Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2010 г. N 14780

 

Судья: Добрынина А.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Вологдиной Т.И.

судей Рогачева И.А., Пучинина Д.В.

при секретаре К.Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 18 октября 2010 года гражданское дело N 2-251/10 по кассационной жалобе Б. на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 6 сентября 2010 года по иску Ф. к Б. о взыскании денежной компенсации,

заслушав доклад судьи Вологдиной Т.И.

выслушав объяснения лиц, участвующих в деле,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Ф. обратился в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга с иском о взыскании с К.Н. суммы причиненных истцу убытков в размере 750 000 руб., указав, что в результате действий ответчицы, осуществившей незаконный снос садового дома, расположенного на земельном участке по адресу: <...>, были нарушены права истца, в которому в порядке наследования перешли права на долю указанного дома.

Поскольку истец считает восстановление дома в прежнем состоянии невозможным, он просил взыскать стоимость 1/2 доли дома, которая согласно справке ГУИОН составляет 750 000 руб.

Ответчица иск не признала, оспаривая возможность включения снесенного его домовладения в состав наследственного имущества.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 6 сентября 2010 года исковые требования удовлетворены частично. С ответчицы в пользу истца взыскана денежная компенсация стоимости 1/4 доли утраченного садового дома в размере 75000 рублей и понесенные истцом расходы на оплату государственной пошлины в размере 1070 руб.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, считает, что суд необоснованно включил садовый дом в состав наследственного имущества после смерти К.Б., право собственности которого на указанное домовладение зарегистрировано не было. Кроме того, полагает, что судом неправильно определена стоимость дома и размер присужденной истцу компенсации.

Судебная коллегия, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, не находит оснований для отмены решения суда по следующим основаниям.

Как установлено судом и подтверждается представленными в ходе рассмотрения дела доказательствами, в том числе справкой садоводства, карточкой учета строений и сооружений на участке N <...> и техническим паспортом на садовый дом К.Б. с 1950-х гг. являлся членом садоводства "Климовец", и ему был выделен земельный участок N <...>, на котором в 1969 году владельцем участка был построен садовый дом общей площадью 65 кв. м и жилой площадью 35,7 кв. м.

На момент возведения данного строения К.Б. состоял в браке с К.Е., которая умерла в 1980 г.

В 1983 году К.Б. вступил в брак с Б.

Согласно выписке из протокола общего собрания от 11.06.2000 г. Б. была принята в члены садоводческого некоммерческого товарищества вместо К.Б. в 2000 году, и пользуется земельным участком N <...> по адресу: <...>.

В 2005 году К.Б. умер.

Наследниками К.Б. по закону являлись ответчица Б. и мать истца - К.Г., которая приняла наследство, но не оформила своих наследственных прав до момента смерти 23.09.2006 г., в связи с чем, свидетельство о праве на наследство на 1/2 доли вкладов, принадлежавших К.Б., выдано истцу Ф. как наследнику К.Г.

Свидетельство о праве на наследство в отношении земельного участка и домовладения не выдавалось.

Между сторонами возник спор о наследственных правах К.Г. и Ф. в отношении указанного имущества и о размере причитающихся наследственных долей.

Вступившим в законную силу решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 02.04.2008 года по гражданскому делу N <...> по иску К.А. (в настоящее время Ф.) к Б. о признании права собственности на наследственное имущество после смерти К.Б., отказано в удовлетворении требований о признании принявшим наследство после смерти К.Е., признании единственным наследником К.Е., признании недействительным свидетельства о праве на наследство и сделки по распоряжению имуществом, входящим в состав наследства после смерти К.Е., определении наследственной доли в имуществе, признании права собственности на 3/4 доли земельного участка и садового дома по адресу: <...> а также гаража, как за наследником К.Е. Основанием к отказу послужил пропуск истцом срока для принятия наследства, а также отсутствие доказательств, что собой представляло наследственное имущество после смерти К.Е.

Вступившим в законную силу решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 17.12.2009 года по гражданскому делу N <...> Ф. отказано в удовлетворении требования о признании права пользования половиной садового участка N <...> по адресу: <...>, о признании принадлежащим К.Б. права собственности садового дома по тому же адресу и хозяйственной постройки, с признанием ее наследственным имуществом, а также о признании за истцом права на 1/2 доли садового дома по праву наследования.

При этом указанным решением установлены обстоятельства, что земельный участок не принадлежал К.Б. на праве собственности и не мог быть включен в состав наследственной массы, а также обстоятельства отсутствия регистрации права собственности в отношении садового дома и обстоятельства сноса в июле 2009 года находящегося на участке садового дома и иных построек ответчицей Б.

Согласно ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Таким образом, материалами дела подтвержден факт возведения в 1969 году садового дома на земельном участке, предоставленном К.Б. и существование данного дома находившегося во владении и пользовании К.Б. до дня смерти последнего, к моменту открытия наследства.

При указанных обстоятельствах у К.Б. в силу положений Главы 11 ГК РСФСР, действовавших на момент возведения садового дома, возникло право собственности на садовый дом, которое независимо от наличия или отсутствия регистрации права собственности ко дню смерти наследодателя в соответствии с положениями ст. 1112 ГК РФ входило в состав наследственного имущества и перешло к наследникам К.Б.

Обстоятельства нахождения К.Б. в браке с Б. и выхода его в 2000 году из членов садоводства указанное право не прекращали, поскольку какие-либо вложения, увеличивающие стоимость этого имущества, осуществленные в период брака, в силу положений ст. 37 СК РФ могли повлечь только признание данного имущества совместной собственностью супругов, а доказательства совершения между К.Б. и Б. какой-либо сделки, влекущей прекращение права собственности К.Б. на указанный садовый дом не были представлены ответчицей ни в суд первой, ни в суд кассационной инстанций. Право собственности на садовый дом за ответчицей также зарегистрировано не было.

При указанных обстоятельствах доводы кассационной жалобы, основанные на том, что отсутствие акта регистрации права собственности К.Б., являются основанием для прекращения его права и отказа во включении имущества в состав наследственной массы, не могут служить основанием к отмене решения суда, как не соответствующие закону.

Определяя размер доли истца в уничтоженном строении, суд учел право ответчицы на супружескую долю в садовом доме, учитывая обстоятельства, связанные с владением и пользованием данным имуществом.

Указанный вывод суда прав ответчицы по делу не нарушает, в связи с чем, довод кассационной жалобы о его неправомерности не может быть принят во внимание.

Истец по делу постановленное судом решение не обжалует, в силу чего правильность определения судом размера его наследственной доли предметом проверки суда кассационной инстанции не является.

Поскольку с момента открытия наследства садовый дом в силу положений ст. 1152 ГК РФ перешел в общую собственность сторон по делу, распоряжение его судьбой в соответствии с требованиями ст. 246 ГК РФ могло осуществляться лишь по соглашению сторон.

Так как ответчиком не представлены доказательства наличия соглашения сторон по делу о сносе дома, либо о таком разделе наследственного имущества, при котором права на садовый дом полностью передавались бы ответчице, судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводом суда о том, что истец вправе ставить вопрос о возмещении ему убытков, причиненных незаконным сносом дома, путем выплаты компенсации стоимости причитающейся ему доли.

При этом, размер причиненных истцу убытков обоснованно определен судом на основании представленных истцом сведений о рыночной стоимости домовладения на момент причинения вреда, а не на момент открытия наследства, исходя из требований положений ст. ст. 15, 1064 ГК РФ.

Обоснованность представленной на запрос суда справки СПб ГУП ГУИОН о рыночной стоимости снесенного домовладения по состоянию на январь 2009 года с учетом сохранившихся данных о технических характеристиках садового дома не оспаривалась ответчиком в суде первой инстанции и не опровергнута в заседании судебной коллегии.

Каких-либо противоречий в сведениях о стоимости дома, указанных в паспорте домовладения и в справке СПб ГУП ГУИОН судебная коллегия не усматривает, поскольку при составлении технического паспорта на садовый дом оценка рыночной стоимости дома не производится. Инвентаризационная стоимость дома размера убытков истца не определяет.

Доводы кассационной жалобы о том, что стоимость садового дома на январь 2009 года по сравнению со стоимостью на момент открытия наследства увеличилась за счет вложений ответчицы какими-либо доказательствами не подтверждены.

Кроме того, ответчица на указанные обстоятельства и противоречия в суде первой инстанции не ссылалась, об исследовании дополнительных доказательств, связанных с оценкой дома, в том числе о назначении по делу экспертизы по оценке дома, не просила и самостоятельно такую оценку не произвела.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

При указанных обстоятельствах решение суда отвечает требованиям закона. Основания к его отмене по доводам кассационной жалобы отсутствуют.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 6 сентября 2009 года оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь