Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 октября 2010 г. N 14303

 

Судья: Вишневецкая О.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Корсаковой Н.П.

судей Антоневич Н.Я. и Быханова А.В.

при секретаре К.

с участием прокурора Кузьминой И.Д.

рассмотрела в судебном заседании 19 октября 2010 года дело N 2-1666/10 по кассационной жалобе и кассационному представлению на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 16 июня 2010 года по иску А. к ОАО "Поликлиника" о взыскании неустойки и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Корсаковой Н.П., объяснения А. и ее представителя А., представителей ОАО "Поликлиника" Н. и К., заключение прокурора Кузьминой И.Д., поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Истица обратилась в суд с требованиями о взыскании с ответчика компенсации морального вреда в размере 30000 руб., неустойки в размере 150000 руб.

В ходе слушания дела истица уточнила заявленные требования, просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 30000 руб., неустойку в размере 143190 руб. за существенные отступления от условий договора и неустойку в размере 143190 руб. - за непредоставление информации потребителю о приобретаемом товаре.

В обоснование исковых требований истица указывала, что ответчиком в лице доктора Я. ей были предоставлены медицинские стоматологические услуги, которые 09.06.2009 года были завершены.

В период с 10 по 16 июня, она обратилась к врачу с жалобами на боли, дискомфорт и неэстетичность, однако врач заверил в необходимости привыкнуть к зубным протезам, в связи с чем 17.06.2009 года истица выехала за пределы РФ, но ввиду физических неудобств, вынуждена была прервать отдых 30.09.2009 года и 02.10.2009 года вновь обратиться к врачу, сначала в устной форме, а 09.10.2009 года с письменными претензиями о недостатках произведенной работы по протезированию.

31.10.2009 года она была проинформирована о необходимости переделать зубопротезную работу, которую производили в период с 02.10 по 29.12.2009 года, что на 47 дней превысило срок, за который работа была сделана первоначально.

Учитывая, что ответчик скрыл от нее информацию о том, что недостаток зубопротезирования является существенным, что лишило ее возможности воспользоваться правом на расторжение договора, предоставленным п. 6 ст. 29 Закона "О защите прав потребителей", истица просила взыскать неустойку за нарушение срока окончания работ по исправлению недостатков и за непредоставление информации о существенности недостатка работ, а также компенсировать ей моральный вред.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично. Моральный вред компенсирован в размере 5000 руб. В остальной части исковых требований отказано.

В кассационной жалобе истица, в кассационном представлении прокурор, настаивают на отмене решения суда в части определенного судом размера компенсации морального вреда.

Истицей в кассационной жалобе оспаривается решение суда в полном объеме.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и кассационного представления, приходит к следующему.

Как установлено материалами дела, 31.03.2009 года между Санкт-Петербургским ГУЗ "Поликлиника городская стоматологическая N 21" и А. был заключен договор о возмездном оказании услуг со сроком до окончания договорных обязательств.

29.04.2009 года истица была ознакомлена с планом протезирования.

09.06.2009 года работы по протезированию были закончены.

10.06.2009 года А. обратилась к врачу с жалобами на боли во время приема пищи, в связи с чем ей была произведена коррекция протеза, даны рекомендации о явке по состоянию здоровья.

09.10.2010 года ответчиком принята претензия А. с требованием об устранении недостатков в работе.

Согласно заключению врачебной комиссии поликлиники, причиной недостатков в работе явилось отсутствие контакта между боковыми зубами и отклонение от плана протезирования в одностороннем порядке зубным техником, которым вместо шонирующего протеза были изготовлены два мостовидных протеза.

Претензия А. была признана обоснованной, решено произвести переделку зубопротезной работы в кратчайшие сроки за счет поликлиники, рекомендовано пациентке изготовление частичного пластинчатого протеза по указанному плану.

28.10.2009 года администрация поликлиники принесла истице свои извинения за допущенные в работе врача Я. ошибки и приняла на себя обязательства по переделке некачественных протезов, работа по которым началась 13.10.2009 года.

19.10.2009 года истица отказалась от предложенного плана протезирования, настаивала на изготовлении бюгельного протеза. 19.11.2009 года протез был установлен на временную фиксацию, явка назначена на 03.12.2009 года.

Впоследствии, за период с 04.12.2009 года по 22.12.2009 года, ответчиком разбирались претензии истицы о несоответствии выполненной врачом Я. работы и о проверке правильности исполнения работы по повторному протезированию, выплате денежной компенсации.

24.12.2009 года от цементировки протеза на постоянный цемент истица отказалась, выразила свое несогласие с решением комиссии от 14.12.2009 года, и только 29.12.2009 года протез был зафиксирован.

В соответствии с п. 1 ст. 29 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", потребитель при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) вправе по своему выбору потребовать: безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги); соответствующего уменьшения цены выполненной работы (оказанной услуги); безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы. При этом потребитель обязан возвратить ранее переданную ему исполнителем вещь; возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами.

Таким образом, как обоснованно признано судом, потребитель вправе был предъявить одно из указанных выше требований по своему выбору, чем истица и воспользовалась, выбрав право на безвозмездное устранение недостатков выполненной работы (оказанной услуги).

В соответствии со ст. 30 Закона, недостатки работы (услуги) должны быть устранены исполнителем в разумный срок, назначенный потребителем.

Назначенный потребителем срок устранения недостатков товара указывается в договоре или в ином подписываемом сторонами документе либо в заявлении, направленном потребителем исполнителю.

За нарушение предусмотренных настоящей статьей сроков устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги) исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню), размер и порядок исчисления которой определяются в соответствии с пунктом 5 статьи 28 настоящего Закона.

В случае нарушения указанных сроков потребитель вправе предъявить исполнителю иные требования, предусмотренные пунктами 1 и 4 статьи 29 настоящего Закона.

Разрешая спор, судом было установлено, что требование истицы, предусмотренное ст. 29 Закона РФ "О защите прав потребителей", о безвозмездном устранении недостатков оказанной услуги ответчиком было исполнено за счет последнего.

Претензий к качеству работ по исправлению недостатков истицей не заявлялось.

Руководствуясь Законом РФ "О защите прав потребителей", суд также не мог не учитывать пункт 2 ст. 31 названного Закона, которым предусмотрены сроки повторного выполнения работы (услуги), выполненной с недостатками. Этот срок может быть определенным, если правилами выполнения отдельных видов работ или правилами оказания отдельных видов услуг установлены сроки для срочного выполнения работы (услуги). Если эти сроки не установлены в указанных документах, повторная работа (услуга) должна быть выполнена в срок, предусмотренный договором о выполнении работы (услуги).

Анализируя заключенный сторонами договор на зубопротезирование, при отсутствии данных об установлении истицей ответчику повторных сроков для устранения недостатков, суд пришел к обоснованному выводу о том, что поскольку срок выполнения работы сторонами не устанавливался, к возникшим правоотношениям должны применяться положения ст. 314 ГК РФ, в соответствии с которой, в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

Анализируя представленные суду доказательства, сроки первоначального протезирования (с 29 апреля по 09 июня), суд сделал обоснованный вывод о том, что исправление ответчиком недостатков в работе было проведено в разумные сроки, поскольку процесс протезирования подразумевает определенные технологии и сроки, не зависящие от исполнителей, связанные с особенностями материалов, индивидуальными особенностями пациентов, а также необходимостью предоставления времени пациенту для предъявления жалоб до времени, когда протезы будут установлены на постоянный цемент.

Исходя из изложенного, следует согласиться с выводами суда о том, что оснований для взыскания неустойки за нарушение сроков исполнения работ не имелось.

В п. 2 статьи 12 Закона установлена ответственность продавца (исполнителя), не предоставившего полной и достоверной информации о работе, услуге.

Истица указывала, что по причине непредоставления ей информации о существенности недостатков в работе врача Я., она была лишена возможности воспользоваться своим правом на расторжение договора.

В соответствии с предусмотренной нормой закона, исполнитель несет ответственность, если в результате непредоставления полной и достоверной информации о работе, услуге, в товаре (работе, услуге) возникли недостатки после его передачи потребителю.

Таким образом, учитывая, что услуги истице ответчиком были оказаны и работа ею была принята без претензий, данных о существенных недостатках выполненной работы (оказанной услуги) или иных существенных отступлений от условий договора судом правомерно не было установлено.

В силу ст. 15 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения исполнителем на основании договора с ним, его прав, предусмотренных федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, возмещается причинителем вреда только при наличии вины.

При определении размеров компенсации морального вреда суд правомерно оценивал степень нравственных или физических страданий истицы, с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий и сделал обоснованный вывод о том, что моральный вред истице был причинен в результате оказания ей дорогостоящей, но некачественной услуги.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что вывод суда о размере такой компенсации, представляется необоснованным.

Определяя размер компенсации, суд счел, что заявленная истицей сумма в 30000 руб. является завышенной, поскольку ответчик не уклонялся от удовлетворения законных требований потребителя во внесудебном порядке, исправил недостатки в разумный срок.

С данным выводом нельзя согласиться.

Согласно статье 151 ГК Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно разъяснениям п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря 1994 года, размер компенсации морального вреда зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае и иных заслуживающих внимания обстоятельств.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Разрешая требования о взыскании с ответчика компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что истице в результате виновных действий врача при проведении зубопротезных работ были причинены физические и нравственные страдания и пришел к обоснованному выводу о наличии оснований, предусмотренных ст. 151 ГПК РФ для взыскания компенсации морального вреда.

Между тем, определяя размер такой компенсации равным 5000 руб., суд неправомерно не принял во внимание степень вины врача Я., зубного техника поликлиники, изготовившего протезы вразрез с планом протезирования, что привело к вынужденному повторному курсу зубопротезирования, характер причиненных истице физических страданий в связи с этим, связанных с причинением вреда ее здоровью.

При таком положении, судебная коллегия находит возможным согласиться с кассационной жалобой истицы и кассационным представлением прокурора о признании решения суда незаконным в части определения судом размера компенсации морального вреда и удовлетворить заявленные истицей требования о компенсации ей морального вреда в полном объеме в пределах заявленного иска.

Иные доводы кассационной жалобы истицы о незаконности принятого решения, судебная коллегия находит несостоятельными по изложенным в судебном определении мотивам, поскольку они содержат переоценку выводов суда и не могут служить основанием для признания решения суда незаконным.

Помимо того, судебная коллегия в соответствии с положениями п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", с учетом удовлетворения требований потребителя, установленных законом, полагает необходимым взыскать с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя о компенсации морального вреда штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, в размере 15000 руб.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Невского районного суда от 16 июня 2010 года изменить.

Взыскать с ОАО "Поликлиника" в пользу А. компенсацию морального вреда в размере 30000 руб.

Взыскать с ОАО "Поликлиника" штраф в размере 15000 руб.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь