Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 октября 2010 г. N 33-14319/2010

 

Судья: Новикова Н.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Вологдиной Т.И. и Нюхтилиной А.В.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании 19 октября 2010 года кассационную жалобу закрытого акционерного общества Страхового общества <...> на заочное решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 07 июня 2010 года по делу N 2-536/10 по иску Ш. к ЗАО СО <...> о признании увольнения незаконным, изменении даты увольнения, взыскании компенсации за период вынужденного прогула и задолженности по заработной плате за отработанное время, компенсации расходов по проезду к месту отдыха и обратно.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения Ш., просившего оставить вынесенное по делу решение без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Заочным решением Красносельского районного суда от 07.06.2010 г. по настоящему делу частично удовлетворены требования Ш., предъявленные в связи с его работой у ответчика в период с 03.10.2005 г. в должности заместителя руководителя <...> филиала ЗАО СО <...>: постановлено взыскать с ответчика в пользу истца денежные средства в счет заработной платы с учетом районного коэффициента и полярных надбавок за период с 19.05.2006 г. по 19.05.2009 г. в сумме 819.080 рублей, компенсацию стоимости проезда к месту отдыха и обратно в размере 11.864 рублей и денежную компенсацию морального вреда в размере 7.000 рублей.

В удовлетворении требований Ш. о признании незаконным его увольнения, произведенного приказом ответчика от 19.05.2009 г. на основании ст. 90 Трудового кодекса Российской Федерации (по собственному желанию), об изменении даты увольнения, а также о взыскании заработной платы за период вынужденного прогула решением суда отказано.

В кассационной жалобе ЗАО СО <...> просит отменить указанное решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального права в части вывода о праве истца на выплату заработной платы с учетом районного коэффициента и полярных надбавок, а также утверждая, что на момент увольнения Ш. с ним был произведен полный расчет.

Истцом правильность решения суда первой инстанции не оспаривается.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие представителя ответчика, который извещался о времени и месте заседания суда кассационной инстанции по адресу, указанному в кассационной жалобе (<...> - л.д. 191), по указанному в жалобе телефону не отвечал, о перемене своего адреса суд в порядке ст. 118 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не уведомил, в связи с чем считается надлежащим образом извещенным о рассмотрении дела.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения, которое по существу является правильным.

По смыслу положений ст. ст. 15, 16, 56 и 57 ТК РФ основным источником регулирования трудовых отношений является трудовой договор, которым, в частности, должны предусматриваться условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты).

Исходя из ч. 4 ст. 129 Кодекса под окладом понимается фиксированный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых (должностных) обязанностей определенной сложности за календарный месяц без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

В соответствии со ст. 146 Трудового кодекса Российской Федерации оплата труда работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными, опасными и иными особыми условиями труда, производится в повышенном размере. В повышенном размере оплачивается также труд работников, занятых на работах в местностях с особыми климатическими условиями.

Статьей 315 Кодекса предусмотрено, что оплата труда в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях осуществляется с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате.

По смыслу ч. 1 ст. 313 Кодекса соответствующие гарантии и компенсации устанавливаются этим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации для лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Вместе с тем согласно ст. 1 Закона РФ от 19.02.1993 г. N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" действие этого Закона распространяется на лиц, работающих по найму постоянно или временно в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, независимо от форм собственности, и лиц, проживающих в указанных районах и местностях.

Аналогичному толкованию подлежат и нормы Трудового кодекса РФ, на что указывает положение ч. 1 ст. 316 ТК РФ, в соответствии с которым размер районного коэффициента и порядок его применения для расчета заработной платы работников организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Таким образом, требования закона об обязательном установлении районных коэффициентов и процентных надбавок при оплате труда в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях распространяются на организации, расположенные в этих районах.

Учитывая, что, как следует из материалов дела, у ЗАО СО <...> имелось подразделение (отделение) в г. Мурманске, должность в котором занимал истец, следует признать, что на сотрудников этого отделения распространялись вышеназванные гарантии, предусмотренные законом.

Этот вывод по существу не оспаривается ответчиком, указывающим на то, что заработная плата истца в соответствии с заключенным с ним трудовым договором от 03.10.2005 г. и дополнительным соглашением к нему от 31.12.2007 г. включала в себя окладную часть, районный коэффициент (1,4) и надбавку (80%) и в совокупности составляла первоначально 15.000 рублей, а с 01.01.2008 г. - 23.000 рублей (т. 1, л.д. 134 - 139, 146).

Вместе с тем представленные в суд доказательства согласуются с доводами истца о том, что фактически заработная плата выплачивалась ему без учета этих коэффициентов и надбавок.

Так, в расчетных листках за период с октября 2005 г. по май 2009 г. на имя Ш. отражено начисление ему заработной платы исходя из оклада в 15.000 рублей и 23.000 рублей (с января 2008 г.), без указаний о применении районного коэффициента и надбавок (т. 2, л.д. 53 - 96), как и в расчетных ведомостях за указанный период (т. 2, л.д. 110 - 152).

Согласно заключению судебной технической экспертизы документов от 21.05.2010 г., полученному из ООО "Центр судебной экспертизы" на основании определения суда от 04.03.2010 г., реквизиты трудового договора N 091 от 03.10.2005 г. и дополнительного соглашения к нему от 31.12.2007 г. (представленных в суд ответчиком), а именно подписи от имени Ш. и Б. и оттиск круглой печати ЗАО СО <...>, выполнены, вероятно, в один промежуток времени (т. 2, л.д. 158 - 168).

Это заключение с учетом его мотивированности и непротиворечивости могло быть положено судом в основу выводов по делу.

Из него следует, что представленный ответчиком вариант трудового договора от 03.10.2005 г. был изготовлен не ранее 31.12.2007 г. - дня, которым датировано дополнительное соглашение.

Факт исполнения документов в одно и то же время позволяет доверять доводам истца о том, что они были изготовлены взамен первоначальных вариантов договора и соглашения, копии которых были представлены в суд истцом (л.д. 20 - 25, 28), значительно позже, чем они датированы.

Вместе с тем указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что ответчиком признавалась его обязанность выплачивать истцу заработную плату с учетом районного коэффициента и надбавок, однако фактически данная обязанность не исполнялась, и установленный трудовым договором и дополнительным соглашением к нему первоначальный размер заработной платы в 15.000 рублей и последующий в 23.000 рублей представлял собой оклад, а не полную сумму ежемесячной выплаты.

Эти обстоятельства также не позволяли суду применить к требованиям истца последствия пропуска срока обращения в суд, о чем было заявлено ответчиком при рассмотрении дела (т. 1, л.д. 129 - 132).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.

В данном случае действия администрации, связанные с корректировкой условий трудового договора, фактически давали истцу основания считать, что его право на выплату заработной платы с применением районного коэффициента и надбавок признается работодателем, а то обстоятельство, что соответствующие доплаты не начислялись и не выплачивались, с учетом конкретных обстоятельств дела не опровергает возможность исчисления срока для обращения в суд с момента прекращения трудового договора.

Доводов о неправильности решения в части определения размера задолженности, образовавшейся перед истцом в результате неприменения коэффициента и надбавок к заработной плате, в кассационной жалобе не содержится.

Удовлетворяя требования Ш., суд первой инстанции ограничил взыскание трехлетним периодом, предшествующим увольнению. Истцом данный вывод суда не оспаривается, как и вывод об отказе в удовлетворении его требования о признании увольнения незаконным и об изменении даты увольнения, в связи с чем судебная коллегия не усматривает необходимости в проверке решения в необжалованной части, исходя из положений ст. 347 ГПК РФ.

Доводов о неправильности решения в части взыскания в пользу Ш. суммы расходов по проезду к месту отдыха и обратно в размере 11.864 рублей в кассационной жалобе ответчика не содержится, данное требование истца признавалось ответчиком в процессе судебного разбирательства в суде первой инстанции (т. 1, л.д. 173 - 174).

С учетом выявленного нарушения трудовых прав истца суд правильно частично удовлетворил его требование о компенсации морального вреда. Установленный судом размер компенсации в 7.000 рублей судебная коллегия находит отвечающим требованиям разумности и справедливости.

Таким образом, решение суда первой инстанции следует признать обоснованным и соответствующим закону, оснований для его отмены по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 07 июня 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу ЗАО Страхового общества <...> - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь