Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТЮМЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2010 г. по делу N 33-4503/2010

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего Киселевой Л.В.

судей Кавка Е.Ю. и Хамитовой С.В.

при секретаре М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе истца С., на решение Калининского районного суда города Тюмени от 07 июня 2010 года, которым постановлено:

"С., в иске к об установлении размера подлежащего выплате возмещения в размере 571 436 руб. 62 коп., обязании произвести выплату 571 436 руб. 62 коп. в качестве возмещения по вкладу - отказать".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Хамитовой С.В.; объяснения представителя истца С. - Е., настаивавшей на доводах кассационной жалобы; объяснения представителя ответчика З., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

С. обратился в суд с иском к (далее по тексту Банк) и (далее по тексту Корпорация либо Агентство) об установлении состава и размера возмещения по банковскому вкладу. Требования мотивированы тем, что 20 ноября 2009 года между истцом и был заключен договор N банковского вклада "Гарантированный" (в рублях) на сумму 563 100 руб. сроком с 20 ноября 2009 года по 25 ноября 2010 года с ежемесячным начислением процентов в размере 16% годовых. По утверждению С., в Банк вышеуказанные денежные средства он внес наличными, однако 24.12.2009 г. у была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, то есть наступил страховой случай. Поскольку выплату страхового возмещения по страховым случаям производит Агентство, тогда как истцу стало известно о том, что в реестр выплат по данному вкладу он не включен, С. просил установить размер его требований по вышеуказанной сделке в сумме 571 436 руб. 62 коп., при этом установить, что данный размер подлежит ему выплате Корпорацией, с возложением на Агентство обязанностей по уплате указанных денежных средств.

Определением суда от 07.06.2010 г. производство по делу по иску С. к прекращено.

Дело рассмотрено в отсутствие истца С. и представителя третьего лица Главного управления Центрального Банка Российской Федерации по Тюменской области.

Представитель истца С. - Е. в судебном заседании на удовлетворении требований своего доверителя настаивала в полном объеме по основаниям, изложенным в заявлении.

Представитель ответчиков и Л. в судебном заседании иск не признал, ссылаясь на незаключенность договора ввиду не внесения истцом в Банк денежных средств.

Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым не согласился С.

В кассационной жалобе истец просит об отмене решения и направлении дела на новое рассмотрение, приводя те же доводы, что и в суде первой инстанции. Кроме того, по утверждению С., суд положил в основу своего решения предписание ГУ ЦБ РФ, не подлежащее применению к правоотношениям между Банком и вкладчиком. Истец считает неправильными выводы суда о незаключенности договора и злоупотреблении им своим правом. По мнению С., суд необоснованно не принял во внимание в качестве надлежащих доказательств внесения им в Банк денежных средств договор банковского вклада, выписку по счету и приходный кассовый ордер.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Как видно из материалов дела, Приказом Центрального Банка России от 23.12.2009 г., в связи с неисполнением кредитной организацией законов, регулирующих банковскую деятельность, нормативных актов Банка России, неспособностью удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, учитывая неоднократное в течение одного года применение мер, предусмотренных Федеральным законом "О Центральном банке РФ", с 24 декабря 2009 года у была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 05.02.2010 г., признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство сроком на один год, полномочия конкурсного управляющего возложены на.

является участником государственной системы страхования вкладов.

Как следует из материалов дела, истец С., ссылаясь в обоснование заявленных требований на то, что 20 ноября 2009 года он заключил с договор срочного банковского вклада на сумму 563 100 руб., в нарушение требований ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не предоставил в суд оригиналы документов, свидетельствующих о фактическом внесении денежных средств в кассу Банка, а именно, договор срочного банковского вклада N от 20.11.2009 г. и приходный кассовый ордер N от 20.11.2009 г.

Отказывая в удовлетворении требований С., суд первой инстанции исходил из того, что договор срочного банковского вклада между истцом и является незаключенным, совершенным при злоупотреблении правом, а потому, по мнению суда, данный договор не влечет возникновение у С. права на получение гарантированного государством страхового возмещения. Суд счел, что истец денежные средства в Банк не вносил, при этом операция по зачислению денежных средств на счет С. носила фиктивный характер, поскольку на момент совершения приходных записей по счету истца Банк не имел на корреспондентских счетах достаточных средств для исполнения своих обязательств перед кредиторами, то есть Банк не мог обеспечивать оборотоспособность денежных средств, отражающихся на счетах клиентов в Банке, включая счет С.

Суд пришел к выводу о том, что действия по перечислению средств на счет истца не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского счета в смысле ст. 845 Гражданского кодекса Российской Федерации, а потому указанные действия не порождают правовых последствий, характерных для данного вида сделок.

Судебная коллегия считает, что вышеуказанные выводы суда первой инстанции являются правильными, так как они соответствуют действующему законодательству и фактическим обстоятельствам по делу.

Правильной является и квалификация действий истца по ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которой отказ в защите права со стороны суда допускается в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом.

Как следует из вышеуказанной нормы, отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление.

Таким образом, непосредственной целью данной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления. А потому для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства.

По общему правилу, заключение договора банковского вклада со стороны кредитной организации ориентировано на привлечение денежных средств клиентов для их использования в целях извлечения прибыли, а со стороны вкладчика - приумножение сбережений, что подразумевает возврат внесенной денежной суммы и начисленных процентов в любой или установленный договором срок.

Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что у имелась картотека на корреспондентском счету, Банк несвоевременно проводил платежи и отказывал в досрочной выплате денежных средств по вкладам. При этом, при наличии проблем с ликвидностью и платежеспособностью, начиная с 13.11.2009 г. наблюдался значительный объем выдачи кредитов юридическим лицам. Обороты по предоставлению кредитов юридическим лицам за период с 13.11.2009 г. по 19.11.2009 г. варьировались в пределах от рублей до рублей, общий объем предоставленных кредитов составил рублей. Впоследствии именно данные обстоятельства послужили основанием для отзыва у Банка лицензии.

В судебном заседании было установлено, что внесение новых вкладов (открытие счетов) физических лиц, накануне запрета на осуществление банковских операций по привлечению денежных средств физических лиц, носило массовый характер. 24 ноября 2009 года Банком были выданы кредиты юридическим лицам, сумма которых соответствовала сумме, полученных Банком в этот день средств от физических лиц.

Указанная истцом по банковскому вкладу денежная сумма составляет практически предельный размер страхового возмещения.

Таким образом, судебная коллегия считает, что цель совершения вышеуказанных действий клиентов Банка, в том числе и истца, состоит не в реализации прав по договору банковского вклада, то есть в преумножении сбережений, а в наличии умысла обойти ограниченное действие Федерального закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации", распространив страхование вкладов на все вклады и счета без исключений, правил об очередности удовлетворения требований кредиторов при банкротстве кредитной организации.

Вышеуказанные обстоятельства позволяют считать данные действия злоупотреблением правоспособностью, то есть способностью совершать или не совершать те или иные юридически значимые действия и свидетельствуют об отсутствии намерения вступать в правоотношения по банковскому вкладу.

Кроме того, в силу ст. 17 Конституции Российской Федерации, ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается.

Таким образом, в случае если бы С. действовал разумно и добросовестно, о неплатежеспособности Банка истцу должно было стать известно до 20 ноября 2009 года.

В связи с тем, что действия С. направлены на нарушение прав и законных интересов кредиторов путем уменьшения конкурсной массы Банка, суд правильно отказал в удовлетворении иска.

Таким образом, судебная коллегия считает, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, предоставленным сторонами доказательствам дал надлежащую правовую оценку и правильно применил нормы материального и процессуального права, а потому доводы кассационной жалобы не могут быть признаны состоятельными, поскольку они не опровергают выводы суда и содержат лишь субъективную оценку установленным по делу обстоятельствам, а также направлены к иному толкованию норм материального и процессуального права, правильно примененных судом.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Калининского районного суда города Тюмени от 07 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу истца С., - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь