Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЯРОСЛАВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 октября 2010 г. по делу N 22-1983/10

 

Судья Гасюков А.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ярославского областного суда в составе председательствующего Игнашовой С.М.,

судей Тебнева О.Г., Афанасьева О.Н.,

при секретаре С.,

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы адвокатов Костылева А.С., Уварова С.Ю., осужденного Ш. на приговор Кировского районного суда г. Ярославля от 20 июля 2010 года, которым

Ш., ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ДАННЫЕ, не судимый,

осужден:

по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.03. г.) к 5 годам лишения свободы без штрафа,

по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.03. г.) к 5 годам лишения свободы без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания исчислен с 20 июля 2010 года.

Зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 15 апреля 2008 года по 27 января 2010 года включительно.

Мера пресечения изменена с залога на заключение под стражу, взят под стражу в зале суда.

Сумму залога в размере 10 000 000 рублей постановлено возвратить залогодателю ФИО1

Постановлено снять обременение с имущества Ш. в виде ареста, наложенного на квартиры.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Тебнева О.Г., выступление адвокатов Уварова С.Ю., Костылева А.С., осужденного Ш. в поддержание жалоб, мнение прокурора Благовой Л.Е., просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. осужден за совершение в 2006-2008 годах в г. Ярославле мошенничества, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, а также покушения на мошенничество, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Ш. вину не признал.

В кассационной жалобе адвокат Костылев А.С. просит приговор отменить, уголовное дело прекратить за отсутствием состава преступления, меру пресечения отменить.

Указывает, что выводы суда, содержащиеся в приговоре, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Суд исказил показания свидетеля ФИО25 по сравнению с тем, как они изложены в протоколе судебного заседания.

Поведение суда свидетельствует о предвзятом рассмотрении дела, судьей задавались наводящие вопросы, велся перекрестный допрос, использовалась грозная интонация.

Суд сделал ошибочный вывод о самостоятельном трудоустройстве футболистов без участия каких-либо посредников. Данный вывод основан на предположениях и опровергается показаниями Ш., ФИО15, ФИО16, ФИО6, ФИО8.

К показаниям свидетеля ФИО22 об отсутствии агентов у футболистов ФИО9, ФИО11, ФИО10, ФИО24 следовало отнестись критически.

Агентские договоры между ОРГАНИЗАЦИЯ1 и ОРГАНИЗАЦИЯ2 были заключены в соответствии с ГК РФ, услуги по данным договорам оказывались, т.е. сделки являлись реальными и были исполнены.

За счет перечисленных в ОРГАНИЗАЦИЯ2 денежных средств ОРГАНИЗАЦИЯ1 был заплачен НДС в полном объеме (из перечисленных 257 млн. руб. было заплачено 32 млн. руб. в качестве НДС). Этот налог уплачен со своей прибыли ОРГАНИЗАЦИЯ2 и ОРГАНИЗАЦИЯ3.

По 1 эпизоду НДС ОРГАНИЗАЦИЯ1 был перечислен в составе цены услуги, а потом был возвращен государством, следовательно реального ущерба государству не было причинено.

Ошибочен вывод суда о том, что НДС ОРГАНИЗАЦИЯ3 не уплачивал, поскольку в декларации по НДС ОРГАНИЗАЦИЯ3 не выделен НДС по сделкам с ОРГАНИЗАЦИЯ2 и у ОРГАНИЗАЦИЯ3 нет уставной деятельности по оказанию услуг на футбольном рынке. В данном случае следовало выяснить, за что и по каким сделкам ОРГАНИЗАЦИЯ3 уплачивало НДС. В декларации ОРГАНИЗАЦИЯ1 за март 2007 года также не видно, по каким сделкам уплачивался НДС. Двойные стандарты оценки доказательств не допустимы.

По 2 эпизоду в возмещении НДС было отказано по надуманным основаниям, ОРГАНИЗАЦИЯ1 предпринимал меры по возмещению НДС в соответствии с налоговым законодательством. В данном случае государство получило неосновательное обогащение в размере 18 млн. руб., не возвратив НДС налогоплательщику - ОРГАНИЗАЦИЯ1.

Субъективная сторона преступления не нашла своего отражения в приговоре, в действиях Ш. отсутствует личный корыстный интерес. По согласованию с руководством Ярославской области было принято решение временно не платить налоги.

Суд вышел за рамки обвинения, изменив формулировку деяний, описанных в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Следователь описывает схему движения денег посредством фирм ОРГАНИЗАЦИЯ4, ОРГАНИЗАЦИЯ 5 и других, а суд в приговоре описывает иную схему не как способ, а как цель хищения денежных средств. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого умысел Ш. прописан, как "с личной корыстной заинтересованностью с целью получения неучтенной по бухгалтерскому учету заработной платы", а суд указывает - "в целях возглавляемой им организации". Данные действия суда нарушают ст. 252 УПК РФ.

Не получили подтверждения выводы о том, что Ш. вовлек неосведомленных о его намерениях третьих лиц, поскольку не было установлено, чтобы он встречался с кем-либо из руководства ОРГАНИЗАЦИЯ2 или ОРГАНИЗАЦИЯ3, договаривался о заключении фиктивных сделок, незаконном возмещении НДС, давал указания на возврат НДС.

Критическое отношение суда к показаниям свидетелей ФИО14, ФИО17, ФИО16, ФИО15 подтверждает предвзятость, необъективность и обвинительный уклон суда.

Является ошибочным мнение суда о том, что в ОРГАНИЗАЦИЯ1 поступали "обналиченные" деньги, которые в действительности были "новыми" спонсорскими деньгами.

Нарушено право подсудимого на рассмотрение дела в составе трех судей.

Приговор является несправедливым ввиду его чрезмерной суровости. Все, что указано в приговоре, носит декларативный характер, не имеющий ни чего общего с осужденным. Негативных последствий для государства не наступило.

В кассационной жалобе адвокат Уваров С.Ю. просит приговор отменить, производство по делу прекратить за отсутствием в действиях Ш. состава преступления.

Выводы суда о том, что ОРГАНИЗАЦИЯ1 не выполнил своих обязанностей по уплате налога на добавленную стоимость, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Версия следствия была опровергнута исследованными судом доказательствами. Совпадение сумм перечисленных со счета ОРГАНИЗАЦИЯ1 на счет ОРГАНИЗАЦИЯ2 с суммой, возвращенной в ОРГАНИЗАЦИЯ1 в виде наличных денежных средств, не свидетельствует о том, что фактически НДС в бюджет не перечислялся.

Суд в нарушение ст. 14 УПК РФ не дал объективной оценки неустранимым противоречиям, которые должны были толковаться в пользу Ш.. По спорному вопросу поступления либо не поступления в бюджет НДС по цепочке агентских договоров ОРГАНИЗАЦИЯ1 - ОРГАНИЗАЦИЯ2 - ОРГАНИЗАЦИЯ3, следовало прийти к выводу о том, что налоговые платежи ОРГАНИЗАЦИЯ1 по НДС в бюджет поступили.

Свидетель ФИО12 давал предположительные показания о переданной наличной сумме в ОРГАНИЗАЦИЯ1, при этом оставлено без внимания, что из этой суммы 22 млн. рублей являлись личной спонсорской помощью ФИО25.

Безвозмездного изъятия Ш. государственных средств не имело места.

Ошибочным является вывод суда о мнимости сделок, заключенных между ОРГАНИЗАЦИЯ1, ОРГАНИЗАЦИЯ2 и ОРГАНИЗАЦИЯ3.

Суд вышел за пределы своей компетенции в уголовном процессе, необоснованно применив уголовный закон к сложившимся гражданско-правовым отношениям.

При вынесении приговора были нарушены требования ст. 252 УПК РФ. Ш. обвинялся в том, что он действовал "в личных корыстных целях". В приговоре указано, что он, "преследуя корыстную цель, а именно, получение незаконной имущественной выгоды для возглавляемого им юридического лица, путем обращения чужого имущества в пользу третьих лиц - кредиторов ОРГАНИЗАЦИЯ1. Формулировка в приговоре существенно отличается от формулировки в обвинительном заключении, что нарушает право на защиту Ш.

Суть предъявленного обвинения сводилась к тому, что НДС ОРГАНИЗАЦИЯ1 не платился, суд же в приговоре указывает, что НДС перечислялся в составе цены приобретаемых у ОРГАНИЗАЦИЯ2 услуг (л. 2 и 5 приговора). В данном случае имело место существенное изменение обвинения, что также нарушает право Ш. на защиту.

Прокурор отказался от обвинения Ш. по ч. 2 ст. 327 УК РФ, однако суд в нарушение ст. 299 УПК РФ не разрешил данный вопрос в своем постановлении. Поскольку по делу не установлен факт подделки документов, то нельзя говорить об обмане налоговых органов и о способе мошенничества, путем предъявления таких документов. Приговор в данной части является противоречивым.

Суд обосновал свои выводы, сославшись на показания свидетеля ФИО24, который в судебном заседании не допрашивался. Согласно протокола судебного заседания вызывался и допрашивался ФИО2 У суда не имелось законных оснований ссылаться на показания ФИО24, данные в ходе предварительного следствия.

Выводы суда о возможности исправления Ш. только в условиях изоляции от общества являются ошибочными и противоречат обстоятельствам дела.

Суд не привел мотивов неприменения положений ст. 64 УК РФ.

Судом не выполнены требования ст. 6 и ч. 3 ст. 60 УК РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 11.01.07. г. "О практике назначения судами РФ уголовного наказания".

Не получили тщательной и строгой индивидуальной оценки личность Ш., характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства отягчающие и смягчающие ответственность. Ш. женат, имеет на иждивении 2 детей, имеет высшее образование.

Указанные в приговоре обстоятельства могли быть признаны смягчающими, но не повлияли на назначенное наказание.

Не учтено, что Ш. не судим, впервые привлекается к уголовной ответственности, положительно характеризуется.

Состояние здоровья Ш. не получило оценки в смысле назначенного наказания.

Не учтено, что с 15.04.08. г. по 27.01.10. г. Ш. находился под стражей. Поведение Ш. после 27.01.10. г. свидетельствует о том, что он не является общественно опасной личностью.

Оставлен без внимания факт того, что Ш. длительное время не имеет отношения к деятельности ОРГАНИЗАЦИЯ1, в результате совершенного преступления Ш. лично не получил каких-либо выгод, преимуществ, не обращал денежные средства в свою пользу.

Приговор является несправедливым ввиду чрезмерной суровости назначенного наказания.

В кассационной жалобе осужденный Ш. просит приговор отменить, производство по делу прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Прокурор отказался от обвинения по ч. 2 ст. 327 УК РФ, однако суд в нарушение ст. 299 УПК РФ не разрешил данный вопрос в своем постановлении. По данному составу он должен считаться невиновным. Поскольку по делу не установлен факт подделки документов, то нельзя говорить об обмане налоговых органов и о способе мошенничества, связанном с предъявлением таких документов. Приговор в данной части является противоречивым.

Безвозмездного изъятия чужого имущества не было. Свои обязательства по перечислению НДС ОРГАНИЗАЦИЯ1 выполнил, деньги в ОРГАНИЗАЦИЯ2 перечислил. ОРГАНИЗАЦИЯ2 и ОРГАНИЗАЦИЯ3 по НДС перед налоговыми органами отчитывались и его платили. Неполучение денег бюджетом не доказано, ущерба не возникло.

Суд в нарушение ст. 252 УПК РФ переформулировал "цель и личный корыстный умысел" в "получение незаконной имущественной выгоды для возглавляемого юридического лица". В результате было нарушено его право на защиту.

Не доказан факт того, что все деньги перечисленные ОРГАНИЗАЦИЯ1 в ОРГАНИЗАЦИЯ2 по агентским договорам через лицевой счет ФИО12 вернулись обратно в ОРГАНИЗАЦИЯ1. Никто из свидетелей точную сумму не назвал, учет данных денежных сумм не велся.

Показания свидетеля ФИО5 приняты судом в нарушение ст. ст. 14, 75 УПК РФ, т.к. они высказаны в предположительной форме, без ссылки на источник осведомленности.

Суд не оценил противоречия между показаниями ФИО25 и содержанием его письма (т. 8 л.д. 1-5).

Не учтено, что показания ФИО12 и ФИО25 носят вероятный характер.

Ненадлежаще оценены показания свидетелей ФИО25 и ФИО13.

Без достаточных оснований суд отверг показания свидетеля ФИО17 и ФИО16.

Суд занял обвинительный уклон, трактуя все сомнения в пользу обвинения.

Необоснованно суд не принял показания свидетеля ФИО14.

Проверив доводы жалоб по материалам уголовного дела, судебная коллегия находит приговор в отношении Ш. законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности осужденного основаны на проверенных в судебном заседании и подробно приведенных в приговоре доказательствах, которым в совокупности дана правильная оценка.

Версия стороны защиты о том, что НДС ОРГАНИЗАЦИЯ1 уплачивался, в связи с чем ОРГАНИЗАЦИЯ1 получил право на возмещение сумм уплаченного налога, опровергается собранными доказательствами.

Из показаний работников ОРГАНИЗАЦИЯ1 ФИО3, ФИО24, ФИО11, ФИО10, ФИО9 ФИО8, ФИО7, ФИО6, ФИО5, а также свидетелей ФИО25, ФИО12, ФИО4, ФИО23, ФИО22, ФИО21, ФИО20, ФИО19, специалиста ФИО18 следует, что под видом исполнения агентских договоров, по которым в действительности услуги не оказывались, были перечислены на счет "подставной" фирмы - ОРГАНИЗАЦИЯ2 денежные средства в сумме 257 460 000 рублей, якобы в счет оплаты произведенной работы по подбору для ОРГАНИЗАЦИЯ1 футболистов. В свою очередь между ОРГАНИЗАЦИЯ2 и ОРГАНИЗАЦИЯ3 были заключены субагентские договоры, которые, как и основные агентские договоры были фиктивными. В дальнейшем указанная сумма "обналичивалась" через ряд других "подставных" фирм и возвращалась в ОРГАНИЗАЦИЯ1 в том же объеме, за вычетом вознаграждения в размере 2-4% от "обналиченной" суммы, остававшегося у лиц, непосредственно занимавшихся операциями по переводу безналичных денежных средств в наличную форму. В составе цены, якобы оказанной услуги по агентским договорам, в счет-фактурах, выставленных на оплату, формально выделялся НДС, который в дальнейшем был предъявлен к вычету в МИФНС России N по Ярославской области. В результате на счет ОРГАНИЗАЦИЯ1 из бюджета через Управление федерального казначейства по ЯО была перечислена в качестве возмещения НДС за март 2007 года сумма - 7 627 118 рублей, которой Ш., как генеральный директор ОРГАНИЗАЦИЯ1, распорядился по своему усмотрению, погасив долги ОРГАНИЗАЦИЯ1 перед ОРГАНИЗАЦИЯ4. Кроме того, Ш. предпринимались меры по возмещению НДС по тем же сделкам за май 2007 года в сумме 18 270 473, однако эти действия не были доведены до конца по не зависящим от него обстоятельствам, поскольку МИФНС России N по ЯО отказалось перечислить указанную сумму, а также в связи с увольнением Ш. с должности генерального директора ОРГАНИЗАЦИЯ1.

Суд пришел к правильному выводу о том, что в действительности ОРГАНИЗАЦИЯ1 НДС не уплачивался. Выделение НДС в составе цены услуги при оформлении счетов-фактур в действительности уплату данного налога не порождало, поскольку фактически вся денежная масса, перечисляемая на счет ОРГАНИЗАЦИЯ2, использовалась не в целях нормальной хозяйственной деятельности, а лишь для перевода ее в наличную форму. В данном случае не существовало объекта налогообложения в смысле ст. 146 НК РФ, под которым понимается - реализация товаров (работ, услуг).

Таким образом, ОРГАНИЗАЦИЯ1, в лице генерального директора Ш., не имел права на налоговый вычет, предусмотренный ст. 171 НК РФ, и на возмещение налога в соответствии со ст. 176 НК РФ.

Отсутствие реального исполнения агентских договоров, заключенных между ОРГАНИЗАЦИЯ1 и ОРГАНИЗАЦИЯ2 подтверждается показаниями главного тренера ОРГАНИЗАЦИЯ1 ФИО3 и футболистов ФИО24, ФИО11, ФИО10, ФИО9, пояснивших о том, что трудоустроились в ОРГАНИЗАЦИЯ1 самостоятельно, никаких агентов у них не было, подбором игроков занимался сам главный тренер, подписание с футболистами агентских договоров происходило по просьбе Ш. уже после их трудоустройства в клуб.

К показаниям ФИО17, ФИО16, ФИО15, ФИО14 суд обоснованно отнесся критически, поскольку их утверждения о ведении фирмой ОРГАНИЗАЦИЯ3 деятельности в сфере футбола ничем не подтвердились, а наоборот опровергаются показаниями футболистов и главного тренера ОРГАНИЗАЦИЯ1, а также уставными документами и движением по счету ОРГАНИЗАЦИЯ3, из которых видно, что данное общество не имеет уставных видов деятельности, связанных со спортом, операции по счету ОРГАНИЗАЦИЯ3 в большей части касаются взаимоотношений с ОРГАНИЗАЦИЯ2, остальные расчеты связаны с оплатой стройматериалов, куплей-продажей векселей, ценных бумаг.

Из анализа движения денежных средств на счетах ОРГАНИЗАЦИЯ2 и ОРГАНИЗАЦИЯ3 не следует, чтобы данные фирмы несли расходы по исполнению договорных отношений с ОРГАНИЗАЦИЯ1.

Подача ОРГАНИЗАЦИЯ3 налоговой декларации по НДС на правильность юридической оценки действий Ш. не влияет, поскольку в перечисленных на счет данного общества денежных средствах фактически не была заложена уплата НДС ОРГАНИЗАЦИЯ1.

Ссылка в жалобе адвоката Костылева А.С. на то, что Ш. лично не встречался с руководителями ОРГАНИЗАЦИЯ2 и ОРГАНИЗАЦИЯ3 и не мог вовлечь в совершение преступлений третьих лиц, является несостоятельной. Согласно схемы хищения, взаимоотношения Ш. с указанными юридическими лицами осуществлялись через посредника - ФИО25, что следует из показаний последнего, т.е. ведение Ш. личных контактов с представителями названных фирм в данном случае не предполагалось.

Нельзя согласиться с доводом жалобы о том, что в клуб поступали "новые" спонсорские деньги в виде наличных денежных средств. Из показаний свидетелей ФИО25, ФИО12, ФИО6 видно, что в ОРГАНИЗАЦИЯ1 велась двойная бухгалтерия. Неучтенная по бухгалтерскому учету зарплата выдавалась футболистам по согласованию с Ш. из принесенных ФИО12 или ФИО25 "обналиченных" по преступной схеме денежных средств. Количество указанных наличных денег, как правило, совпадало по своему объему с суммами, перечисленными ОРГАНИЗАЦИЯ1 в ОРГАНИЗАЦИЯ2. Объективных подтверждений тому, что в число "обналиченных" денежных средств входила личная спонсорская помощь ФИО25 в сумме 22 млн. рублей, суду представлено не было.

К показаниям Ш. о действительности агентских договоров и его неосведомленности о действиях работников ОРГАНИЗАЦИЯ1, суд обоснованно отнесся критически, поскольку на основании собранных доказательств нашло подтверждение обратное, а именно то, что Ш., являясь генеральным директором ОРГАНИЗАЦИЯ1 и обладая полномочиями по распоряжению денежными средствами и имуществом ОРГАНИЗАЦИЯ1, лично договаривался с ФИО25 об оказании помощи по "обналичиванию" денежных средств посредством оформления фиктивных агентских договоров, руководил и давал поручения работникам ОРГАНИЗАЦИЯ1, не осведомленным о его преступных намерениях, выполнить действия по изготовлению фиктивных договоров и приложений к ним, перечислению денежных средств в ОРГАНИЗАЦИЯ2, подаче в налоговый орган корректирующих налоговых деклараций и писем с просьбой перечисления налогового возмещения по НДС на счет ОРГАНИЗАЦИЯ1, последующему распоряжению полученными из бюджета денежными средствами. Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями работников ОРГАНИЗАЦИЯ1 - ФИО13, ФИО8, ФИО6, ФИО5, а также показаниями ФИО25, ФИО12, ФИО4, приобщенными к делу и исследованными судом учредительными, бухгалтерскими и налоговыми документами ОРГАНИЗАЦИЯ1, ОРГАНИЗАЦИЯ2, ОРГАНИЗАЦИЯ3 и других фирм, счета которых были задействованы в движении принадлежащих ОРГАНИЗАЦИЯ1 денежных средств.

Ссылка в жалобе на то, что у Ш. имелась договоренность с руководством Ярославской области о временной неуплате клубом налогов, не может быть принята во внимание, поскольку данное обстоятельство не освобождает Ш. от уголовной ответственности за совершенные им деяния.

Искажений показаний ФИО25 в приговоре не допущено, на протяжении предварительного и судебного следствия он давал стабильные, изобличающие Ш. показания, которым суд обоснованно доверял, оснований для оговора данным свидетелем Ш. не установлено, существенных противоречий в его показаниях нет.

Оснований не доверять показаниям ФИО22 у суда не имелось. То, что данный свидетель дал не устраивающие защиту показания об отсутствии агентов у футболистов ФИО9, ФИО24, ФИО10, ФИО11, не свидетельствует о недостоверности его показаний.

Показания свидетеля ФИО5 судом обоснованно признаны допустимыми. Оснований считать, что его показания основаны на предположениях и не имеют источника осведомленности, в данном случае нельзя. Сообщенные им сведения стали ему известны в связи с занимаемой им должностью генерального директора ОРГАНИЗАЦИЯ1.

Нарушений права на защиту осужденного судом не допущено, за пределы предъявленного обвинения суд не вышел. Уточнение судом существа корыстной цели - "в виде личной выгоды", либо "в пользу третьих лиц", не влечет, по мнению коллегии, нарушения ст. 252 УПК РФ и не является основанием к отмене приговора. Представленное стороной защиты в суд кассационной инстанции экспертное лингвистическое исследование от 14 сентября 2010 года N 932/1-26.1 не свидетельствует о существенном изменении формулировки обвинения, не позволившем Ш. реализовать свое право на защиту.

Схема движения денежных средств и обстоятельства неуплаты НДС ОРГАНИЗАЦИЯ1, изложенные в приговоре, соответствуют тому, как эти обстоятельства изложены в обвинительном заключении. Различный стиль изложения одних и тех же обстоятельств дела также не свидетельствует об изменении обвинения в сторону ухудшения положения осужденного.

Принятия отдельного решения о прекращении уголовного преследования в отношении Ш. по обвинению его по ч. 2 ст. 327 УК РФ не требовалось, поскольку вмененные ему действия по подделке документов охватывались составами мошенничества и покушения на мошенничество, по которым он осужден приговором суда. Фактически суд исключил, как излишне вмененное, обвинение Ш. по ч. 2 ст. 327 УК РФ, поскольку по данному составу преступления Ш. не осужден.

Неправильное указание в протоколе судебного заседания имени и отчества свидетеля ФИО24 (т. 18 л.д. 41) является технической ошибкой и не влечет признания его показаний недопустимыми. Ни у кого из участников процесса сомнений его личность не вызывала, что видно из содержания допроса свидетеля.

Довод жалобы о нарушении права Ш. на рассмотрения дела коллегией в составе 3 судей не соответствует материалам дела. Согласно протоколу ознакомления обвиняемого и его защитников с материалами уголовного дела (т. 10 л.д. 233-235) такое право Ш. разъяснялось, однако воспользоваться им он не пожелал и ходатайствовал о рассмотрении дела судьей единолично.

Предвзятого отношения и обвинительного уклона со стороны суда коллегия не усматривает, принцип состязательности сторон судом соблюден.

Действия Ш. правильно квалифицированы:

по ч. 4 ст. 159 УК РФ, как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере,

по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, как покушение на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем обмана, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.

Использование служебного положения заключалось в том, что он реализовывал свои полномочия генерального директора ОРГАНИЗАЦИЯ1 не в целях законной деятельности ОРГАНИЗАЦИЯ1, а в преступных целях.

Об особо крупном размере свидетельствует то, что сумма похищенных денежных средств и сумма денежных средств, на хищение которых покушался Ш., каждая в отдельности превышает 1 млн. рублей.

Назначенное Ш. наказание соответствует требованиям закона, характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, данным о личности осужденного, не является чрезмерно суровым, учтено отсутствие отягчающих и наличие смягчающего обстоятельства.

С достаточной степенью учтено то, что к уголовной ответственности Ш. привлекается впервые, положительно характеризуется, учтено семейное положение и состояние здоровья осужденного, которые получили отражение в приговоре.

Сфера деятельности, в которой совершались Ш. преступления, механизм их маскировки под легальную хозяйственную деятельность свидетельствуют о высокой общественной опасности совершенных преступлений, с учетом чего коллегия признает назначенное наказание справедливым.

Вывод о применении к Ш. наказания в виде реального лишения свободы судом мотивирован и, с учетом личности осужденного и тяжести содеянного, является правильным.

Оснований для применения положений ст.ст. 64 и 73 УК РФ суд обоснованно не нашел.

Изменение меры пресечения с залога на заключение под стражу было обусловлено обеспечением исполнения приговора суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ,

 

определила:

 

Приговор Кировского районного суда г. Ярославля от 20 июля 2010 года в отношении Ш. оставить без изменения, а все кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь