Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2010 г. по делу N 33-32495

 

Судья суда первой инстанции: Бадова О.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

председательствующего Васильевой И.В.

судей Пильгуна А.С., Севалкина А.А.,

с участием прокурора Любимовой И.Б.

при секретаре П.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгуна А.С.

дело по кассационной жалобе представителя истцов А.

на решение Чертановского районного суда города Москвы от 16 июня 2010 года,

которым постановлено:

Взыскать с ОАО "Воскресенские минеральные удобрения" в пользу И.Л. компенсацию морального вреда 200000 руб., расходы по оплате госпошлины в размере 200 руб., а всего 200200 руб.

Взыскать с ОАО "Воскресенские минеральные удобрения" в пользу Г. компенсацию морального вреда 50000 руб., расходы по оплате госпошлины в размере 200 руб., а всего 50200 руб.

В остальной части иска отказать,

 

установила:

 

Г., И.Л. обратились в суд с иском к ОАО "Воскресенские минеральные удобрения" о компенсации морального вреда в связи со смертью И.Р.

В обоснование требований истцы указали, что в ночь с 6 на 7 марта 2010 г. на градообразующем предприятии г. Воскресенска погиб И.Р., помощник машиниста Цеха железнодорожного транспорта ОАО "Воскресенские минеральные удобрения". И.Л. является матерью, а Г. сестрой погибшего. И.Р. железнодорожным вагоном марки хоппер, модель 11-740, грузоподъемностью 64 тонны отрезало обе ноги, он был в сознании и жил еще несколько часов, и умер от потери большого количества крови. Психологические переживания родственники И.Р. испытывали в связи с тем, что, по их мнению, скорая медицинская помощь была вызвана со значительной задержкой, а также тот факт, что вместо вызова скорой помощи сотрудники предприятия первоначально сочли необходимым проинформировать об инциденте вышестоящее руководство и только потом, с разрешения начальства, вызвать помощь умирающему человеку, испытывающему невыносимые физические муки. Осознание того, что жизнь И.Р. можно было спасти, в том случае если бы медицинская помощь была оказана ранее, причинило его матери и сестре значительные нравственные страдания. Мать и сестра потерпевшего также очень болезненно восприняли и то, что должностные лица компании ответчика сочли возможным не ставить их в известность о смерти близкого им человека незамедлительно, а решили сделать это спустя 8 часов после его смерти. Учитывая, что причиной смерти И.Р. стала значительная потеря крови, родственники погибшего полагают, что ему, возможно, была нужна кровь для переливания, однако по вине работодателя, они были лишены возможности помочь и, возможно, спасти жизнь близкого человека. Кроме того, мать пострадавшего за две недели до смерти сына, пережила также смерть ее мужа - отца И.Р. и находилась в тяжелейшем психологическом состоянии. В связи с этими событиями И.Р. проживал совместно с ней, поддерживал ее как самый близкий и родной человек. Трагическая гибель сына, сразу после потери супруга, привела к тому, что состояние здоровья И.Л. значительно ухудшилось. Она была госпитализирована и 23 дня находилась на стационарном лечении. В ходе лечения она также наблюдалась у невропатолога и психиатра. Осложнения со здоровьем были вызваны именно психологическими переживаниями. И.Л. просила взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 20000000 руб., Г. - 10000000 руб.; истцы также просили взыскать оплаченную по делу госпошлину в размере 400 руб.

В судебном заседании суда первой инстанции истец Г., представители истцов поддержали заявленные исковые требования.

Представитель ответчика в судебное заседание суда первой инстанции явился, не возражал против компенсации морального вреда И.Л. в размере 100000 руб., в остальной части заявленных исковых требований возражал.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого, как незаконного, в своей кассационной жалобе просит представитель истцов А.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя истцов Д., представителей ответчика Н., Ч., выслушав мнение прокурора, полагавшего оставить решение без изменения, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями ст. ст. 151, 1100 ГК РФ и Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровья".

Как усматривается из материалов дела, И.Л. является матерью, а Г. сестрой И.Р.

Согласно справки о смерти N 426 от 10.03.2010 г. И.Р. умер 07.03.2010 г.; причина смерти: острое малокровие внутренних органов; множественные переломы костей таза и нижних конечностей; попал под поезд.

Из Акта судебно-медицинского исследования трупа N 147 от 09.03.2010 г., представленного в суд первой инстанции следует, что характер повреждений, их локализация, массивность, особенности позволяют считать, что они образовались от воздействия тупых твердых предметов в условиях железнодорожного происшествия, имевшего место 06.03.2010 г. Смерть И.Р. наступила от малокровия внутренних органов. При судебно-химическом исследовании крови обнаружен этиловый спирт в концентрации 2,5%, что у живых лиц может обусловить среднюю степень алкогольного опьянения на момент смерти. Переломы костей таза, нижних конечностей с ампутацией левого бедра и левой стопы вызвали острое малокровие внутренних органов и по признаку опасности для жизни относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью. Между повреждениями, причинившими тяжкий вред здоровью и причиной смерти, имеется прямая причинно-следственная связь.

Из Акта судебно-химического исследования N 4556 следует, что при судебно-химическом исследовании в крови от трупа И.Р. обнаружен этиловый спирт в концентрации 2,56%. Концентрация этилового спирта, в представленных на экспертизу стеклянных сосудах вследствие хранения с 07.03.2010 существенно измениться не могла, о чем свидетельствует результат повторного определения этилового спирта в крови трупа И.Р., отраженного в акте судебно-химического исследования.

Согласно Акта N 1 о несчастном случае на производстве от 05.04.2010 г. причиной несчастного случая стало нарушение помощником машиниста И.Р. ст. 21, ст. 214 ТК РФ, п. 1.10 "Правил технической эксплуатации железных дорог РФ", п. 4.3 инструкции "По охране труда для составителей поездов цеха железнодорожного транспорта".

Как усматривается из материалов дела, комиссия решила степень вины пострадавшего не устанавливать с учетом мнения первичной профсоюзной организации.

Из письма МУЗ "Воскресенская станция скорой медицинской помощи" следует, что затруднения при проезде на территорию (и по территории) ОАО "Воскресенские минеральные удобрения" реанимационная бригада СМП не испытывала.

Постановлением следователя по ОВД СО по г. Воскресенску СУ СКП РФ по Московской области от 11.05.2010 г. в возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 263 УК РФ в отношении машиниста тепловоза Ж., диспетчера К.Н., начальника цеха железнодорожного транспорта К.А. было отказано по основаниям п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

В соответствии с актом Государственной инспекции труда по Московской области от 05.04.2010 г. ответственным за произошедший несчастный случай признан И.Р. Принимая во внимание, установленные при проведении доследственной проверки обстоятельства произошедшего, объяснения опрошенных лиц, результаты произведенных осмотров места происшествия, данные акта расследования несчастного случая Государственной инспекции труда по Московской области, Акта судебно-медицинского исследования трупа И.Р., Акта судебно-химического исследования крови И.Р., Акта судебно-биологического исследования вещественных доказательств, следствие пришло к выводу, что произошедший случай считать несчастным и произошедшим по вине работника И.Р. Доказательств того, что данное постановление обжаловано и отменено, суду первой инстанции представлено не было.

В ходе судебного заседания было установлено, что И.Р. получил тяжкие телесные повреждения, от которых впоследствии скончался.

В соответствии с п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательства вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (статья 1100 ГК РФ).

При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Вместе с тем при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Суд пришел к выводу, что ответчик должен возместить моральный вред истцам, поскольку истцы как близкие родственники понесли нравственные страдания в связи со смертью И.Р.

В полном соответствии с нормами материального права, принципами разумности и справедливости, а также с учетом физических и нравственных страданий истцов, фактических обстоятельств, суд взыскал в пользу И.Л. 200000 руб., в пользу Г. 50000 руб., а также оплаченную госпошлину.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводами суда и данной судом первой инстанции оценкой доказательств по делу.

Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Доводы кассатора сводятся к несогласию с оценкой представленных доказательств, данной судом первой инстанции, а также касаются обстоятельств, установленных при рассмотрении спора по существу судом первой инстанции, уже являлись предметом судебного рассмотрения, сводятся к переоценке выводов суда, направлены на иную оценку доказательств об обстоятельствах, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами статей 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить поводом к отмене решения.

Нарушений норм материального права, а также требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Чертановского районного суда города Москвы от 16 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь