Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 октября 2010 г. N 14301

 

Судья: Вишневецкая О.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Корсаковой Н.П.

судей Антоневич Н.Я. и Быханова А.В.

при секретаре К.К.

с участием прокурора Кузьминой И.Д.

рассмотрела в судебном заседании 19 октября 2010 года дело N 2-735/10 по кассационной жалобе на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 11 марта 2010 года по иску К.А. к А. о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Корсаковой Н.П., заключение прокурора Кузьминой И.Д., полагавшей решение суда подлежащим изменению, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Истец обратился в суд с иском о взыскании с ответчицы компенсации морального вреда в размере 250000 руб.

Последний указывал, что занимает в коммунальной квартире комнату.

Ответчица является его соседкой по коммунальной квартире, основным занятием которой является разведение и продажа собак крупных пород, с целью извлечения прибыли.

Истец ссылался на то, что на протяжении длительного времени ответчица разводит собак в коммунальной квартире без согласования с соседями, без соблюдения их законных прав и интересов, нарушает санитарно-гигиенические правила, в связи с чем он вынужден обращаться в различные инстанции, в том числе суд, с требованием об обязании ответчицы освободить квартиру от собак.

Решением Невского районного суда от 29 марта 2006 года его исковые требования были удовлетворены, однако решение суда ответчицей не исполнено.

Истец пояснял суду, что, занимаясь в основном разведением собак в принадлежащем ей загородном питомнике после состоявшегося судебного решения, ответчица по-прежнему, без согласования с соседями, постоянно привозит собак в квартиру в Санкт-Петербурге с целью продажи, создает условия невозможного совместного проживания, нарушает санитарно-гигиенические правила, нарушает условия безопасности для жизни и здоровья соседей, в том числе истца - инвалида 2-й группы по сердечно-сосудистому заболеванию, которое он приобрел на почве стрессовой ситуации, созданной ответчицей, злостно нарушающей правила пользования коммунальным жилым помещением.

Возражая против заявленных требований, ответчица утверждала, что вывезла собак в Псковскую область, где проживает.

Однако не отрицала, что в коммунальную квартиру в Санкт-Петербурге, где она занимает комнату, она систематически вынуждена привозить собак (не более двух взрослых собак и двух щенков) ввиду необходимости их участия в выставках и на продажу.

Ответчица полагала, что нахождение собак в принадлежащей ей комнате на здоровье и покое соседей не отражается.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

В пользу истца взыскано в счет компенсации морального вреда 5000 руб.

В кассационной жалобе истец настаивает на отмене судебного решения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, находит их убедительными.

При этом, судебная коллегия находит возможным разрешить спор без участия сторон, в том числе ответчицы, которая извещена лично о времени и месте судебного разбирательства (л.д. 76).

Согласно статье 151 ГК Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Как установлено материалами дела, К.А. является собственником комнаты площадью 18 кв. м в коммунальной квартире по адресу: <...>, там же зарегистрирована и проживает А., занимая комнату площадью 21,2 кв. м.

Решением Невского районного суда от 29.03.2006 года, вступившим в законную силу, А. обязана освободить квартиру от собак, которых она содержит в квартире без согласования с соседями.

Согласно ч. 1, 4 статьи 17 ЖК РФ, жилое помещение предназначено для проживания граждан. Пользование жилым помещением осуществляется с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении граждан, соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства.

Факт нарушения ответчицей Правил содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР, материалами дела подтвержден и сомнений не вызывает.

Из материалов дела усматривается, что из комнаты, занимаемой ответчицей, раздается резкий запах псарни, коридоры в квартире заняты собачьими клетками, квартира в антисанитарном состоянии (грязь, вонь, отходы от кормления животных) (л.д. 10, 12, 13 - 15, 16, 35, 41).

Указанные обстоятельства подтверждены показаниями соседки П., подтвердившей факты неисполнения ответчицей решения суда об освобождении коммунальной квартиры от пребывания в ней собак, факты антисанитарной обстановки, создаваемой ответчицей, в связи с разведением собак в жилом коммунальном помещении.

При таком положении, удовлетворяя исковые требования о компенсации морального вреда по праву, суд сделал обоснованный вывод о доказанности нарушения ответчицей правил проживания в коммунальной квартире, а также Правил содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах в РСФСР, предусматривающих, в том числе, особые меры охраны здоровья, предосторожности со стороны их владельцев в отношении детей, инвалидов и пожилых людей, несмотря на принятые к ней меры предостережения, сделанные ей уполномоченными на то органами.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает, что выводы суда о размере подлежащей взысканию компенсации, не могут быть признаны обоснованными.

Согласно разъяснениям п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря 1994 года, размер компенсации морального вреда зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае и иных заслуживающих внимания обстоятельств.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Разрешая требования о взыскании с ответчицы компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что истцу в результате виновных действий ответчицы по содержанию в коммунальной квартире без согласования с соседями крупных пород собак, были причинены нравственные страдания и пришел к выводу о наличии оснований, предусмотренных ст. 151 ГПК РФ для взыскания компенсации морального вреда, определив ее размер, равным 5000 руб. Оснований причинения вреда здоровью истца суд не нашел.

В соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе и возражений относительно жалобы.

Истец не согласен с решением суда в части размера компенсации морального вреда.

Ответчицей возражений относительно кассационной жалобы не представлено.

Как усматривается из доводов кассационной жалобы истца, стрессовая ситуация, в которой он вынужден длительное время находиться по вине ответчицы, привела к заболеваниям его нервной и сердечно-сосудистой системы, а впоследствии к инвалидности.

Указанные обстоятельства подтверждены истцом медицинскими документами.

Согласно п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Судебная коллегия полагает, что, определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции в должной мере не учитывал степень вины ответчицы, как нарушителя санитарно-гигиенических правил в квартире, в связи с содержанием ею многочисленных собак крупных пород в коммунальной квартире без согласования с соседями, вопреки их желаниям и интересам, а также материальное положение ответчицы, складывающееся от результатов постоянной прибыли от деятельности, связанной с разведением и торговлей дорогостоящими породами собак (ризеншнауцеров и доберманов).

Необоснованно не учитывал суд и характер причиненных истцу физических и нравственных страданий, приведших к неврологическим заболеваниям, возникновение которых было непосредственно спровоцировано непрекращающейся стрессовой ситуацией, создаваемой ответчицей, а также не учитывал обстоятельства, связанные с неоднократными, вынужденными обращениями истца в различные инстанции с заявлениями о фактах нарушения его прав и законных интересов со стороны А., лишившей его, как инвалида 2 группы, не имеющего материальной возможности выехать по другому месту жительства, права на элементарное пользование коммунальными удобствами, на отдых и покой, что, по мнению судебной коллегии, могло находиться в причинной связи с наступившими последствиями, связанными с утратой здоровья.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд также необоснованно не учитывал, что моральные страдания истца, связанные с его беспомощностью перед поведением ответчицы, игнорирующей многочисленные предписания и решения уполномоченных на то органов об устранении вскрытых правонарушений, его вынужденным проживанием в квартире с постоянным чувством страха перед находящимися в квартире псами, приравненными по своим природным качествам к источникам повышенной опасности, являются для него неизгладимой психологической травмой.

Суд первой инстанции необоснованно не принимал во внимание, что при наличии установленных фактов нарушения личных неимущественных прав истца, когда ранее неоднократные неимущественные санкции не были в состоянии оказать стимулирующее воздействие на поведение ответчицы, возможность потерпевшему восстановить существовавшее до правонарушения положение без повторного обращения за судебной защитой отсутствовала.

Таким образом, учет судом таких критериев, как неоднократность и рецидив правонарушения, совершенные ответчицей, привлекавшейся ранее судебным решением к гражданско-правовой ответственности за совершение аналогичного правонарушения в отношении неимущественных и нематериальных благ истца, уже ранее перенесшего стрессовую ситуацию от действий данного правонарушителя, подлежал, в случае повторного нарушения его однородных неимущественных прав, умаления его нематериальных благ, обязательной оценке судом при определении размера компенсации морального вреда и должен был повлиять на размер компенсации морального вреда, с учетом степени физических и нравственных страданий истца, в том числе связанных с его индивидуальными особенностями.

При таком положении, судебная коллегия полагает, что определенный судом размер компенсации морального вреда 5000 руб. не мог отвечать требованиям разумности и справедливости и считает возможным изменить решение суда в части размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчицы, взыскав с нее по основаниям, приведенным выше, в пользу истца 200000 (двести тысяч) руб.

С учетом изложенного, судебная коллегия, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ,

 

определила:

 

Решение Невского районного суда от 11 марта 2010 года изменить. Взыскать с А. в пользу К.А. 200000 руб. в счет компенсации морального вреда. В остальной части решение суда оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь