Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 октября 2010 г. по делу N 33-32626

 

Судья: Кирилина О.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе:

председательствующего судьи Огановой Э.Ю.

судей Горновой М.В., Дедневой Л.В.

при секретаре Н.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дедневой Л.В.

дело по кассационной жалобе Л. на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 9 декабря 2009 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Л. к ОАО "Российские железные дороги" о признании приказов незаконными, выплате премии за январь, февраль месяцы 2009 года, взыскании недоплаченной заработной платы с июня 2007 года по 22 июля 2009 года и неосновательного обогащения в сумме 14 340 руб., компенсации морального вреда, судебных расходов, отказать.

 

установила:

 

Л. обратилась в суд к ОАО "РЖД" с иском о признании приказа N <...> от 10 февраля 2009 года о привлечении к дисциплинарной ответственности и приказа N 90 от 2 марта 2009 года о лишении премии незаконными, взыскании премии за январь 2009 года и февраль 2009 года, взыскании неосновательного обогащения в сумме 14 340 рублей, взыскании компенсации морального вреда в размере 70 000 рублей и судебных расходов. В ходе слушания дела истец заявленные требования уточнила, просила также взыскать в ее пользу с ответчика недоплаченную заработную плату за период с июня 2007 года по 22 июля 2009 года. В обоснование заявленных требований истец указала, что приказ от 10 февраля 2009 года о применении к ней дисциплинарного взыскания в виде выговора и приказ от 2 марта 2009 года о лишении ее премии были изданы ответчиком с нарушением требований трудового законодательства, а денежные средства в размере 14 340 рублей работодатель вынудил ее вернуть в кассу дистанции за ее сына - Л.А., кроме того, в результате изменения условий оплаты труда в 2007 году ей был необоснованно занижен оклад, вследствие чего образовалась задолженность.

В судебное заседание истец явилась, исковые требования, с учетом внесенных изменений, поддержала.

Представитель ответчика в суд явился, против удовлетворения требований истца возражал по основаниям, изложенным в письменном отзыве, заявил о пропуске истцом установленного законом срока для обращения в суд с требованиями о взыскании недоплаченной заработной платы за период с июня 2007 года по 22 июля 2009 года вследствие занижения оклада при изменении условий оплаты труда в апреле 2007 года.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит истец в кассационной жалобе.

Проверив материалы дела, выслушав истца, представителя ответчика по доверенности П., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

Согласно ст. 21 ТК РФ, работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать правила внутреннего трудового распорядка; соблюдать трудовую дисциплину; выполнять установленные нормы труда; соблюдать требования по охране труда и обеспечению безопасности труда; бережно относиться к имуществу работодателя (в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества) и других работников.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ, работодатель имеет право поощрять работников за добросовестный эффективный труд; требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей и бережного отношения к имуществу работодателя (в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества) и других работников, соблюдения правил внутреннего трудового распорядка; привлекать работников к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном ТК РФ, иными федеральными законами.

В силу ст. 135 ТК РФ, заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Локальные нормативные акты, устанавливающие системы оплаты труда, принимаются работодателем с учетом мнения представительного органа работников.

Условия оплаты труда, определенные трудовым договором, не могут быть ухудшены по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.

Условия оплаты труда, определенные коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, не могут быть ухудшены по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Согласно ст. 192 ТК РФ, за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; увольнение по соответствующим основаниям.

В соответствии со ст. 193 ТК РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание может быть обжаловано работником в государственную инспекцию труда и (или) органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

В силу ст. 392 ТК РФ, работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года, исходя из содержания абзаца первого части 6 статьи 152 ГПК РФ, а также части 1 статьи 12 ГПК РФ, согласно которой правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешаться судом при условии, если об этом заявлено ответчиком.

При подготовке дела к судебному разбирательству необходимо иметь в виду, что в соответствии с частью 6 статьи 152 ГПК РФ возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора может быть рассмотрено судьей в предварительном судебном заседании. Признав причины пропуска срока уважительными, судья вправе восстановить этот срок (часть третья статьи 390 и часть третья статьи 392 ТК РФ).

Установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, судья принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию без исследования иных фактических обстоятельств по делу (абзац второй части 6 статьи 152 ГПК РФ).

Если же ответчиком сделано заявление о пропуске истцом срока обращения в суд (части первая и вторая статьи 392 ТК РФ) или срока на обжалование решения комиссии по трудовым спорам (часть вторая статьи 390 ТК РФ) после назначения дела к судебному разбирательству (статья 153 ГПК РФ), оно рассматривается судом в ходе судебного разбирательства.

В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

В соответствии со ст. 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ.

Правила, предусмотренные главой 60 ГК РФ, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

В силу ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Судом по делу установлено, что истец была принята на работу в ОАО "РЖД" на должности инженера по охране труда Стерлитамакской дистанции сигнализации, централизации и блокировки структурного подразделения Башкирского отделения структурного подразделения Куйбышевской железной дороги - филиала ОАО "РЖД (ШЧ-Стерлитамак) и с ней был заключен трудовой договор от 3 июля 2006 года.

3 июля 2006 года истец была ознакомлена со своими должностными обязанностями, содержащимися в должностной инструкционной карточке.

1 апреля 2007 года в ОАО "РЖД" была введена Корпоративная система оплаты труда, о чем истец была уведомлена 26 января 2007 года.

Соглашением о внесении изменений в трудовой договор от 29 января 2007 года, истцу с 1 апреля 2007 года была установлена система оплаты труда, включающая в себя должностной оклад в размере 12 500 рублей, выплаты компенсационного и стимулирующего характера и премиальное вознаграждение в соответствии с положением о премировании.

29 мая 2007 года Л. было выдано уведомление, согласно которому на основании комиссионной оценки трудовой деятельности ей был установлен должностной оклад (тарифная ставка) в размере 12 300 рублей. Указанный оклад (тарифная ставка) также был установлен в штатном расписании от 30 марта 2007 года.

С данным уведомлением истец была ознакомлена под роспись, выразив тем самым свое согласие на продолжение трудовых отношений с установлением ей оклада в размере 12 300 рублей.

Приказом N <...> от 10 февраля 2009 года к истцу было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора.

Основанием для издания данного приказа послужили результаты обследования персонального компьютера Л. в связи с попаданием в него вирусов, согласно которым заражение компьютера вирусами произошло в результате переноса истцом фотографий с ее мобильного телефона.

Согласно акту обследования персонального компьютера Л. от 9 февраля 2009 года, на жестком диске обнаружены программы и файлы непроизводственного характера, в том числе личные фотографии и музыкальные файлы.

В соответствии с телеграфным указанием N <...> от 31 марта 2008 года, с которым истец была ознакомлена под роспись, ответчиком был установлен запрет заносить какую-либо информацию в персональные компьютеры с посторонних носителей информации, в том числе и со средств мобильной связи.

В силу п. 4.1 Положения о премировании, утвержденного начальником Башкирского отделения структурного подразделения Куйбышевской железной дороги 19 февраля 2008 года, снижение премии на 15% производится за невыполнение личных нормативов по охране труда; лишение премии возможно за систематическое невыполнение личных нормативов по охране труда.

Согласно приказу N <...> от 2 марта 2009 года истцу не была выплачена премия за январь 2009 года.

Основанием для издания данного приказа послужил рапорт главного инженера К., в котором работа истца был признана неудовлетворительной в связи с невыполнением мероприятий, предусмотренных соглашением об охране труда.

Кроме того, на основании п. 6 Положения о премировании, истцу не была выплачена премия за февраль 2009 года, поскольку за указанный период Л. имела дисциплинарное взыскание.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, в том числе показаниям допрошенных в ходе слушания дела свидетелей, и с учетом требований закона, правомерно пришел к выводу о незаконности заявленных истцом требований, поскольку у работодателя имелись основания для издания приказа N 70 от 10 февраля 2009 года о применении к истцу дисциплинарного взыскания в виде выговора, так как факт нарушения истцом указаний по работе с персональным компьютером, повлекший заражение компьютера вирусом, нашел подтверждение в ходе судебного разбирательства, установленный законом порядок применения дисциплинарного взыскания ответчиком был соблюден.

Также суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о наличии у работодателя предусмотренных п. 4.1 и п. 6 Положения о премировании оснований для лишения истца премии за январь 2009 года и февраль 2009 года.

Кроме того, суд первой инстанции правомерно отказал истцу в удовлетворении требований о взыскании с ответчика суммы неосновательного обогащения в размере 14 340 рублей, полученной ее сыном Л.А. в качестве командировочных расходов, поскольку истец, в нарушение ст. 56 ГПК РФ, не представила доказательства того, что данные денежные средства были переданы ответчику под давлением. При этом суд первой инстанции обоснованно сослался на то обстоятельство, что истец, не являясь представителем Л.А., не вправе заявлять требования, вытекающие из правоотношений Л.А. и ОАО "РЖД".

Также суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о пропуске истцом установленного ст. 392 ТК РФ срока обращения в суд за защитой нарушенного права в части предъявления требований о взыскании недополученной заработной платы за период с июня 2007 года по 22 июля 2009 года, поскольку с июня 2007 года по день обращения в суд с указанными требованиями истец получала заработную плату из расчета оклада в размере 12 300 рублей, что было отражено в расчетных листках, выдаваемых ей работодателем, из чего следует, что истец была осведомлена о характере получаемых денежных средств, однако о своем несогласии с размером оклада не заявляла.

Поскольку трудовые права истца ответчиком нарушены не были, суд первой инстанции обоснованно отказал ей в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему гражданскому делу таких обстоятельств не установлено, в связи с чем судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции о неправомерности заявленных истцом требований основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Доводы истца о допущенной в отношении нее со стороны работодателя дискриминации ничем не подтверждаются и не могут быть приняты судебной коллегией во внимание.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 9 декабря 2009 года - оставить без изменения, а кассационную жалобу Л. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь