условиями труда продолжительностью 30 рабочих дней устанавливается: психологам и физиологам, которые непосредственно и полный рабочий день работают с психическими больными, врачам - руководителям (с ненормированным рабочим днем) психиатрических (психоневрологических), нейрохирургических, наркологических лечебно-профилактических учреждений, отделений, палат и кабинетов, домов инвалидов (отделений) для психически больных и их заместителям, главным психиатрам органов здравоохранения, непосредственно участвующим в оказании психиатрической помощи.

Согласно Списку производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день, утвержденному Постановлением Госкомтруда СССР, Президиума ВЦСПС от 25.10.1974 N 298/П-22, продолжительность дополнительного отпуска в рабочих днях врача-психиатра составляет 30 дней.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что с 17.01.2005 г. истец работал в ГУЗ МО "Психиатрическая больница N 11" в должности исполняющего обязанности заведующего 1 отделением врача-психиатра по 16 разряду на основании срочного трудового договора, который в силу ч. 4 ст. 58 ТК РФ считается заключенным на неопределенный срок.

15.05.2010 г. К.М. на имя главного врача ГУЗ МО "Психиатрическая больница N 11" было подано заявление о предоставлении отпуска за 2010 г. и дополнительного отпуска за 2009 г. с 15.06.2010 г.

Согласно приказу от 15.06.2010 г. N 11 истцу предоставлен дополнительный оплачиваемый отпуск за фактически отработанное время за период с 17.01.2009 г. по 16.01.2010 г. в количестве 27 рабочих дней с 15.06.2010 г. по 15.07.2010 г.

Из графика отпусков на 2010 г., утвержденного 11.12.2009 г. главным врачом ГУЗ МО "Психиатрическая больница N 11", согласованного 10.12.2010 г. с профсоюзным комитетом, усматривается, что основной и дополнительный отпуска должны быть предоставлены истцу в июне - июле 2010 г.

При оценке доводов истца о том, что график отпусков на 2010 г. не составлялся, в связи с чем он не был с ним ознакомлен, суд пришел к выводу о том, что на указанный период времени график имел место быть. В обоснование данного вывода суд указал, что из Приказа Министра здравоохранения Правительства Московской области от 15.02.2010 г. N 88-р "О дисциплинарном взыскании", одним из нарушений требований Основ законодательства РФ "Об охране здоровья граждан" и должностной инструкции, главному врачу ГУЗ МО "Психиатрическая больница N 11" К.А. был объявлен выговор, в том числе и за несоблюдение утвержденного графика отпусков.

При этом суд указал на то, что согласно представленному ответчиком акту от 14.12.2009 г., К.М. был ознакомлен с графиком отпусков, но не расписался в нем без объяснения причин отказа.

При оценке пояснений истца о том, что отпуск был предоставлен ему не полностью, без объяснения причин со стороны ответчика, при том, что никакого согласия на деление отпуска он не давал, а также о том, что он является почетным донором, в подтверждение чего истцом представлено удостоверение "Почетного донора России", суд, руководствуясь положениями ст. 125 ТК РФ, ст. 11 Закона РФ от 09.06.1993 N 5142-1 "О донорстве крови и ее компонентов", суд пришел к обоснованному выводу о том, что К.М. имеет право на оплачиваемый дополнительный отпуск, и отказ в его предоставлении является неправомерным, в связи с чем, требования истца в части признания приказа от 15.06.2010 г. N 11 незаконным и предоставлении дополнительного отпуска за 2010 г. за фактически отработанное время, подлежали удовлетворению.

При определении размера подлежащего взысканию морального вреда суд исходил из требований разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела, степени вины ответчика, и с учетом названных критериев оценки, счел возможным взыскать с ответчика в пользу истца 500 рублей.

Судебная коллегия находит, что при разрешении возникшего спора суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил решение, основанное на совокупной оценке собранных по делу доказательств и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не содержат обстоятельств, свидетельствующих о нарушении судом норм материального и процессуального права, и сводятся фактически к несогласию с той оценкой, которую исследованным по делу доказательствам дал суд первой инстанции, в связи с чем, не могут повлечь его отмену. Оснований к переоценке установленных судом обстоятельств у судебной коллегии не имеется, поэтому кассационная жалоба не может быть удовлетворена.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Шатурского городского суда Московской области от 08 сентября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь