Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2010 г. N 22-6618/10

 

Судья: Трифонова Э.А. Дело N 1-613/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Матвеевой Т.Ю.

судей Нелюбова А.Г., Азовцевой О.А.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 18 октября 2010 года кассационное представление государственного обвинителя прокуратуры Приморского района Санкт-Петербурга Суворова М.П. и кассационную жалобу осужденного Ч. на приговор Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 27 июля 2010 года, которым:

Ч., <...>, судимый:

4 марта 2009 года мировым судьей судебного участка N <...> Санкт-Петербурга по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 6 месяцев

19 октября 2009 года <...> районным судом Санкт-Петербурга по ст. ст. 228 ч. 1, 74 ч. 5, 70 УК РФ к 7 месяцам лишения свободы

осужден по ч. 1 ст. 232 УК РФ в редакции ФЗ N 324 от 17.12.2009 года к лишению свободы сроком на 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима

Заслушав доклад судьи Матвеевой Т.Ю., объяснения осужденного Ч. и в его защиту адвоката Жуняева В.А., поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших приговор отменить, не возражавших против удовлетворения кассационного представления, мнение прокурора Елкова Г.П., поддержавшего кассационное представление и просившего приговор изменить по изложенным в нем доводам и возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении государственный обвинитель прокуратуры Приморского района Санкт-Петербурга Суворов М.П. не оспаривая обоснованность осуждения Ч. и юридическую квалификацию, просит приговор изменить: исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на наличие в действиях Ч. отягчающего обстоятельства - рецидива преступлений и привести наказание в соответствие с уголовным законом.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней от 20.08.2010 года и 15.09.2010 года осужденный Ч. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

В обоснование кассационной жалобы Ч. указывает на нарушение принципа состязательности сторон; предвзятое отношение к нему судьи при рассмотрении уголовного дела, суд полностью встал на сторону обвинения.

Судом нарушены его процессуальные права и право на защиту: суд в нарушение ч. 2 ст. 49 УПК РФ необоснованно отказал в его ходатайстве о допуске в качестве защитника его знакомой С. Полагает, что участие в судебном заседании в качестве защитника С. наряду с адвокатом Сорокиной Л.И. существенно повлияло бы на выводы суда о его невиновности.

Суд не предоставил ему права и возможности выступить в прениях сторон, чем нарушил требования ст. 16, 47, 244, 292 УПК РФ, а указание в протоколе судебного заседания на то, что ходатайства об участии в прениях им не заявлялось, не соответствует действительности.

Судом нарушены требования ст. 252 УПК РФ - суд необоснованно установил и учел в качестве отягчающего обстоятельства наличие в его действиях рецидива преступлений, тогда как в обвинительном заключении отсутствовало указание на наличие данного отягчающего обстоятельства, что повлекло назначение несправедливого наказания.

Показания свидетелей К.С., Ф. считает ложными, поскольку они не смогли подробно и детально описать обстановку в его квартире. При этом указывает, что Ф. пояснял, что санузел и ванная комната находятся при входе в помещение по левую сторону, тогда как они расположены справа. К.С. пояснял, что перед тем как зайти к нему домой, он набирал номер квартиры по домофону и Ч. впускал его, однако в помещении его квартиры никогда не было установлено переговорного устройства. Свидетель А. на очной ставке 17.12.2009 года неправильно описал покрытие пола в его квартире и не смог описать интерьер и мебель, что свидетельствует о том, что он никогда не был в его квартире.

Кроме того, Ч. указывает, что его опознание свидетелями проведено с нарушениями закона: свидетели смогли его опознать лишь по чертам лица, цвету волос и глаз, будучи предупрежденными оперативными сотрудниками о том, как он выглядит и во что будет одет при опознании. Ни один из свидетелей не указал на наличие у него множественных татуировок на руках, расположенных от тыльной стороны ладони до локтевого сгиба, которые невозможно не заметить.

Судом необоснованно отказано в удовлетворении его ходатайства о вызове и допросе свидетеля защиты Б., который мог бы подтвердить его невиновность.

Также Ч. указывает, что наказание по приговору Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 27.07.2010 года он отбывал в колонии-поселении, был трудоустроен, ему начислялась заработная плата и он имел возможность помогать семье, поскольку жена не может выйти на работу в связи с болезнью ребенка. По приведенным основаниям просит назначить ему отбывание наказания в колонии-поселении.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что приговор правильно постановлен как обвинительный.

Суд объективно и полно исследовал представленные сторонами обвинения и защиты доказательства по уголовному делу.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного Ч. в совершении инкриминируемого преступления.

Выводы суда о виновности осужденного Ч. в совершении организации и содержании притона для потребления наркотических средств при обстоятельствах установленных приговором, судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных и приведенных в приговоре доказательствах: показаниях свидетелей М., К.С., А., Ф., Х., П., актами оперативно-розыскных мероприятий "наблюдения", доказательствами, полученными в результате проведения данных оперативно-розыскных мероприятий, рапортами о задержании К.С. от 11.06.2009 года, А. от 11.07.2009 года, Ф. от 25.07.2009 года; копиями актов их медицинского освидетельствования, протоколов о совершении административных правонарушений, постановлений о назначении административного наказания, протоколами опознания Ч. свидетелями А., Ф., К.С. и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Оснований сомневаться в данной судом оценке доказательств, о чем по существу ставится вопрос в кассационной жалобе осужденного Ч., судебная коллегия не находит.

Все доводы в кассационной жалобе о невиновности осужденного судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании Ч. показал, что никакого притона для потребления наркотических средств в своей комнате, расположенной в квартире <...> он не организовывал и не содержал, никому данное помещение для употребления наркотических средств не предоставлял, а свидетелей К.С., А. и Ф. впервые увидел на предварительном следствии и знаком с ними не был.

Вместе с тем, вина осужденного подтверждается совокупностью следующих доказательств.

В частности, свидетели К.С., А., Ф. допрошенные неоднократно в ходе предварительного расследования и в суде дали показания из которых безусловно следует, что им было известно о том, что Ч. оказывает помощь в приобретении героина, после чего предоставляет свою комнату в квартире <...> для употребления героина, чтобы было удобно употребить наркотик и не искать место для его употребления на улице или в подъезде. За возможность употребить героин в комнате Ч., последнему нужно отдавать часть раствора наркотического средства.

Так, свидетель К.С. пояснил, что знаком с Ч. с начала июня 2009 года, он употреблял героин у Ч. в квартире дважды, в частности 11.06.2009 года он пришел к Ч. в квартиру, передал ему 500 рублей на приобретение героина, после чего Ч. вышел, чтобы приобрести героин, через некоторое время вернулся с героином, приготовил раствор, используя свои приспособления, приготовленный раствор они поделили на двоих, после чего каждый сделал себе инъекцию.

Свидетель А. показал, что знаком с Ч. в течение 4 лет, в конце июня - июле 2009 года он ходил к Ч. домой употреблять героин практически каждый день, иногда вместе с ним, у Ч. в комнате употребляли героин и другие наркозависимые лица. 11.07.2009 года в дневное время он пришел к Ч. употребить героин, постучал в окно комнаты Ч. Ч. вышел на улицу, он передал Ч. 500 рублей и попросил приобрести героин. Взяв деньги, Ч. ушел в сторону <...> и через некоторое время вернулся с героином, провел его - А., к себе в комнату. Ч. предоставил ему баночку из-под нафтизина, воду, вату, он приготовил раствор и они с Ч. сделали себе инъекции. Через некоторое время он вышел на улицу и был задержан сотрудниками УФСКН.

Свидетель Ф. пояснил, что знаком с Ч. с конца весны - начала лета 2009 года. 25.07.2009 года он пришел к Ч., чтобы приобрести героин и употребить в его комнате, постучал в окно квартиры Ч., Ч. вышел на улицу, он попросил Ч. приобрести для него героин, Ч. согласился приобрести героин, но с условием, что он, Ф., поделится с ним героином. Он дал Ч. 500 рублей, Ч. куда-то ушел и через некоторое время вернулся с героином, провел его к себе в комнату, где Ч. приготовил раствор героина, используя баночку из-под нафтизина, воду, фильтр, после чего он сделал себе инъекцию и вышел на улицу, где был задержан.

Свидетель М. пояснил, что согласно поступившей оперативной информации стало известно, что Ч. предоставляет свою квартиру <...> наркозависимым лицам и создает условия для употребления наркотиков, представляя все необходимое для приготовления раствора героина, оказывает помощь в приобретении наркотиков, в связи с чем в период с 11.06.2009 года по 25.07.2009 года был произведен комплекс оперативно-розыскных мероприятий в отношении Ч. в ходе которых причастность Ч. к организации и содержанию притона для употребления наркотических средств была подтверждена. 11.06.2009 года, 11.07.2009, 25.07.2009 года в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий "наблюдение" были задержаны К.С., А., Ф. после посещения каждым из них квартиры Ч., у которых в ходе медицинского освидетельствования было установлено состояние наркотического опьянения, и которые были привлечены к административной ответственности по ст. 6.9 КоАП РФ. К.С., А., Ф. подтвердили, что каждый из них при помощи Ч. приобрел героин и приготовив раствор героина в комнате Ч., употребили его внутривенно.

Свидетели Х., П. пояснили, что они неоднократно видели, что квартиру <...> к соседу Ч. постоянно посещали посторонние молодые люди, иногда стучали Ч. в окно.

Анализ показаний указанных свидетелей в совокупности с исследованными судом письменными доказательствами позволил суду сделать обоснованный вывод о доказанности вины осужденного Ч. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 232 УК РФ

Оценка доказательств судом первой инстанции не вызывает сомнений, поскольку она дана в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности.

Исследовав в судебном заседании обстоятельства, подлежащие доказыванию, суд в соответствии с требованиями закона, указал мотивы, по которым в основу приговора положены одни доказательства, и отвергнуты другие, в частности: показания осужденного Ч. о его непричастности к совершению преступления. В приговоре подробно приведены доказательства, подтверждающие вину осужденного Ч.

Оценив показания свидетелей М., К.С., А., Ф., Х., П., в совокупности с другими исследованными доказательствами, поскольку они последовательны, согласуются между собой и с фактическими обстоятельствами уголовного дела, непротиворечивы по своей сути, получены с соблюдением норм УПК РФ, и правильно установив, что данных, свидетельствующих об оговоре указанными лицами Ч. не имеется, суд обоснованно признал их достоверными и положил в основу приговора.

Анализируя показания подсудимого Ч. на предварительном следствии и в суде, суд обоснованно признал достоверными его показания, данные на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого, которые получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Предусмотренные уголовно-процессуальным законом права подозреваемого, а также положения ст. 51 Конституции РФ были разъяснены, они ему были понятны, и он их знал, что удостоверил своей подписью. Также Ч. разъяснялось, что в случае согласия давать показания, его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в случае последующего отказа от них. Адвокатом Ч. был обеспечен, его допрос произведен в присутствии адвоката, после допроса Ч. указывал, что сведения с его слов записаны верно, по поводу ведения допроса и его объективности, заявлений, замечаний от осужденного и адвоката не поступало. Так, Ч., признавая факт предоставления своей квартиры, расположенной по адресу: Санкт-Петербург, <...> для незаконного употребления наркотического средства героина своим знакомым, пояснял, что разрешал им употреблять героин у него дома, чтобы они не попались сотрудникам милиции с героином и могли делать себе уколы в комфортных условиях, предоставлял им при этом все необходимое для приготовления раствора героина (т. 2 л.д. 59 - 62). Именно эти его показания согласуются с показаниями свидетелей, подтверждаются всеми другими исследованными судом доказательствами.

Судом бесспорно установлен умысел Ч. на совершение организации и содержания притона для потребления наркотических средств. Эти выводы суда основаны на материалах уголовного дела, в частности показаниях свидетелей К.С., А., Ф., и являются правильными, оснований ставить их под сомнение у судебной коллегии не имеется.

Судебная коллегия также не усматривает существенных противоречий в показаниях вышепоименованных свидетелей по обстоятельствам подлежащим доказыванию, влияющим на правильность данной судом оценки доказательств по их совокупности, а также данной судом квалификации совершенных деяний, а доводы кассационной жалобы о том, что свидетели К.С., А., Ф. не смогли подробно и детально описать обстановку в его квартире являются неубедительными.

Оснований полагать, что уголовное дело было возбуждено и расследовалось в результате незаконных, с целью оговора, действий со стороны свидетелей К.С., А., Ф., М., судом первой инстанции обоснованно не усмотрено, как объективно не подтвердившихся в ходе судебного разбирательства и не имеющих подтверждения в материалах представленного суду уголовного дела.

Действия Ч. охватываются объективной стороной инкриминируемого преступления, и являются формой осуществления определенно направленного умысла.

Каких-либо нарушений, ставящих под сомнение как факты, так и законность проведения оперативно-розыскных мероприятий "наблюдение", а также полученные в ходе проведения данного оперативно-розыскного мероприятия доказательства, судом не установлено. Доказательства, полученные в результате проведения данных ОРМ, обоснованно положены в основу приговора.

Доводы кассационной жалобы осужденного Ч., озвученные ранее в заседании суда первой инстанции, о недопустимости доказательств - протоколов опознания его свидетелями К.С., А., Ф. - надлежащим образом проверены, суд пришел к правильному выводу о несостоятельности указанных доводов и привел в приговоре обоснование данного вывода.

Утверждения в кассационной жалобе осужденного о процессуальных нарушениях при проведении опознаний его свидетелями К.С., Ф., А. являются несостоятельными

Из протоколов предъявления лица для опознания следует, что указанные следственные действия произведены в соответствии с требованиями ст. 193 УПК РФ, с участием понятых и защитника. Каких-либо замечаний от участников данных следственных действий не поступало. Из протоколов опознаний следует, что К.С., А., Ф. уверенно опознали Ч., как лицо у которого в комнате они употребляли наркотическое средство героин, при этом указав конкретные признаки по которым его опознают.

Что касается аргументов кассационной жалобы о том, что ни один из свидетелей не указал на наличие у него множественных татуировок на руках, расположенных от тыльной стороны ладони до локтевого сгиба, которые невозможно не заметить, то данные доводы являлись предметом проверки суда первой инстанции и получили правильную оценку в приговоре.

Безосновательными судебная коллегия находит доводы кассационной жалобы осужденного Ч., о нарушении принципа состязательности сторон и обвинительном уклоне судебного заседания.

Анализ материалов судебного следствия позволяет судебной коллегии сделать вывод о том, что принцип состязательности сторон судом не нарушен, каких-либо преимуществ стороне обвинения, по сравнению со стороной защиты, не предоставлялось.

Все ходатайства, заявленные сторонами, в ходе судебного разбирательства, в том числе осужденным и стороной защиты, в частности о допуске в качестве защитника С., были рассмотрены судом в полном соответствии с положениями ст. ст. 121, 122 УПК РФ, по каждому из них судом вынесены соответствующие постановления с соблюдением требований ст. 256 УПК РФ, в которых приведены надлежащие мотивировки принятых решений с учетом представленных по делу доказательств, наличия либо отсутствия реальной необходимости в производстве заявленных процессуальных действий с целью правильного разрешения дела и с учетом положений ст. 252 УПК РФ, и не выходят за рамки судебного усмотрения, применительно к нормам ст. ст. 7, 17 УПК РФ. Ходатайств о вызове дополнительного свидетеля Б. в судебном заседании осужденным и защитой заявлено не было, указанное обстоятельство подтвердил и сам осужденный в судебном заседании кассационной инстанции, в связи с чем доводы кассационной жалобы о необоснованном отказе в его ходатайстве о допросе данного свидетеля, являются безосновательными.

Таким образом, решения вынесенные судом по ходатайствам участников процесса: сторон обвинения и защиты, являются мотивированными, основанными на материалах дела и представленных сторонами доказательствах.

Сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения судом принимались во внимание. В связи с чем, судебная коллегия не усматривает нарушения ст. 15 УПК РФ при рассмотрении дела.

Отводов председательствующему судье по основаниям, предусмотренным ст. 61 УПК РФ осужденным и защитой не заявлялось. Оснований, препятствующих судье осуществлению профессиональных обязанностей, а также указанных в ст. 63 УПК РФ, материалами дела не установлено. При таких обстоятельствах, доводы кассационной жалобы о предвзятом к нему отношении председательствующего судьи, являются неубедительными.

Право на защиту Ч. на предварительном следствии и в суде было обеспечено в полном объеме. Отказов от адвоката Сорокиной Л.И. осужденный Ч. не заявлял. Сведений о ненадлежащем исполнении Сорокиной Л.И. обязанностей защитника в деле не имеется. Адвокат Сорокина Л.И. полностью поддерживала позицию Ч. и просила в прениях сторон его оправдать (т. 3 л.д. 57)

Ходатайство подсудимого Ч. о допуске в качестве защитника С. наряду с адвокатом, рассмотрено в судебном заседании в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Судом установлено, что С. близким родственником Ч. не является, юридического образования не имеет, имеет лишь среднее техническое образование и закончила сельскохозяйственный техникум, к юриспруденции отношения не имеет, юриспруденция является ее увлечением. В судебном заседании кассационной инстанции Ч. пояснил, что ходатайствовать о допуске С. в качестве защитника ему посоветовали знакомые со двора.

При таких обстоятельствах, суд правомерно исходил из тех обстоятельств, что С., не имея достаточных познаний в сфере юриспруденции, в том числе уголовного права, не может оказать Ч. квалифицированную юридическую помощь и осуществить реальную защиту Ч. в уголовном деле. С учетом данных обстоятельств, доводы кассационной жалобы осужденного Ч. о нарушении его права на защиту ввиду отказа в ходатайстве о допуске в качестве защитника С., судебная коллегия находит неубедительными.

Беспочвенными судебная коллегия находит аргументы кассационной жалобы осужденного Ч. о нарушении его процессуальных прав в связи с тем, что ему не было предоставлено возможности выступить в прениях сторон. Как следует из протокола судебного заседания, право участия в прениях сторон было разъяснено Ч. надлежащим образом (т. 3 л.д. 227), однако ходатайство об участии в прениях сторон Ч. не заявлялось (т. 3 л.д. 55). Замечания на протокол судебного заседания, содержащиеся в кассационной жалобе, в том числе о несоответствии записи в протоколе о том, что им не заявлялось ходатайств об участии в прениях сторон, рассмотрены судом в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ и отклонены, о чем вынесено мотивированное постановление (т. 3 л.д. 101 - 102).

Рассмотрение дела без свидетелей К., Д., М.К. не помешало и не могло помешать суду всесторонне исследовать дело, не повлекло и не могло повлиять, при наличии приведенных в приговоре доказательств, на выводы суда о виновности осужденного в содеянном, на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Как видно из протокола судебного заседания (т. 3 л.д. 55) стороны не возражали закончить судебное следствие в отсутствие неявившихся лиц, дополнить судебное следствие не желали. Ходатайств о вызове дополнительных свидетелей осужденным и защитой заявлено не было, новые доказательства не представлялись. Нарушений, таким образом ст. 15 УПК РФ, не допущено.

Все иные доводы, содержащиеся в кассационной жалобе осужденного Ч. были тщательно проверены судом и получили правильную оценку в приговоре.

Дав надлежащую оценку приведенных в приговоре доказательств в их совокупности, суд мотивированно пришел к выводу о их достоверности и допустимости и обоснованно признал их достаточными для подтверждения виновности осужденного Ч. Каждое доказательство приведенное в приговоре в обоснование виновности осужденного в содеянном им, подтверждается другими фактическими данными по делу, все доказательства в совокупности согласуются между собой.

Таким образом, выводы суда о виновности Ч. в совершении инкриминируемого преступления за которое он осужден, соответствуют фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, полно и правильно приведенных в приговоре, в связи с чем, их достоверность сомнений у судебной коллегии не вызывает.

Квалификация действий осужденного Ч. по ч. 1 ст. 232 УК РФ является правильной, то есть по уголовному закону, действовавшему на момент совершения преступления, однако судом в приговоре указана неверная его редакция, в связи с чем судебная коллегия считает необходимым приговор в данной части изменить. Суд квалифицировал действия Ч. по ч. 1 ст. 232 УК РФ в редакции ФЗ N 324 от 17.12.2009 года и поскольку указанная судом редакция данной нормы уголовного закона не существует, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание на нее.

При назначении осужденному Ч. наказания судом учтены характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Выводы суда о назначении Ч. наказания в виде реального лишения свободы надлежащим образом мотивированны в приговоре и являются правильными.

Принимая решение о назначении Ч. наказания судом также учитывались иные обстоятельства, влияющие на назначение наказания, предусмотренные главой 10 УК РФ.

Вместе с тем, судебная коллегия считает приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Суд признавая в качестве отягчающего обстоятельства - рецидив преступлений, учитывал судимости, которые в соответствии со ст. 18 УК РФ не могли учитываться. Так, из материалов дела установлено, что инкриминируемые преступления совершены Ч. в июне - июле 2009 года в период условного осуждения по приговору мирового судьи судебного участка N Санкт-Петербурга от 04.03.2009 года, которым Ч. был осужден по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 1 УК РФ, то есть за преступление небольшой тяжести, к 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 6 месяцев, которое было отменено после совершения им преступления, за которое он осужден по настоящему приговору. Согласно ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести, а также судимости, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в исправительную колонию. При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает подлежащим исключению из приговора указание на наличие в действиях Ч. рецидива преступлений и о назначении ему наказания с применением правил, предусмотренных ч. 2 ст. 68 УК РФ. Поскольку рецидив преступлений учитывался судом в качестве отягчающего обстоятельства при назначении наказания, судебная коллегия считает назначенное Ч. наказание подлежащим снижению до 2 (двух) лет лишения свободы. С учетом указанных изменений подлежит изменению также и назначенный Ч. судом вид исправительного учреждения.

Оснований для удовлетворения доводов кассационной жалобы осужденного Ч. о назначении ему отбывания наказания в колонии-поселении, судебная коллегия не находит.

Принимая во внимание, что Ч. ранее судим и совершил преступление средней тяжести в период испытательного срока по приговору мирового судьи судебного участка N <...> Санкт-Петербурга от 04.03.2009 года, с учетом обстоятельств совершения данного преступления, судебная коллегия считает необходимым назначение отбывания наказания Ч. в исправительной колонии общего режима.

Иных оснований для изменения приговора судебная коллегия не усматривает.

Оснований для применения ст. 64, 73 УК РФ, исходя из общественной опасности совершенного осужденным преступления, а также отсутствия исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления не имеется.

Доводы кассационного представления судебная коллегия находит подлежащими удовлетворению, доводы кассационной жалобы осужденного Ч. подлежат удовлетворению частично.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 27 июля 2010 года в отношении Ч. изменить:

исключить из резолютивной части приговора указание на осуждение Ч. по ч. 1 ст. 232 УК РФ в редакции ФЗ N 324 от 17.12.2009 года и считать Ч. осужденным по ч. 1 ст. 232 УК РФ в редакции ФЗ N 162 от 8 декабря 2003 года;

исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на наличие в качестве отягчающего обстоятельства рецидива преступлений и назначение наказания с применением правил ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Снизить Ч. назначенное по ч. 1 ст. 232 УК РФ наказание до двух лет лишения свободы, назначив отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор оставить без изменения.

Кассационное представление удовлетворить, кассационную жалобу осужденного Ч. удовлетворить частично.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь