Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2010 г. N 4г/8-6699/10

 

Судья Московского городского суда Клюева А.И., рассмотрев надзорную жалобу М.Н., поступившую в суд надзорной инстанции 03 августа 2010 года на решение Люблинского районного суда города Москвы от 01 марта 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 июня 2010 года по гражданскому делу по иску М.Н. к Управлению социальной защиты населения района Марьино города Москвы о перерасчете суммы в возмещение вреда здоровью и взыскании задолженности, истребованному 20 августа 2010 года и поступившему в суд надзорной инстанции 02 сентября 2010 года,

 

установил:

 

М.Н. обратилась в суд с иском к Управлению социальной защиты населения района Марьино города Москвы о перерасчете суммы в возмещение вреда здоровью и взыскании задолженности и просила обязать ответчика ежемесячно, начиная с 01 января 2010 года, выплачивать ей сумму в возмещение вреда здоровью в размере 52 392 рубля 50 копеек, а также взыскать с ответчика общую задолженность за период с 13 ноября 1996 года по 31 декабря 2009 года в размере 1 965 040 руб. 20 копеек.

В обоснование своих требований М.Н. указала на то, что является инвалидом второй группы вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. Выплачивающиеся ответчиком в возмещение вреда здоровью денежные средства неправильно рассчитаны и скорректированы (неправильно применен коэффициент), из-за чего ею недополучены значительные денежные средства, а получаемая ежемесячно денежная сумма занижена.

Решением Люблинского районного суда города Москвы от 01 марта 2010 года в удовлетворении исковых требований М.Н. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 июня 2010 года решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе М.Н. ставит вопрос об отмене данных судебных постановлений с направлением дела на новое рассмотрение.

20 августа 2010 года судьей Московского городского суда дело истребовано в Московский городской суд.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких нарушений судами при рассмотрении данного дела не допущено.

Оснований для передачи надзорной жалобы М.Н. с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции не имеется.

Из материалов дела усматривается, что М.Н. является инвалидом 2-ой группы с потерей трудоспособности в 80% по заболеванию, связанному с аварией на Чернобыльской АЭС. Ответчик выплачивает истице компенсацию в возмещение вреда здоровью.

25 января 2007 года решением Басманного районного суда города Москвы удовлетворен иск М.Н. к Управлению социальной защиты населения Басманного района города Москвы о перерасчете ежемесячных сумм в возмещение вреда, причиненного здоровью, с учетом индексации и взыскании недополученных сумм, истице установлена сумма в возмещение вреда с 01 января 2007 года в размере 1 735 рублей 68 копеек.

Разрешая заявленные исковые требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что право М.Н. на получение компенсации в возмещение вреда здоровью, связанному с аварией на Чернобыльской АЭС, возникло в силу п. 25 ч. 1 ст. 14 Закона РФ от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 179-ФЗ).

Вышеназванная норма закона введена в действие с 02 февраля 1996 года и, таким образом, до 02 марта 1996 года никто из инвалидов - "чернобыльцев" сумм возмещения вреда здоровью не получал и не мог получать, поскольку такая выплат для данной категории граждан не была предусмотрена действующим на тот период законодательством.

До 02 марта 1996 года на основании п. 1 ст. 29 Закона РФ от 15 мая 1991 года 1244-1 (в редакции Закона РФ от 18 июня 1992 года М 3061-1, действовавшей с 01 июля 1992 года по 01 марта 1996 года) по данной категории граждан назначалась пенсия по инвалидности в размере возмещения фактического ущерба, то есть в процентах с заработка, в зависимости от степени утраты трудоспособности, без ограничения этой пенсии общеустановленным максимальным размером.

Со 02 марта 1996 года вышеназванные пенсии отменены, взамен, названной категории граждан предоставлено право на получение двух выплат: пенсии в соответствии с Законом РФ от 20 ноября 1990 года N 340-1 "О государственных пенсиях в Российской Федерации", то есть на общих со всеми другими гражданам основаниях; компенсации в возмещение вреда, предусмотренные п. 25 ч. 1 ст. 1 Закона N 1244-1.

В части определения размера компенсации в возмещение вреда, причиненного радиационным воздействием, п. 25 ч. 1 ст. 14 Закона N 1244-1 отсылал к Правилам возмещения работодателями вреда, что означает то, что индексация заработка при назначении после 02 марта 1996 года указанной выше компенсации должна производиться в таком порядке, который был установлен на тот период указанными Правилами (ч. 3 ст. 11 Правил) и предусматривал, что при назначении возмещения вреда заработок следует индексировать в порядке, установленном для назначения пенсии.

Применявшийся порядок в процессе назначения пенсии по состоянию на 1996 год состоял из: коэффициента года получения заработка, установленного ст. 7 Закона РФ от 03 апреля 1992 года N 2654-1 "О досрочном введении в действие Закона РФ "О государственных пенсиях в РФ"; дополнительного коэффициента "1,8", установленного Указом Президента РФ от 10 декабря 1993 года N 2121 для заработка полученного до 01 января 1993 года; индекса роста минимальной пенсии по старости.

Суд первой инстанции обоснованно признал, что, поскольку право на получение компенсации в возмещение вреда у инвалидов "чернобыльцев" впервые возникло после 02 марта 1996 года, следовательно, при назначении данной выплаты индексацию (осовременивание) заработка следовало производить в указанном выше порядке, т.е. в соответствии с ч. 3 ст. 11 вышеназванных Правил.

Ст. 11 Правил была дополнена частью третьей только с 30 ноября 1995 года, т.е. с момента введения в действие Федерального закона РФ от 24 ноября 1995 года 180-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации о возмещении работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными исполнением ими трудовых обязанностей". До принятия Федерального закона РФ от 24 ноября 1995 года N 180-ФЗ, Правила не содержали норм о порядке осовременивания заработка при назначении возмещения вреда в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания.

В период с 01 декабря 1992 года по 30 ноября 1995 года Правила возмещения работодателями вреда действовали в редакции Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 года N 4214-1.

Части 1 и 2 ст. 11 Правил в указанный период предусматривали необходимость индексации сумм в возмещение вреда пропорционально повышению МРОТ. Кроме того, п. 2 Постановления Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 года N 4214-1 в связи с повышением стоимости жизни устанавливал, что заработок за 1971 год и ранее увеличивался в 11,2 раза; заработок за 1970 год в 10,9 раза; заработок за 1973 год - в 10,6 раза и т.д.

Таким образом, механизм осовременивания заработка для исчисления возмещения вреда в период с 01 декабря 1992 года по 30 ноября 1995 года включал только два элемента: коэффициент осовременивания заработка и индекс роста МРОТ.

Суд первой инстанции, проанализировав нормы Федерального закона от 15 мая 1991 года N 1244-1, Федерального закона РФ от 24 ноября 1995 года N 180-ФЗ, Федерального закона РФ от 24 ноября 1998 года N 125 "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях, учитывая Разъяснения Минтруда России от 09 октября 1996 года N 1, от 01 июня 1999 года N 10, от 02 июня 2000 г. N 43, а также решение Верховного Суда РФ от 22 сентября 1999 года, признал, что М.Н. в своих расчетах применяет несуществующий механизм индексации заработка, который представляет собой наложение элементов двух самостоятельных порядков, действовавших до 06 января 2000 года.

Суд пришел к выводу о том, что такое наложение элементов двух самостоятельных порядков индексации заработка, закрепленных разными нормативными актами, не относящимся друг к другу, неправомерно, для применения одновременно ч. 3 ст. 11 Правил и п. 2 Постановления Верховного Совета РФ N 4214-1 (в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 180-ФЗ) отсутствуют правовые основания, т.к. указанные нормативные акты регулировали различные правоотношения, не взаимосвязанные между собой, что не существует иного правового акта, разрешающего применять одновременно ч. 3 ст. 11 Правил и Постановление Верховного Совета РФ N 4214-1 (в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 180-ФЗ).

Выводы суда являются правильными, в решении судом мотивированы и в надзорной жалобе по существу не опровергнуты.

Оснований для иного вывода не имеется.

Доводы надзорной жалобы не свидетельствуют о наличии нарушений закона, которые могут повлечь отмену судебных постановлений, а равно требованиям принципа правовой определенности не отвечают.

Принцип правовой определенности предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда в порядке надзора. Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, касающихся производства в порядке надзора по гражданским делам в Российской Федерации, иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 381, 383 ГПК РФ,

 

определил:

 

В передаче надзорной жалобы М.Н. на решение Люблинского районного суда города Москвы от 01 марта 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 июня 2010 года с делом по иску М.Н. к Управлению социальной защиты населения района Марьино города Москвы о перерасчете суммы в возмещение вреда здоровью и взыскании задолженности - для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции - отказать.

 

Судья

Московского городского суда

А.И.КЛЮЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь