Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 октября 2010 г. по делу N 4а-2840/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу защитника Л. в интересах К. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 319 района Ярославский г. Москвы от 15 апреля 2010 года и решение судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 02 августа 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 319 района Ярославский г. Москвы от 15 апреля 2010 года К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 02 августа 2010 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба К. и его защитника - без удовлетворения.

В надзорной жалобе защитник Л. в интересах К. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что дело рассмотрено в его отсутствие и отсутствие К., тогда как они не были надлежащим образом извещены о месте и времени рассмотрения дела; показания В. не могут являться доказательством надлежащего извещения о месте и времени рассмотрения дела; сотрудником ГИБДД был нарушен порядок направления на медицинское освидетельствование, законные основания для применения данной меры обеспечения производства по делу отсутствовали, в процессуальных документах указаны разные признаки опьянения, вследствие чего протокол о направлении на медицинское освидетельствование и протокол об административном правонарушении являются недопустимыми доказательствами по делу; К. не разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, в связи с чем имеющиеся в материалах дела процессуальные документы не могут быть использованы в качестве доказательств по делу.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

Из материалов дела следует, что 08 марта 2010 года в 23 часа 00 минут К., следуя в районе дома <...>, управлял автомобилем "<...>" государственный регистрационный знак <...> с явными признаками опьянения - запах алкоголя изо рта, поведение, не соответствующее обстановке, отказался от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, после чего в нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ не выполнил законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении К. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно акту медицинского освидетельствования он от его прохождения отказался.

Факт совершения К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и объяснения К.: "От сдачи биологического анализа отказываюсь"; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, из которого следует, что такое освидетельствование в отношении К. не проводилась, при этом он указал в данном акте в присутствии двух понятых: "Согласен пройти у врача-нарколога"; актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения, согласно которому К. отказался проходить медицинское освидетельствование, данный отказ выразил врачу, собственноручно указав в акте: "Анализ мочи сдавать отказываюсь"; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; рапортами сотрудников ГИБДД, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе заявитель указывает, что дело рассмотрено в его отсутствие и отсутствие К., тогда как они не были надлежащим образом извещены о месте и времени рассмотрения дела. Обосновывая указанный довод, заявитель ссылается на то, что повестка, направленная в адрес К., получена им только 16 апреля 2010 года, то есть после даты назначенного судебного заседания, а, кроме того, в ней отсутствовали сведения о дате и времени рассмотрения дела; содержание телефонограммы от 08 апреля 2010 года, не соответствует действительности, так как номер телефона <...>, указанный в телефонограмме, принадлежит не К., а его защитнику Л., в связи с чем К. не мог получить информацию по данному номеру; мер к извещению защитника Л. мировым судьей не было предпринято вовсе.

Данный довод и обстоятельства, на которые ссылается заявитель, не могут повлечь отмену состоявшихся по делу судебных решений. Из материалов дела следует, что, будучи извещенным о рассмотрении дела 17 марта 2010 года в 10 часов 30 минут в помещении судебного участка N 319 района Ярославский г. Москвы, К. направил в адрес указанного судебного участка телеграмму (л.д. 18), в которой ходатайствовал, в частности, об отложении рассмотрения дела в связи с болезнью, а также необходимостью ознакомления с материалами дела и привлечения защитника. В указанной телеграмме К. указал контактный телефон <...>. Данное ходатайство К. было удовлетворено, судебное заседание отложено на 23 марта 2010 года. Впоследствии рассмотрение дела также откладывалось из-за неявки К. на 08 апреля 2010 года и 15 апреля 2010 года. При этом о рассмотрении дела 08 апреля 2010 года в 11 часов 00 минут К. извещался путем направления телеграммы (л.д. 26, 27) по адресу его места жительства, указанному им при составлении протокола об административном правонарушении, которая адресату доставлена не была, так как квартира закрыта, по извещению за телеграммой он не являлся. Вместе с тем, материалы дела дают основания сделать вывод о том, что о рассмотрении дела 08 апреля 2010 года К. был осведомлен, потому как в указанный день звонил в судебный участок и сообщил о невозможности явиться в судебное заседание. Это следует, в частности, из показаний секретаря судебного участка N 319 района Ярославский г. Москвы В., допрошенной в качестве свидетеля в рамках проверки доводов жалобы судьей районного суда. В. также пояснила, что в ходе телефонного разговора она сообщила К. о том, что судебное заседание состоится 15 апреля 2010 года в 11 часов 00 минут, после чего оформила телефонограмму, в которой указала, что К. извещен по мобильному телефону <...>, так как полагала, что он звонил в судебный участок именно с этого телефона. Более того, из показаний В. следует, что до К. в судебный участок звонил Л., который также интересовался датой рассмотрения дела и был лично извещен по телефону о месте и времени судебного разбирательства. Ставить под сомнение достоверность показаний В. поводов нет. Ее предположение о том, что К. звонил в судебный участок с мобильного телефона <...>, не безосновательно, поскольку именно этот номер телефона он указывал как контактный в телеграмме, направленной в адрес судебного участка 15 марта 2010 года (л.д. 18).

Изложенное свидетельствует о том, что как К., так и его защитник Л., были осведомлены о месте и времени рассмотрения дела, однако, 15 апреля 2010 года в судебное заседание вновь не явились, о причинах своей неявки не сообщили, ходатайств об отложении судебного разбирательства не представили, а потому мировой судья обоснованно и с соблюдением положений ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ, рассмотрел дело 15 апреля 2010 года в их отсутствие. Приведенные выше обстоятельства позволяют расценивать действия К. и его защитника Л., которые неоднократно не являлись в судебное заседание, не предоставляя документов в подтверждение причин своей неявки, как злоупотребление ими своими процессуальными правами.

Ссылка заявителя на то, что К. была направлена повестка без даты и времени судебного заседания, которая получена им после даты назначенного судебного заседания, в данном случае не имеет какого-либо значения, так как вышеизложенное свидетельствует о том, что информация о месте и времени рассмотрения дела была доведена до К. посредством телефонной связи, когда он самостоятельно позвонил в судебный участок.

Равным образом по вышеизложенным причинам нельзя принять во внимание утверждение заявителя о недостоверности сведений, изложенных в телефонограмме от 08 апреля 2010 года, составленной секретарем В.

Довод защитника Л. о том, что мер к его извещению о месте и времени рассмотрения дела мировым судьей не было предпринято вовсе, также не может быть признан состоятельным. В надзорной жалобе защитник Л. не оспаривал, что самостоятельно звонил в судебный участок, что в совокупности с вышеприведенными показаниями В. о том, что Л. была сообщена дата судебного заседания, когда он сам звонил в судебный участок, свидетельствует об осведомленности Л. о месте и времени рассмотрения дела.

С доводом заявителя о том, что показания В. не могут являться доказательством надлежащего извещения о месте и времени рассмотрения дела, согласиться нельзя. В силу ч. 1 ст. 25.6 КоАП РФ в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению. В данном случае секретарь судебного участка В. была вызвана судьей районного суда в качестве свидетеля для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, что не противоречит нормам КоАП РФ, и была допрошена в ходе судебного разбирательства с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ. Показания указанного лица последовательны, непротиворечивы, соответствуют требованиям, предусмотренным ст. 26.2 КоАП РФ, а потому ставить под сомнение их достоверность причин не имеется, они обоснованно признаны судьей районного суда имеющими доказательственную силу.

В надзорной жалобе заявитель указывает, что сотрудником ГИБДД был нарушен порядок направления на медицинское освидетельствование, так как содержание материалов дела дает основания полагать, что К. не было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. Данный довод является надуманным и основан на предположениях. Материалы дела в свою очередь, напротив, свидетельствуют о том, что К. было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, однако, он не согласился на проведение такой процедуры, выразил желание пройти освидетельствование у врача-нарколога, о чем собственноручно указал в соответствующем акте (л.д. 3) и удостоверил эту запись своей подписью, что также было удостоверено и подписями понятых. Более того, во всяком случае ст. 27.12 КоАП РФ не содержит указания на необходимость проведения обязательного предварительного освидетельствования водителя транспортного средства сотрудником милиции на состояние алкогольного опьянения на месте до направления его на медицинское освидетельствование.

Довод заявителя о том, что законные основания для направления К. на медицинское освидетельствование отсутствовали, является необоснованным. В соответствии с "Правилами освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов", утвержденными Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит при наличии достаточных оснований полагать, что он находится в состоянии опьянения. Из протокола о направлении на медицинское освидетельствование следует, что основаниями для направления К. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения послужило наличие у него явных признаков опьянения - изменение кожных покровов лица, не соответствующее обстановке поведение. В протоколе об административном правонарушении в качестве такого основания указан отказ К. от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, а также наличие у него признаков опьянения - не соответствующее обстановке поведение, запах алкоголя изо рта. В соответствии с положениями вышеуказанных Правил подобные основания являются достаточными для направления водителя транспортного средства на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, что свидетельствует о законности требования сотрудника ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения и обоснованности направления К. на такое освидетельствование.

В надзорной жалобе заявитель указывает, что в процессуальных документах указаны разные признаки опьянения. Между тем, данное обстоятельство не может повлечь признание имеющихся в материалах дела доказательств недопустимыми, а также не ставит под сомнение наличие у К. перечисленных выше признаков опьянения, поскольку таковые были выявлены у него и в ходе медицинского освидетельствования при исследовании клинической картины. Более того, в каждом из процессуальных документов указан признак опьянения - не соответствующее обстановке поведение, наличие которого в соответствии с названными выше Правилами уже являлось достаточными для направления К. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Совокупность доказательств по настоящему делу свидетельствует о том, что К. был направлен на медицинское освидетельствование с соблюдением требований, предусмотренных ст. 27.12 КоАП РФ, и упомянутых выше Правил, при наличии к тому достаточных оснований и в присутствии двух понятых, что удостоверено их подписями в соответствующем протоколе, а также подписью К., который не сделал каких-либо замечаний по факту совершенного процессуального действия, а также по содержанию протокола. Пройти медицинское освидетельствование К. согласился, тем не менее, данная процедура в полном объеме проведена не была по причине отказа К. от сдачи анализа мочи, что и послужило основанием для привлечения К. к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, так как отказом от прохождения медицинского освидетельствования является как такой отказ, высказанный сотруднику милиции при применении соответствующей меры обеспечения производства по делу, так и непосредственно медицинскому работнику при проведении медицинского освидетельствования.

Протокол об административном правонарушении и протокол о направлении на медицинское освидетельствование составлены уполномоченным на то должностным лицом, с соблюдением требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ и ст. 27.12 КоАП РФ, соответственно.

По мнению заявителя, имеющиеся в материалах дела процессуальные документы не могут быть использованы в качестве доказательств по делу, потому как К. не разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ. Между тем, данное утверждение не соответствует действительности, содержание протокола об административном правонарушении свидетельствует о том, что в момент возбуждения производства по делу положения ст. 51 Конституции РФ К. были разъяснены.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 319 района Ярославский г. Москвы от 15 апреля 2010 года и решение судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 02 августа 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении К. оставить без изменения, надзорную жалобу защитника Л. в интересах К. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь