Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТАМБОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2010 г. N 33-3048

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда рассмотрела в судебном заседании от 18 октября 2010 года кассационную жалобу К.В.Н. на решение Ржаксинского районного суда Тамбовской области от 15 сентября 2010 года по гражданскому делу по иску К.К.И., К.Н.И.1 и К.Н.И.2 к К.В.Н. о признании права собственности на доли дома.

Заслушав доклад судьи К.Н.А., судебная коллегия

 

установила:

 

К.К.И., К.Н.И.1, К.Н.И.2 обратились в суд с иском к К.В.Н. о признании за ними права собственности на доли дома N <...> расположенного в <...>. К.К.И. претендует на 3/8 доли дома, К.Н.И.1 на 2/8 доли и К.Н.И.2 на 2/8 доли.

В обоснование требований они указали, что К.К.И. и ее супруг К.Н.А. в 1954 году построили дом по указанному адресу. Дом был оформлен на К.Н.А., в 1984 году дом был поделен между К.Н.А. и их сыном К.И.Н., о чем был составлен договор. Второму сыну К.В.Н. родители помогли построить дом, расположенный в <...>, где он и его семья проживают по настоящее время. В 1991 году К.Н.А. составил завещание, согласно которому свою долю дома завещал сыну К.И.Н. В 1999 году К.Н.А. умер. Своевременно в нотариальную контору за оформлением наследства никто из наследников не обратился. Фактически наследство приняли К.К.И. и К.И.Н., поскольку продолжали проживать в доме, пользоваться предметами домашнего обихода, ранее принадлежавшими наследодателю. В 2004 году умер К.И.Н. После его смерти в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства обратилась жена К.Н.И.1, остальные наследники по закону первой очереди мать К.К.И. и сын К.Н.И.2 от принятия наследства отказались.

Решением суда от 23 сентября 2009 года К.В.Н. восстановлен срок для принятия наследства, оставшегося после смерти отца, он обратился в нотариальную контору с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Между наследниками К.Н.А. произошел спор о правах на наследственное имущество, в связи с чем истцы не могут получить свидетельства о праве на наследство и оформить свои права на доли дома надлежащим образом в органах государственной регистрации.

Решением Ржаксинского районного суда Тамбовской области от 15 сентября 2010 года требования К.К.И. и К.Н.И.1 удовлетворены. Суд признал право общей долевой собственности на дом, расположенный в <...> за К.К.И. и К.Н.И.1:

- за К.К.И. признал право собственности на 11/36 доли жилого одноэтажного деревянного дома, расположенного по адресу: <...> общей площадью 77 кв;

- за К.Н.И.1 признал право на собственности на 25/36 доли жилого одноэтажного деревянного дома, расположенного по адресу: <...> общей площадью 77 кв.м.

Этим же решением требования К.Н.И.2 о признании за ним права собственности на 2/8 доли дома оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе К.В.Н. просит решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение. Вынося решение и признавая право собственности на часть спорного домовладения за К.Н.И.1, суд в обоснование указал, что К.И.Н. после смерти отца К.Н.А. фактически принял наследство в виде <...> доли дома. Данный вывод суда считает ошибочным, поскольку после фактического раздела дома в 1984 году К.И.Н., К.Н.И.1 и К.Н.И.2 стали проживать в своей части дома с отдельным входом и раздельной капитальной стеной. Во второй половине проживает К.К.И. Таким образом, К.И.Н. фактически никак не мог принять наследство и тем более пользоваться имуществом К.Н.А. Кроме того, К.И.Н. действительно проводились работы связанные с газификацией, водопроводом и канализацией, однако это было сделано в его части домовладения.

В возражениях К.К.И., К.Н.И.1, К.Н.И.2 просят решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Проверив дело, обсудив доводы жалобы и возражений, выслушав представителя ответчика К.Н.Е. и истицу К.К.И., судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Судом достоверно установлено, что К.Н.А. и К.К.И. построили дом, который был оформлен на К.Н.А. <...> дома он выделил К.И.Н., о чем в 1984 году был составлен договор раздела. Оставшаяся часть дома, несмотря на то, что была оформлена на К.Н.А., принадлежала супругам поровну в силу ст. 34 СК РФ. Согласно ст. 1150 ГК РФ принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяется согласно ст. 256 ГК РФ, входит в состав наследства и переходит к наследникам соответствии с правилами установленными ГК РФ. Таким образом, в качестве наследственного имущества после смерти К.Н.А. осталась <...> доля дома, расположенного по адресу: <...> и земельный участок.

В 1991 году К.Н.А. составил завещание, согласно которому распорядился своим имуществом, а именно долей дома, завещая ее сыну К.И.Н., который фактически принял наследство оставшееся после смерти отца, т.к. продолжал проживать в доме, ранее принадлежавшем наследодателю, пользовался предметами домашнего обихода и иными вещами, также принадлежавшими отцу, газифицировал весь дом, провел воду, поддерживал его в надлежащем состоянии и страховал. Однако не оформил своих прав через нотариальную контору. Суд пришел к обоснованному выводу о том, что К.И.Н. фактически принял наследство, в установленные законом сроки, которое ему было завещано.

В 2003 году К.К.И. обратилась в нотариальную контору, с заявлением о выдаче ей свидетельства о праве на наследство по закону, которое она фактически приняла. Учитывая, что К.К.И. на день смерти супруга имела пенсионный возраст, в силу ст. 535 ГК РСФСР она имела право на обязательную долю в наследстве - нетрудоспособный супруг наследует независимо от содержания завещания не менее 2/3 доли, которая причиталась бы каждому из наследников при наследовании по закону. Наследниками по закону после смерти К.Н.А. остались супруга К.К.И. и сыновья К.В.Н. и К.Н.И.2. Суд обоснованно выделил обязательную долю К.К.И. в виде доли дома, учитывая, что она проживает в данном жилом помещении и иного жилья не имеет. Таким образом, К.К.И. на день смерти супруга принадлежало <...> доля дома и 2/36 доли дома обязательной доли в наследстве, всего 11/36 доли дома.

В 2004 году К.И.Н. умер, не оформив документально своих прав наследника после смерти отца. Тем не менее, в качестве наследственного имущества после его смерти осталась 25/36 доли дома. После смерти К.И.Н. наследниками первой очереди по закону остались жена К.Н.И.1, мать К.К.И. и сын К.Н.И.2. Супруга К.Н.И.1 фактически приняла наследство, оставшееся после смерти мужа и обратилась в нотариальную контору с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство. Мать К.К.И. и сын К.Н.И.2 отказались от принятия наследства. Таким образом, суд справедливо не нашел оснований для удовлетворения требований К.Н.И.2 о признании за ним права собственности на долю дома, поскольку он в установленном законом порядке отказался от принятия наследства, о чем имеется заявление. Соответственно, К.К.И. получила в собственность 11/36 доли дома, К.Н.И.1 - 25/36 доли дома.

Решением суда от 23 сентября 2009 года К.В.Н. восстановлен срок для принятия наследства, он имеет право на имущество, которое не было включено отцом в завещание. На обязательную долю после смерти отца он права не имеет.

Суд дал надлежащую оценку всем доводам и возражениям сторон, решение вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права и судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Ржаксинского районного суда Тамбовской области от 15 сентября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу К.В.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь