Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР

 

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ (1-Е ПОЛУГОДИЕ 2010 ГОДА)

 

Назначение наказания

 

Суд необоснованно не признал в качестве смягчающих наказание обстоятельств оказание материальной помощи потерпевшим и доставку потерпевшего в больницу.

Приговором Темниковского районного суда от 3 ноября 2009 г. П. и И. осуждены по ч. 4 ст. 111 УК РФ к восьми годам и восьми годам трем месяцам лишения свободы соответственно.

Они признаны виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего А.

Вина осужденных полностью доказана исследованными в судебном заседании доказательствами, юридическая оценка содеянному судом дана правильная.

Однако при назначении наказания суд необоснованно не учел в качестве смягчающих наказание обстоятельств доставление П. и И. потерпевшего А. в больницу, а у П. также - оказание материальной помощи потерпевшей А.

Судом установлено, что П. оказывал потерпевшей А. материальную помощь для лечения ее мужа в больнице. И. и П. сразу же после избиения потерпевшего доставили его в больницу для оказания медицинской помощи.

При таких обстоятельствах судебная коллегия смягчила назначенное П. и И. наказание.

 

Определение N 18/2010

 

В соответствии со статьей 64 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления, наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.

Приговором Пролетарского районного суда г. Саранска от 22 декабря 2009 г. А. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к трем годам лишения свободы.

Он признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, вызвавшего значительную стойкую утрату трудоспособности не менее чем на одну треть.

Судом сделан правильный вывод о необходимости назначения А. наказания в виде реального лишения свободы. Однако при определении размера наказания не в полной мере были учтены все данные о личности А., смягчающие обстоятельства, влияние назначенного наказания на условия жизни семьи осужденного, мнение потерпевшей.

А. активно способствовал раскрытию преступления путем дачи последовательных признательных показаний, принял меры к возмещению причиненного морального вреда, имеет на иждивении малолетнего ребенка, вину признал полностью, ранее не судим, вину признал полностью.

Отягчающих наказание обстоятельств не имеется.

Судебная коллегия признала совокупность смягчающих наказание обстоятельств исключительными, и снизила назначенное наказание до одного года лишения свободы с применением статьи 64 УК РФ.

 

Определение N 296/10

 

По смыслу закона, если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения предыдущего приговора, правила статьи 69 УК РФ не применяются. В таких случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно. Если по последнему делу виновный будет осужден условно, то оба приговора об условном осуждении исполняются самостоятельно.

Приговором Пролетарского районного суда г. Саранска от 1 февраля 2010 г. А. осужден по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 6.2 ст. 88 УК РФ к одному году восьми месяцам лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ присоединено частично не отбытое наказание по приговору Ленинского районного суда г. Саранска от 28 октября 2009 г. и окончательно назначено три года семь месяцев лишения свободы. В соответствии со статьей 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условной с испытательным сроком в три года.

А. признан виновным в совершении кражи, то есть тайного хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище.

Судом обсуждался вопрос о назначении осужденному наказания с применением правил ч. 6.2 ст. 88 УК РФ и сделан правильный вывод о том, что имеются основания для принятия решения о повторном условном осуждении.

Вместе с тем применение судом при назначении наказания правил ч. 5 ст. 69 УК РФ судебная коллегия признала необоснованным.

По смыслу закона, если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения предыдущего приговора, правила статьи 69 УК РФ применены быть не могут. В таких случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно. Если по последнему делу виновный будет осужден условно, то оба приговора об условном осуждении исполняются самостоятельно.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Мордовия от 13 декабря 2009 г. приговор Ленинского районного суда г. Саранска от 28 октября 2009 г. в отношении А. был изменен. В силу положений ч. 6.2 ст. 88 и ст. 73 УК РФ назначенное ему на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ наказание в виде трех лет шести месяцев лишения свободы определено условным с испытательным сроком в три года. Приговор Ленинского районного суда г. Саранска от 16 июля 2008 г., которым А. осужден к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года, постановлено исполнять самостоятельно.

Преступление, за которое А. осужден приговором от 1 февраля 2010 г., совершено до вынесения приговора от 28 октября 2009 г.

Поскольку суд принял решение об условном осуждении А., судебная коллегия исключила из приговора указание о назначении наказания в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ и установила новый испытательный срок.

 

Определение N 573/10

 

Согласно части 4 статьи 73 УК РФ при условном осуждении могут быть назначены дополнительные виды наказаний, однако условным может быть признано только основное наказание. Дополнительные наказания приводятся в исполнение реально, о чем указывается в резолютивной части приговора.

Приговором Рузаевского районного суда от 25 февраля 2010 г. И. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к шести месяцам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на один год, в силу статьи 73 УК РФ условно с испытательным сроком в шесть месяцев.

Суд, назначая основное и дополнительное наказание И. и применяя правила статьи 73 УК РФ, не указал, к какому виду наказания - основному или дополнительному - применены положения данной статьи.

Согласно ч. 4 ст. 73 УК РФ при условном осуждении могут быть назначены дополнительные виды наказаний, однако условным может быть признано только основное наказание. Дополнительные наказания приводятся в исполнение реально, о чем указывается в резолютивной части приговора.

Исходя из требований ч. 1 ст. 73 УК РФ, наказание в виде лишения права управлять транспортным средством не может быть назначено условно.

Поскольку стороной обвинения приговор в этой части обжалован не был, судебная коллегия исключила из приговора назначение И. дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством сроком на один год.

 

Определение N 878/10

 

Согласно статье 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбывания, применению иных мер воздействия.

Приговором Рузаевского районного суда от 11 марта 2010 г. И. осужден по ч. 2 ст. 109 УК РФ к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права занимать должности в органах системы Министерства внутренних дел РФ, связанные с присвоением специальных званий, сроком на два года.

Он признан виновным в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей.

Судом сделан правильный вывод о том, что исправлен И. может быть только в местах лишения свободы.

Часть 2 ст. 109 УК РФ, кроме основной меры наказания, предусматривает альтернативную возможность назначения дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на определенный срок.

В нарушение требований статьи 307 УПК РФ решение суда в части назначения дополнительного наказания не мотивированно.

Судебная коллегия приговор изменила, исключила назначение И. дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности в системе Министерства внутренних дел РФ, связанные с присвоением специальных званий, сроком на два года.

 

Определение N 879/10

 

В соответствии с частью 7 статьи 316 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в соответствии с главой 40 УПК РФ в особом порядке судопроизводства наказание не может быть назначено более 2/3 от максимально возможного, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК РФ.

Р. осужден приговором мирового судьи судебного участка N 2 Чамзинского района от 8 февраля 2010 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ к восьми месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В качестве отягчающего обстоятельства признан рецидив преступлений.

Приговором Чамзинского районного суда от 25 марта 2010 г. приговор мирового судьи изменен, наказание снижено с применением положений ч. 3 ст. 68 УК РФ до шести месяцев лишения свободы.

Уголовное дело в отношении Р. рассмотрено мировым судьей в соответствии с главой 40 УПК РФ в особом порядке судопроизводства.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ в таких случаях наказание не может быть назначено более 2/3 от максимально возможного, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК РФ. То есть максимально возможное наказание Р. не могло превышать одного года четырех месяцев лишения свободы. От этого наказания должно исчисляться и наказание, назначаемое в соответствии с положениями ч. 3 ст. 68 УК РФ, то есть менее одной трети от максимально возможного наказания. Тем самым наказание Р. не могло превышать пяти месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия приговоры изменила, снизила назначенное Р. наказание до четырех месяцев лишения свободы.

 

Определение N 908/10

 

В соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, независимо от вида рецидива, отбывание наказания назначается в исправительной колонии общего режима.

Приговором Пролетарского районного суда г. Саранска от 30 ноября 2009 г. О., ранее судимая приговором Ленинского районного суда г. Саранска от 25 сентября 2007 г. по ч. 3 ст. 160 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; постановлением Октябрьского районного суда г. Саранска от 1 июня 2009 г. испытательный срок продлен на один месяц, осуждена по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение отменено, в силу статьи 70 УК РФ окончательно назначено три года один месяц лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Правильно квалифицировав действия осужденной и определив ей справедливое наказание, суд неверно назначил вид исправительного учреждения.

Суд не учел, что в соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, независимо от вида рецидива, отбывание наказания назначается в исправительной колонии общего режима. О. по приговору от 25 сентября 2007 г. была судима за совершение тяжкого преступления.

 

Определение N 28/10

 

Согласно положениям ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Приговором Октябрьского районного суда г. Саранска от 3 июня 2005 г. М. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к десяти годам шести месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 14 декабря 2005 г. приговор изменен, смягчающим наказание обстоятельством признана явка с повинной, наказание снижено до десяти лет трех месяцев.

При назначении М. наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления и личность виновного, вместе с тем в нарушение положений ч. 2 ст. 63 УК РФ, необоснованно учел при назначении наказания наступление тяжких последствий - смерти потерпевшего, тогда как данное обстоятельство является признаком преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Президиум Верховного суда Республики Мордовия приговор и кассационное определение изменил, исключил из мотивировочной части приговора указание на наличие отягчающего обстоятельства - смерть потерпевшего.

 

Постановление N 2/10

 

Квалификация отдельных видов преступлений

 

В силу примечания к статье 228 УК РФ лицо, добровольно сдавшее наркотическое средство и активно способствовавшее раскрытию преступления, освобождается от уголовной ответственности.

Приговором Краснослободского районного суда от 14 января 2010 г. Т. осужден по ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 230 и п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ за незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере; за склонение С. к потреблению наркотического средства и незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере.

Выводы суда о доказанности вины Т. в склонении С. к потреблению наркотических средств и незаконном сбыте последнему марихуаны в крупном размере и квалификации его действий по ч. 1 ст. 230 и п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, являются правильными.

Вместе с тем суд ошибочно признал Т. виновным в незаконном приобретении, хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Как видно из материалов уголовного дела, перед возбуждением уголовного дела Т. явился с повинной в Краснослободский РОВД, где сообщил о совершенном им преступлении, заключавшемся в том, что часть имеющейся у него марихуаны он передал своему соседу С., а часть осталась у него.

В этот же день в присутствии Т. был произведен осмотр места его жительства и подсобных помещений, где изъят бумажный сверток с марихуаной.

Явка Т. с повинной и добровольная выдача бумажного свертка с марихуаной были положены судом в основу обвинения и учтены при назначении наказания.

В силу примечания к ст. 228 УК РФ лицо, добровольно сдавшее наркотическое средство и активно способствовавшее раскрытию преступления, освобождается от уголовной ответственности.

Судебная коллегия приговор в части осуждения Третьякова по ч. 1 ст. 228 УК РФ отменила, дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

 

Определение N 22-768/10

 

В соответствии со статьей 31 УК РФ добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

Приговором Октябрьского районного суда г. Саранска от 25 февраля 2010 г. Л., М.А. и М.Б., помимо других преступлений, были осуждены за совершение покушений на кражу автомобилей у потерпевших Н. и М.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, а именно то, что осужденные предварительно договорились на совершение хищения автомобилей потерпевших Н. и М. с целью последующей их разукомплектации. Л. лезвием ножа открыл замок водительской двери, а М.А. и М.Б. проникли в салон автомашины, чтобы завести двигатель и уехать.

В то же время суд дал неправильную оценку действиям виновных, ошибочно квалифицировав их как покушение на хищение автомашины.

В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на совершение преступления признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Действий, непосредственно направленных на хищение автомобиля, при наличии реальной возможности осужденные не совершали. Поняв, что двигатель не заводится, они прекратили всякие попытки, направленные на хищение.

Вывод суда о недоведении преступления до конца по независящим от воли виновных обстоятельствам является ошибочным, так как ничто не препятствовало осужденным реально осуществить задуманное путем поиска подручных средств или используя иные способы, но они никаких действий к этому не предприняли.

При таких обстоятельствах характер действий осужденных свидетельствует о том, что после того, как двигатель не завелся, они добровольно и окончательно отказались от доведения преступления до конца. Поэтому согласно ч. 2 ст. 31 УК РФ они не подлежат уголовной ответственности.

Определением судебной коллегии приговор отменен в части осуждения Л., М.А. и М.Б. по ч. 3 ст. 30, п.п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (потерпевший Н.) и по ч. 3 ст. 30, п.п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (потерпевший М.) и производство в этой части прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления.

 

Определение N 22-808/10

 

По смыслу закона, продолжаемым преступлением является преступление, состоящее из двух или более тождественных действий, которые охватываются единым умыслом, имеют общую цель и составляют единое преступление (например, совершение хищения, состоящего из ряда тождественных преступных действий, выразившихся в изъятии чужого имущества из одного и того же источника, объединенных единым умыслом виновного).

Приговором Октябрьского районного суда г. Саранска от 15 марта 2010 г. С.А. осужден по ч. 1 ст. 186 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) по факту сбыта заведомо поддельных банковских билетов ЦБ РФ к пяти годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 186 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 66-ФЗ) по факту хранения в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов ЦБ РФ к пяти годам лишения свободы без штрафа. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно - к пяти годам шести месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

С.А. признан виновным в сбыте заведомо поддельных банковских билетов ЦБ РФ, а также в хранении в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов ЦБ РФ.

Суд пришел к правильному выводу о виновности С.А. Однако необоснованно квалифицировал его действия по факту сбыта заведомо поддельных банковских билетов ЦБ РФ по ч. 1 ст. 186 УК РФ, по факту хранения в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов по ч. 1 ст. 186 УК РФ.

В судебном заседании установлено, что С.А. получил от С. поддельные банковские билеты, заведомо зная о том, что данные билеты изготовлены не ГОЗНАКом, стал их сбывать, совершая однородные, тождественные действия, а именно: расплачивался в торговых киосках за товары, а часть поддельных банковских билетов стал хранить у себя дома с целью сбыта.

Единый источник поддельных банковских билетов ЦБ РФ, незначительный временной промежуток между эпизодами преступной деятельности свидетельствуют о едином умысле, направленном на сбыт и хранение с целью сбыта заведомо поддельных банковских билетов.

Определением судебной коллегии приговор изменен, действия С.А. переквалифицированы на ч. 1 ст. 186 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 66-ФЗ), по которой назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде трех лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

 

Определение N 22-986/10

 

По смыслу закона, под незаконной перевозкой следует понимать умышленные действия лица, которое перемещает без цели сбыта наркотические средства из одного места в другое, совершенные с использованием любого вида транспорта. Вопрос о наличии в действиях лица состава преступления - незаконной перевозки без цели сбыта и отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения без цели сбыта во время поездки решается с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, места их нахождения.

Приговором Пролетарского районного суда г. Саранска от 31 марта 2010 г. Д. осужден за незаконные приобретение, перевозку и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, а также за незаконный сбыт наркотических средств.

Суд правильно установил, что он совершил незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Вместе с тем в части осуждения за незаконную перевозку наркотического средства приговор является необоснованным.

По смыслу закона, под незаконной перевозкой следует понимать умышленные действия лица по перемещению без цели сбыта наркотических средств из одного места в другое с использованием любого вида транспорта.

Под незаконным хранением без цели сбыта наркотических средств следует понимать действия лица, связанные с незаконным владением этими средствами, в том числе для личного потребления (содержание при себе, в помещении, тайнике и других местах).

Вопрос о наличии в действиях лица состава преступления - незаконной перевозки без цели сбыта и отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения без цели сбыта во время поездки решается с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, места их нахождения.

Умысел Д. был направлен на хранение незаконно приобретенного наркотического средства для последующего употребления в личных целях.

Поэтому его проезд с наркотическим средством из г. Москвы в г. Саранск охватывается понятием незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства в крупном размере во время поездки.

 

Определение N 22-1015/10

 

Умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам, признаются покушением на преступление.

Приговором Ковылкинского районного суда от 2 ноября 2009 г. Г. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ за совершение кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, с незаконным проникновением в помещение.

Постановив приговор в особом порядке, суд не обратил внимания на установленные предварительным следствием обстоятельства совершенной Г. кражи товарно-материальных ценностей из продовольственного павильона. Проникнув в павильон, он два раза вынес из помещения пиво, сигареты и спрятал их на прилегающей территории, а по выходу из павильона в третий раз, был задержан, вследствие чего не имел возможности распорядиться похищенным.

Установленные обстоятельства свидетельствуют о том, что осужденный был задержан в момент изъятия товарно-материальных ценностей из торгового павильона и не имел возможности распорядиться ими. Таким образом, действия Г. по завладению чужим имуществом не были завершены по независящим от него обстоятельствам и должны квалифицироваться как покушение на кражу.

 

Определение N 22-32/10

 

При отграничении убийства от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, следует иметь в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности. Направленность умысла определяется с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Если избранные орудия, характер ранения, его локализация и другие данные свидетельствуют, что умысел виновного был направлен именно на причинение вреда здоровью, то ответственность за убийство исключается.

Приговором Темниковского районного суда от 26 января 2010 г. М.А. осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ за умышленное причинение смерти другому человеку.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал им неверную юридическую оценку.

Как видно из приговора, суд не установил наличие у М.А. умысла на убийство М. и в нарушение требований статей 73, 307 УПК РФ не отразил это в приговоре при описании преступного деяния, признанного доказанным. При описании умысла суд признал, что М.А. осознавала противоправный характер своих действий, предвидела наступление общественно-опасных последствий в виде смерти. Однако желала ли она наступления последствий в виде смерти судом не установлено.

Признавая М.А. виновной в убийстве, суд исходил лишь из самого факта причинения ею тяжкого вреда здоровью М., повлекшего смерть потерпевшего. При этом суд не привел в приговоре каких-либо данных, опровергающих довод осужденной о том, что она не желала наступления смерти М.

Согласно заключению экспертизы, телесное повреждение М. причинено в подключичную область. Смерть наступила в течение 20 - 30 минут с момента причинения телесного повреждения. Из показаний свидетелей следует, что когда они прибыли на место совершения преступления, М.А. неоднократно повторяла, что М. умереть не мог.

В приговоре не приведено доказательств, свидетельствующих о наличии у осужденной прямого или косвенного умысла на лишение потерпевшего жизни.

Локализация телесного повреждения, последующее поведение М.А. прямо не свидетельствуют о ее желании причинить смерть потерпевшему.

При таких обстоятельствах действия М.А. следовало квалифицировать по части 4 статьи 111 УК РФ.

 

Определение N 22-585/10

 

В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Приговором мирового судьи судебного участка Старошайговского района от 16 ноября 2009 г. В. и М. осуждены за совершение незаконной рубки деревьев группой лиц в крупном размере.

Приговором Старошайговского районного суда от 17 февраля 2010 г. приговор мирового судьи изменен в апелляционном порядке, снижена сумма причиненного ущерба.

Судом правильно установлено, что В. и М. совершили незаконную порубку двух деревьев породы дуб и одного дерева породы липа.

По смыслу закона, деяние, формально подпадающее под признаки того или иного преступления, должно представлять собой достаточную степень общественной опасности.

Если деяние не повлекло существенного вреда, оно в силу малозначительности не представляет большой общественной опасности и не может квалифицироваться как преступление.

Совершенное В. и М. деяние формально содержит признаки незаконной порубки, однако цель рубки деревьев - для погребения покойного, объем рубки - три дерева, отсутствие существенного вреда, позволяют признать его не представляющим общественной опасности в силу малозначительности.

Судебная коллегия приговор отменила, уголовное дело прекратила в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

 

Определение N 22-940/10

 

Нарушения уголовно-процессуального законодательства

 

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого.

Определением судебной коллегии по уголовным делам отменен приговор Пролетарского районного суда г. Саранска от 24 ноября 2009 г. в отношении Г. и Ю.

Как видно из материалов уголовного дела, на стадии предварительного слушания интересы подсудимого Ю. защищал адвокат Т.

На стадии судебного разбирательства адвокат Т. защищала интересы подсудимого Г.

Поскольку на момент допуска адвоката Т. для защиты интересов подсудимого Г. противоречий в его показаниях и показаниях подсудимого Ю. не имелось, суд обоснованно допустил данного адвоката.

Однако после допроса в судебном заседании подсудимого Ю. возникли противоречия между показаниями подсудимых. Г. вину признавал в полном объеме, а Ю. - частично, фактически отрицая свою причастность к совершению преступления.

Таким образом, интересы подсудимых стали противоречить друг другу.

При наличии обстоятельств, исключающих участие защитника в производстве по уголовному делу, суд продолжил рассмотрение дела с участием адвоката Т., который ранее принимал участие в защите интересов Ю., хотя при таких обстоятельствах данный адвокат подлежал отводу.

 

Определение N 22-42/10

 

В соответствии с ч. 7 ст. 49 УПК РФ, п.п. 3 и 6 ч. 4 ст. 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", а также п. 2 ч. 1 ст. 9 и ч. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого. При этом адвокат не вправе занимать по делу позицию и действовать вопреки воле доверителя (подзащитного).

Определением судебной коллегии по уголовным делам отменен приговор Зубово-Полянского районного суда от 10 ноября 2009 г. в отношении О.

Как следует из протокола судебного заседания, подсудимый О. заявлял ходатайство о прекращении в отношении него уголовного дела.

Адвокат В. ходатайство своего подзащитного не поддержал, обосновывая тем, что подзащитным не указаны мотивы и основания прекращения уголовного дела.

Кроме того, в судебном заседании подсудимый О. виновным себя не признал и пояснил, что в служебном кабинете Б. стал выражаться в его адрес нецензурными словами и нанес ему удар кулаком в область правого виска, затем попытался нанести еще удар. Он в целях самообороны оттолкнул Б. от себя, после чего его избили.

Адвокат В. позицию своего подзащитного не поддержал.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что защитник - адвокат В. фактически отказался от принятой на себя защиты, вследствие чего право подсудимого на защиту при рассмотрении дела существенно нарушено.

 

Определение N 22-372/10

 

В соответствии со статьей 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Приговором Атюрьевского районного суда от 24 декабря 2009 г. А.А. осужден за совершение ряда краж.

В судебном заседании А.А. вину в содеянном признал частично, оспаривая совершение кражи у потерпевшего А.

В обоснование его вины суд в приговоре сослался на признательные показания А.А., допрошенного в ходе предварительного расследования в качестве обвиняемого, указав, что данные показания оглашены и исследованы в судебном заседании по ходатайству стороны обвинения в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ.

Однако из протокола судебного заседания видно, что показания А.А., содержащиеся на листах дела N 157 - 158 не оглашались, в связи с чем суд не имел оснований ссылаться на них в приговоре, как на доказательство вины А.А.

Определением судебной коллеги приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

Определение N 22-432/10

 

Выводы суда не должны содержать противоречий, ставящих под сомнение вопросы виновности либо невиновности лица, правильности применения уголовного закона и назначения меры наказания.

Приговором Большеберезниковского районного суда от 31 декабря 2009 г. Ш. осужден по ч. 1 ст. 118 УК РФ.

Он признан виновным в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего по неосторожности.

В нарушение ст. 307 УПК РФ суд в приговоре при описании преступного деяния не указал, какие повреждения причинены потерпевшему С., почему причиненный его здоровью вред является тяжким (опасность для жизни в момент причинения, потеря органа зрения, слуха и т.п.).

Суд признал доказанным, что Ш. действовал по неосторожности. Между тем, в описательно-мотивировочной части приговора, обосновывая свои выводы, указал, что Ш. ударил деревянной палкой в область головы потерпевшему, тогда как при описании деяния признал установленным, что осужденный бросил палку в потерпевшего.

Данные формулировки являются противоречивыми, ставящими под сомнение выводы суда о неосторожном характере действий Ш., квалифицированных по ст. 118 УК РФ.

Признавая достоверными показания потерпевшего С., свидетелей Р., И., В. и других, суд сослался на то, что они последовательны, согласуются между собой. Между тем потерпевший С. пояснял, что ему нанесли удар палкой в область левого глаза, тогда как все свидетели видели либо замах палкой, либо то, что Ш. бросил палку.

Данное обстоятельство - бросил палку или ударил палкой - имеет существенное значение для установления виновности и правильной квалификации действий Ш.

Приведенные нарушения уголовно-процессуального закона могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, что в соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ явилось основанием для его отмены.

 

Определение N 22-495/10

 

На основании ч. 4 ст. 304 УПК РФ по каждому делу во вводной части приговора указываются фамилия, имя и отчество подсудимого, дата и место его рождения, место жительства, место работы, род занятий, образование, семейное положение и иные данные о личности подсудимого, имеющие значение для дела.

Приговором Ельниковского районного суда от 2 февраля 2010 г. В. осужден по п.п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

В то же время, вынося обвинительный приговор только в отношении В., суд во вводной части приговора указал в качестве подсудимого и Ч., тогда как уголовное дело в отношении последнего судом было прекращено по основаниям ст. 25 УПК РФ - за примирением с потерпевшим, с вынесением отдельного процессуального документа.

Определением судебной коллегии из вводной части приговора исключено указание о Ч., как подсудимом по данному уголовному делу.

 

Определение N 22-679/10

 

По смыслу закона, если организатор, подстрекатель и пособник непосредственно не участвовали в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу ч. 3 ст. 34 УК РФ действия подстрекателя или пособника подлежат квалификации со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Приговором Торбеевского районного суда от 4 февраля 2010 г. К. и М. (по факту кражи имущества из автомобиля В.) осуждены по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Суд, придя к обоснованному выводу об отсутствии в действиях осужденных предварительного сговора, действия К. квалифицировал по ч. 1 ст. 158 УК РФ, однако не принял во внимание, что он непосредственно в совершении кражи участия не принимал.

При таких обстоятельствах его действия надлежало квалифицировать по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 158 УК РФ.

 

Определение N 22-1160/10

 

Избрание меры пресечения в виде заключения под стражу

 

Нарушение судом требований ч. 1 ст. 108 УПК РФ послужило основанием для отмены судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого.

Постановлением Ленинского районного суда г. Саранска от 27 декабря 2009 г. Г., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Уголовное дело в отношении Г. возбуждено по ч. 1 ст. 158 УК РФ, то есть по признакам преступления небольшой тяжести. В постановлении следователя о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу также указано о подозрении его в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ. Сведений о предъявлении ему обвинения в совершении более тяжкого преступления в суд представлено не было.

В постановлении об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу суд указал, что Г. подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, одновременно ошибочно указал, что он подозревается в совершении преступления средней тяжести.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 108 УПК РФ мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления небольшой тяжести, избирается в исключительных случаях при наличии одного из следующих оснований: подозреваемый не имеет постоянного места жительства на территории РФ; его личность не установлена; им нарушена ранее избранная мера пресечения; он скрылся от органов предварительного расследования.

Ни одного из указанных обстоятельств ни в постановлении следователя, ни в постановлении суда не приведено.

Постановление суда первой инстанции судебной коллегией отменено, производство по материалу прекращено, Г. из-под стражи освобожден.

 

Определение N 22-к-309/2010

 

Постановление об избрании меры пресечения не должно содержать утверждений о доказанности обвинения.

Постановлением Ленинского районного суда г. Саранска от 24 октября 2010 г. в отношении К., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Суд в обоснование принятого решения сослался на то, что из представленных материалов усматривается разумное и обоснованное подозрение К. в совершении преступления, находясь на свободе, он может оказать давление на свидетелей, уничтожить доказательства либо иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу.

По смыслу уголовно-процессуального закона, при рассмотрении такого рода ходатайств следователя суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом преступлении.

В нарушении указанного требования суд признал установленным, что "преступная деятельность К. продолжалась в течение длительного времени, а реализация нестандартной спиртосодержащей жидкости могла привести к тяжким последствиям", что является недопустимым.

Тяжесть обвинения К. сама по себе не может служить основанием для избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу.

Доводы суда о том, что К., находясь на свободе, может оказать давление на свидетелей, уничтожить доказательства либо иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу, не основаны на конкретных фактах, приведших суд к таким выводам.

Судебная коллегия постановление суда первой инстанции отменила, производство по материалу прекратила, К. из-под стражи освободила.

 

Определение N 22-к-430/2010

 

Избирая в отношении подозреваемого меру пресечения в виде заключения под стражу, суд не принял во внимание все предусмотренные законом обстоятельства.

Постановлением Рузаевского районного суда от 5 февраля 2010 г. Ч., ранее не судимому, подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 131 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Судебная коллегия постановление суда первой инстанции отменила и указала следующее.

В соответствии со ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого должны учитываться не только тяжесть преступления, но и сведения о личности подозреваемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Суду надлежит проверять обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, предполагающее наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление, в том числе указанные в ст. 91 УПК РФ.

Вместе с тем в постановлении в отношении Ч. не приведено убедительных данных, подтверждающих разумность и обоснованность подозрений в совершении Ч. инкриминируемого преступления.

В нарушение требований ст. 97 УПК РФ суд лишь формально перечислил основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не приводя при этом конкретных, исчерпывающих данных, на основании которых пришел к выводу о том, что Ч. может угрожать потерпевшей, свидетелям, продолжить заниматься преступной деятельностью, тогда как указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Кроме того, суд не учел сведения о личности подозреваемого Ч. и не дал им оценки в постановлении.

 

Определение N к-560/2010

 

Судебная коллегия

по уголовным делам Верховного Суда

Республики Мордовия

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь