Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 октября 2010 г. по делу N 4а-2684/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу К. на постановление мирового судьи судебного участка N 44 района Орехово-Борисово Южное г. Москвы от 13 апреля 2010 года и решение судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 18 июня 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 44 района Орехово-Борисово Южное г. Москвы от 13 апреля 2010 года К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 18 июня 2010 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба К. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе К. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что отсутствует событие административного правонарушения, поскольку акт медицинского освидетельствования составлен с нарушением закона; с целью соблюдения требований, предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ, в рамках рассмотрения дела надлежало выяснить, соответствовало ли требованиям закона проведенное в отношении него освидетельствование и документальное закрепление его результатов; жалоба на постановление мирового судьи рассмотрена судьей районного суда без учета положений ст. 30.6 КоАП РФ.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 44 района Орехово-Борисово Южное г. Москвы от 13 апреля 2010 года и решение судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 18 июня 2010 года по делу об административном правонарушении законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 27 марта 2010 года в 08 часов 40 минут К. в нарушение п. 2.7 ПДД РФ управлял автомобилем "<...>" государственный регистрационный знак <...>, находясь в состоянии опьянения, следовал на нем в г. <...> по <...> шоссе от ул. <...> в сторону <...>, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) лица, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управление транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием, в том числе, лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и объяснения К.: "26.03.10 я выпил вечером примерно 200 - 250 г водки"; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, из которого усматривается, что К. в присутствии двух понятых был направлен на медицинское освидетельствование при наличии признаков опьянения и согласился его пройти, что удостоверил своей подписью; актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения и приложенными к нему бумажными носителями с результатами теста дыхания, согласно которым у К. установлено состояние опьянения, в связи с чем вывод мирового судьи о наличии в действиях К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе К. заявляет об отсутствии события административного правонарушения, поскольку акт медицинского освидетельствования составлен с нарушением закона, а именно, данный акт составлен в его отсутствие, ему не предъявлялся для ознакомления и не вручался, изложенная в акте клиническая картина не соответствует действительности, подписи понятых в нем отсутствуют. Данный довод нельзя признать состоятельным, так как представленные материалы свидетельствуют о том, что процедура медицинского освидетельствования проведена в отношении К. в соответствии с Инструкцией по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утвержденной Приказом Минздрава от 14.07.2003 N 308. При проведении медицинского освидетельствования у К. выявлены клинические признаки опьянения, с учетом совокупности которых и двукратном исследовании выдыхаемого воздуха при наличии положительного результата, превышающего допустимый пороговый уровень концентрации алкоголя в выдыхаемом воздухе, врачом было установлено у К. состояние опьянения. Медицинское освидетельствование проведено медицинским работником, прошедшим соответствующую подготовку и имеющим право проводить медицинское освидетельствование на состояние опьянения, надлежащим техническим средством измерения, разрешенным к применению на территории Российской Федерации. Из представленных материалов усматривается, что акт составлялся непосредственно по получении результатов каждого вида исследования, ставить под сомнение достоверность изложенных в акте медицинского освидетельствования сведений, а также полагать, что у К. отсутствовали клинические признаки опьянения, которые зафиксированы в акте медицинского освидетельствования, оснований не имеется. Ссылка К. на то, что в акте отсутствуют подписи понятых, не основана на законе, так как присутствие понятых при проведении медицинского освидетельствования нормами КоАП РФ, а равно положениями вышеуказанной Инструкции не предусмотрено. Указание заявителя в надзорной жалобе на п. 9 "Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов", утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.06.2008 N 475, не может быть принято во внимание, так как данные положения Правил к обстоятельствам по настоящему делу не применимы, потому как речь в них идет об освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения, которое проводится должностным лицом, а в отношении К. было проведено медицинское освидетельствование медицинским работником.

По мнению К., в рамках рассмотрения дела надлежало получить подтверждение о прохождении тестирования и опломбирования технического средства измерения, а также соответствия уровня квалификации медицинского работника, проводившего медицинское освидетельствование. Между тем, из представленных материалов усматривается, что в ходе рассмотрения дела данные обстоятельства являлись предметом исследования, сведения, о которых упоминает заявитель, в достаточной степени зафиксированы в акте медицинского освидетельствования, который исследован в рамках рассмотрения дела и проверки доводов жалобы и оценен по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

Также К. указывает, что в рамках рассмотрения дела надлежало допросить медицинского работника об обстоятельствах процедуры медицинского освидетельствования и получить показания иных лиц, не заинтересованных в исходе дела, находившихся во время оформления правонарушения в непосредственном контакте с ним. Данный довод не может повлечь удовлетворение жалобы, поскольку из представленных материалов усматривается, что в порядке, предусмотренном ст. 24.4 КоАП РФ, К. не ходатайствовал о допросе каких-либо лиц, по инициативе мирового судьи и судьи районного суда допрос кого-либо необходимым не признавался. Имеющиеся доказательства обоснованно признаны судебными инстанциями достаточными для рассмотрения дела по существу. К выводу о виновности К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, судебные инстанции пришли на основании всесторонне, полно и объективно исследованных доказательств по делу, которые приведены выше, и с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Довод К. о том, что жалоба на постановление мирового судьи рассмотрена судьей районного суда без учета положений ст. 30.6 КоАП РФ, не соответствует действительности, поскольку судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ, в ходе его рассмотрения предметом проверки являлись и вышеизложенные доводы, которым дана надлежащая и мотивированная оценка, подвергать сомнению которую оснований не имеется.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 44 района Орехово-Борисово Южное г. Москвы от 13 апреля 2010 года и решение судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 18 июня 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении К. оставить без изменения, надзорную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь