Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 октября 2010 г. по делу N 33-9276/2010

 

Судья Устинова Е.Б.

 

19 октября 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего судьи Железновой Н.Д. и судей Гаврилова В.С., Щербакова М.В.

при секретаре К.Е.,

заслушала в открытом судебном заседании по докладу Гаврилова В.С.

дело по кассационной жалобе А., Ж.З.П.

с участием Ж.З.П., А., адвокатов - Каримовой О.И., Постниковой Е.В., Д.С.В. (по довер.)

на решение Борского городского суда Нижегородской области от 23 августа 2010 года

по иску А., Ж.З.П. к М.Н.Н., М.А.К., Администрации Кантауровского сельсовета о признании недействительным заявления о непринятии наследства от ** года, о применении последствий недействительности ничтожной сделки к данному заявлению; о признании недействительными: свидетельства о праве на наследство по закону от *** г. на имя М.А.К. и М.Г.П.; свидетельства о праве на наследство по закону от ** г. на имя М.Н.Н., записей о государственной регистрации права собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от ** г., от ** г.; распоряжений Кантауровского сельсовета N * от * года, N *** от ** года, N * от ** года; об установлении факта принятия наследства, открывшегося после смерти М.П.Ф.; о признании права собственности за каждой по 1\8 доле жилого дома,

 

установила:

 

Ж.З.П. и А. обратились в суд с иском к М.Н.Н., М.А.К., Администрации Кантауровского сельсовета о признании недействительным их заявления от ** г. о непринятии наследства, открывшегося после смерти отца - М.П.Ф., о применении последствий недействительности ничтожной сделки к данному заявлению; о признании недействительными: свидетельства о праве на наследство по закону от *** г., выданного на имя М.А.К. и М.Г.П. после смерти М.П.Ф.; свидетельства о праве на наследство по закону от ** г. на имя М.Н.Н., выданное после смерти супруга - М.Г.П.; записей о государственной регистрации права собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от ** г., от ** г.; распоряжений Кантауровского сельсовета N * от ** года, N * от ** года "О внесении изменений в распоряжение администрации Кантауровского сельсовета N * от ** г." N ** от ** года "О разрешении строительства веранды"; об установлении факта принятия наследства, открывшегося после смерти отца - М.П.Ф. и о признании за ними права собственности за каждой по 1\8 доле жилого дома, расположенного по адресу: Нижегородская область, Б. район, К. сельсовет, д. Т., дом N *.

В обосновании исковых требований Ж.З.П. и А. пояснили, что дом их родителей первоначально был деревянный. Впоследствии, когда брат - М.Г.П. женился, к деревянному дому был возведен кирпичный пристрой, в котором проживал брат с семьей, родители проживали в деревянной части дома. В 2001 г., после смерти отца - М.П.Ф., они отказались от наследства последнего в пользу матери, однако наследство, открывшееся после смерти отца было разделено между матерью - М.А.К. и братом - М.Г.П., о чем они узнали в январе 2010 г. Наследство, открывшееся после смерти отца они фактически приняли, приезжали в дом, помогали обрабатывать земельный участок, поэтому просят признать за ними по 1\8 доле, за каждой, на жилой дом, состоящий из деревянной части и пристроя. Считая, что кирпичный пристрой является собственностью родителей, просят признать недействительными распоряжения Кантауровского сельсовета N * от ** г., N **, * от * года "О разрешении строительства пристроя и веранды", также признать недействительными Свидетельства о праве на наследство и Свидетельства о государственной регистрации права собственности, выданные М.Н.М. и М.А.К. после смерти М.П.Ф. (отца) и М.Е.П. (брата).

Ответчик М.Н.Н. иск не признала, пояснив, что когда вышла замуж за М.Г.П., стали проживать одной семьей с родителями: М.П.Ф. и М.А.К. в доме N * д. Т., К. сельсовета, Б. района. Когда родился ребенок, муж решил строить отдельный дом, но по совету М.П.Ф. было принято решение - возвести к деревянному дому кирпичный пристрой. Распоряжением Администрации Кантауровского сельсовета, с согласия М.П.Ф., ее супругу - М.Г.П. было разрешено строительство пристроя к деревянному дому. Своими силами, на собственные средства, для личного проживания она и супруг возвели кирпичный пристрой, в который имелся отдельный вход. В 2000 г. умер М.П.Ф. (отец супруга), наследство, открывшееся после его смерти приняли ее муж - М.Г.П. и жена - М.А.К. Дочери - Ж.З.П. и А. наследство не принимали, о чем имеется нотариально заверенное заявление. В 2004 г. умер М.Г.П., она приняла наследство, открывшееся после смерти мужа, мать - М.А.К. от наследства отказалась, поэтому считает, что ей принадлежит 3\4 доли, а М.А.К. 1\4 доля жилого дома.

Ответчики М.А.К., представитель Администрации Кантауровского сельсовета Борского района, надлежащим образом извещенные о месте и времени рассмотрения дела, в суд не явились, просили рассмотреть дело в их отсутствие.

Решением Борского городского суда Нижегородской области от 23 августа 2010 года постановлено об отказе А., Ж.З.П. в удовлетворении иска.

В кассационной жалобе А., Ж.З.П. ставится вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав объяснения явившихся по делу лиц, приходит к следующему.

По делу установлено и не оспаривается, что М.П.Ф. и М.А.К. имели в собственности деревянный, одноэтажный жилой дом N * по адресу Нижегородская область, Б. район, К. сельсовет, д. Т., в котором проживали вместе с детьми: М.Г.П., А. и Ж.З.П.

Из содержания похозяйственной книги за 1976 - 1979 г.г. следует, что после замужества, дочери - Ж.З.П. и А. выехали из родительского дома и снялись с регистрационного учета, в доме остались проживать: сын - М.Г.П. и родители - М.П.Ф., М.А.К. (л.д. 96).

После женитьбы М.Г.П. в родительском одноэтажном, деревянном доме стали проживать: родители - М.П.Ф., М.А.К. и семья М.Г.П.: жена - М.Н.Н., дочь - М.С.Г., сын - М.Д.Г. (л.д. 79).

В 1992 году М.Г.П. было принято решение о строительстве для своей семьи отдельного жилья.

С разрешения М.П.Ф и Администрации Кантауровского сельсовета, М.Г.П. возвел кирпичный пристрой к деревянному дому N * в д. Т., К. сельсовета, Б. района, Нижегородской области, пристрой имел отдельный вход.

Согласно распоряжения N * от ** г. М.Г.П. разрешено было строительство пристроя размером 5,5 x 10 м, в кирпичном исполнении, к дому отца - М.П.Ф. (л.д. 66).

**** г. М. П.Ф. умер (л.д. 7).

Распоряжением Администрации Кантауровского сельсовета Борского района Нижегородской области N ** от ** г. в вышеуказанное распоряжение внесены изменения только в части размера пристроя (10,3 x 6 м, вместо 5,5 x 10 м согласно распоряжения N * от * г.) и присвоения ему адреса: д. Т., дом N *, кв. N * (л.д. 65).

В соответствии с ч. 1 ст. 218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

На основании представленных суду доказательств: объяснений М.Н.Н., показаний свидетелей Л.Н.Н. - специалиста Администрации Кантауровского сельсовета, К.А.Ф. - сестры М.П.Ф, К.Ф.А., Р.В.Н., К.С.К., Е.Ф.К., справок Администрации Кантауровского сельсовета N 2, N 4 от 2001 г., записей в похозяйственных книгах, суд пришел к обоснованному выводу о том, что кирпичный пристрой к дому N * по адресу: Нижегородская область, Б. район, К. сельсовет, д. Т., принадлежал на праве собственности М.Г.П. После возведения пристроя дом N * имел два отдельных входа в две его части: N 1 - деревянную часть дома, принадлежащую М.П.Ф. и N 2 - в кирпичный пристрой, принадлежащий М.Г.П. (л.д. 62, 63, 84, 87).

В соответствии со ст. 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

После смерти М.П.Ф. наследниками первой очереди по закону в равных долях стали: супруга - М.А.К., сын - М.Г.П., дочь - Ж.З.П. и дочь - А. (л.д. 8,9).

Из дела видно, что 2 апреля 2001 г. все наследники М.П.Ф. явились к нотариусу и оформили: А. и Ж.З.П. заявление о том, что им "известно об открывшемся наследстве после отца - М.П.Ф., наследство они не принимали, на него не претендуют, обращаться в суд для продления срока для принятия наследства и оспаривать права наследования не будут, что содержания ст. 550 ГК РСФСР и ст. 75 Основ о нотариате им нотариусом разъяснено; М.Г.П. и М.А.К. - заявление о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство по закону (л.д. 5, 6).

Согласно ст. 550 ГК РФ наследник по закону или завещанию в течение 6 месяцев со дня открытия наследства вправе отказаться от наследства. При этом он может указать, что отказывается от наследства в пользу других лиц из числа наследников по закону.

Отказ от наследства без указания, в пользу кого наследник отказывается от наследства, влечет те же последствия, что и непринятие наследства.

Не допускается отказ от наследства, если наследник подал в нотариальную контору по месту открытия наследства заявление о принятии им наследства или о выдаче ему свидетельства о праве на наследство.

Отказ от наследства совершается подачей наследником заявления нотариальной конторе по месту открытия наследства.

В соответствии со ст. 551 ГК РСФСР, действовавшей на момент принятия наследства, открывшегося после смерти М.П.Ф., в случае непринятия наследства наследником по закону его доля наследства поступает к остальным наследникам по закону и распределяется между ними в равных долях.

Согласно свидетельства о праве на наследство по закону от ** г., зарегистрированного в реестре за N * жена - М.А.К. и сын - М.Г.П. приняли наследство после смерти М.П.Ф. "состоящего из бревенчатого одноэтажного строения с крытым бревенчатым двором полезной площадью * кв. метра, в том числе жилой * кв. метра находящегося по адресу: д. Т., дом N *, Б. района, Нижегородской области" (л.д. 11).

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

2 апреля 2001 г. нотариусом принято от Ж.З.П. и А. заявление о непринятии наследства.

Утверждение истцов о том, что от принятия наследства, открывшегося после смерти отца они отказались в пользу матери - М.А.К. и что они заблуждались относительного того, что не будут наследовать имущество отца, в связи с чем просили признать заявление от 2 апреля 2001 г. недействительным в силу ст. 178 ГК РФ, суд правильно нашел необоснованным.

Из содержания заявления Ж.З.П. и А. от 2 апреля 2001 г. следует, что отказа от наследства в пользу матери не было, истцы заявили о том, что о наследстве, открывшемся после смерти отца им известно, наследства после смерти отца не принимали, на него они не претендуют, обращаться в суд и оспаривать права наследства не будут (л.д. 5).

Свидетели К.Ф.А., К.С.К., М.С.Г., К.А.Ф. подтвердили, что на момент смерти М.П.Ф. дочери в доме не проживали; А. проживала в г. Н., Ж.З.П. проживала в д. Т., но не в родительском доме. После смерти М.П.Ф. за всем домом, в том числе и за деревянным строением, следили, ремонтировали М.Г.П. и его супруга - М.Н.Н., последняя убирала весь дом, ухаживала за престарелой свекровью - М.А.К.

Ж.З.П. не оспаривала, что на момент смерти отца она в наследственном доме не проживала.

Следовательно, является правильным вывод суда о том, что истцы не заблуждались относительного того факта, что они заявляли о непринятии наследства, открывшееся после смерти отца.

При этом, заявляя о фактическом принятии ими наследства путем взятия некоторых вещей (имущества) отца, истцы не указали наименование такого имущества, оно не перечислено и в кассационной жалобе, т.е. ими не представлено суду каких-либо доказательств, свидетельствующих о фактическом принятии наследства после смерти отца.

С учетом изложенного суд правильно отказал Ж.З.П. и А. в иске о признании недействительным заявления о непринятии наследства от ** года, открывшегося после смерти отца - М.П.Ф. и о применении последствий недействительности ничтожной сделки к данному заявлению; о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону от ** г. на имя М.А.К. и М.Г.П., распоряжений Кантауровского сельсовета N * от * г., N **, ** от ** года, об установлении факта принятия наследства, открывшегося после смерти отца - М.П.Ф. и о признании права собственности за каждой по 1\8 доле жилого дома.

М.Н.Н. заявлено о пропуске истцами срока исковой давности по вышеуказанным заявленным требованиям.

Согласно ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В суде установлено, что заявление Ж.З.П. и А. о непринятии наследства было принято нотариусом 2 апреля 2001 года.

Следовательно, 2 апреля 2001 г., в момент подписания заявления о непринятии наследства, открывшегося после смерти отца, истцы узнали и должны были узнать о нарушении своего права, а также они узнали и должны были узнать, что в наследственную массу вошло "бревенчатое одноэтажное строение" без пристроя.

Таким образом, истцами пропущен срок исковой давности по исковым требованиям о признании недействительным заявления о непринятии наследства от 2 апреля 2001 г. и о применении последствий недействительности ничтожной сделки к данному заявлению.

** г. умер М.Г.П., наследниками имущества которого являются: мать - М.А.К., супруга М.Н.Н., сын, дочь.

Заявлением от 21.09.2004 г. мать - М.А.К. отказалась от причитающейся ей доли наследственного имущества после смерти сына в пользу снохи - М.Н.Н., которая приняла наследство и оформила на него право собственности (л.д. 10, 13, 61).

Оспаривая заявление от * г. о непринятии наследства, открывшегося после смерти отца, Ж.З.П. и А. просят признать недействительными: свидетельство о праве на наследство по закону от ** г., выданное на имя М.А.К. и М.Г.П.; свидетельство о праве на наследство по закону от ** г. на имя М.Н.Н., выданное после смерти супруга - М.Г.П.; записей о государственной регистрации права собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от *** г., от *** г.; распоряжений Кантауровского сельсовета N * от * года, N ** от ** года "О внесении изменений в распоряжение администрации Кантауровского сельсовета N * от * г." N ** от ** года "О разрешении строительства веранды"; об установлении факта принятия наследства, открывшегося после смерти отца - М.П.Ф. и о признании за ними права собственности за каждой по 1\8 доле жилого дома, расположенного по адресу: Нижегородская область, Б. район, К. сельсовет, д. Т., дом N *.

Поскольку о наследстве отца Ж.З.П. и А. знали, наследство не принимали и на него не претендовали, что подтвердили своими подписями, оформив 2 апреля 2001 г. заявление (л.д. 5), суд и сделал вывод, что вышеперечисленные требования необоснованны и удовлетворению не подлежат.

М.А.К. судебное постановление и сделанные в нем выводы не оспариваются, кассационная жалоба на принятое решение по настоящему делу ни лично, ни через представителя ею не подана.

В нарушении требований ст. 56 ГПК РФ истцами не представлены доказательства нарушения их прав и свобод в результате издания Кантауровским сельсоветом распоряжений N * от * г. "О разрешении строительства пристроя М.Г.П.", N *, * от * года "О внесении изменений в распоряжение администрации Кантауровского сельсовета N * от *г" (относительно размеров пристроя), "О разрешении строительства веранды" (л.д. 64-66).

На момент издания указанных распоряжений Администрация Кантауровского сельсовета имела полномочия на издание распоряжений о строительстве пристроев, также одним распоряжением могла разрешить строительство и выделить для указанной цели земельный участок.

Специалист Кантауровского сельсовета - Л.Н.Н., за подписью которого издавались вышеуказанные распоряжения, подтвердил, что разрешение М.Г.П. на строительство пристроя к деревянному дому выдавалось с согласия собственника деревянного дома - М.П.Ф., чьи-либо права не нарушались, распоряжением был решен одновременно вопрос о строительстве и об отводе земельного участка. В проулке, на земле общего пользования М.Г.П. было разрешено возвести пристрой. Он лично выезжал по адресу д. Т., дом N *, разговаривал с главой хозяйства- М.П.Ф., который был согласен с решением сына - М.Г.П.

Подтверждением указанного является то, что при жизни наследодатель (М.П.Ф.) не оспаривал действия сына по строительству пристроя к деревянной части дома.

Это тем более, что доводы истиц о том, что пристрой М.Г.П. возведен на земле отца - М.П.Ф., не нашли своего подтверждения.

Из содержания распоряжения Администрации Кантауровского сельсовета N * от * г. следует, что строительство пристроя осуществлялось на вновь отведенном участке земли (л.д. 66).

Свидетели К.Ф.А., К.С.К., М.С.Г., К.А.Ф., Л.Н.Н. подтвердили, что земельный участок М.П.Ф. располагался сзади дома, а пристрой М.Г.П. был возведен в проулке, сбоку дома, на земле общего пользования.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, были предметом обсуждения, проверки и оценки суда (это касается установления обстоятельств дела, соответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильной оценки судом документов сельской администрации, позиции в суде М.А.К. и т.д.), по вышеизложенным мотивам и основаниям судебная коллегия полностью согласилась с позицией суда, который мотивированно не принял все приведенные в жалобе доводы.

С учетом изложенного, судом установлены все юридически значимые обстоятельства, к возникшим отношениям правильно применены нормы материального права, при рассмотрении дела судом не допущено существенных нарушений норм процессуального права, а поэтому судебная коллегия не находит законных оснований для отмены судебного постановления, жалоба Ж.З.П. и А. необоснованна и удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Борского городского суда Нижегородской области от 23 августа 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу А., Ж.З.П. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь