Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 октября 2010 г. N А-205/2010

 

Председатель Липецкого областного суда Марков И.И., рассмотрев жалобу П.Е. на постановление мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка по делу об административном правонарушении, и решение судьи Левобережного районного суда г. Липецка по жалобе на постановление,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка от 29 июня 2010 года П.Е. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 9 сентября 2010 года постановление оставлено без изменения.

В надзорной жалобе П.Е. просит об отмене судебных постановлений, указывая на отсутствие в его действиях состава правонарушения.

Изучив материалы дела, проверив изложенные в жалобе доводы, прихожу к выводу об отсутствии оснований для отмены судебных постановлений.

В силу п. 2.3.2. Правил дорожного движения РФ водитель транспортного средства обязан проходить освидетельствование на состояние опьянения по требованию сотрудника милиции, если такое требование является законным.

Согласно ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно ст. 26.11 КоАП РФ судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющее производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Собранные по делу доказательства не оставляют сомнений в совершении П.Е. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Судьей правильно установлено, что 3 мая 2010 года в 22 час. 25 мин., являясь водителем автомобиля ВАЗ-21074 рег. знак <...>, в помещении Липецкого областного наркологического диспансера по адресу: г. Липецк, ул. Крупской, д. 2, П.Е. не выполнил законное требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Указанные обстоятельства подтверждены протоколом об административном правонарушении, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, протоколом об отстранении от управления транспортным средством от 3 мая 2010 года, письменными объяснениями сотрудника ГИБДД К.Н. в день правонарушения, показаниями инспекторов ГИБДД Д.В., С.М. в суде.

Довод П.Е. о согласии пройти медицинское освидетельствование противоречит собранным доказательствам.

Так, согласно показаниям инспектора ГИБДД С.М. при несении службы совместно с инспекторами Д.В. и К.Н., на ул. 4-й Пятилетки г. Липецка был остановлен автомобиль ВАЗ-2107, которым управлял П.Е. с явными признаками опьянения. П.Е. было предложено пройти освидетельствование на состояние опьянения с использованием алкотестера, что он сделал. Поскольку в алкотестере произошел сбой (неправильно показал дату и время), П.Е. было предложено пройти медицинское освидетельствование. В ЛОНД П.Е. начал по указанию врача дышать в аппарат. Аппарат не издавал характерного звукового сигнала и не показал никакого результата. П.Е. повторил процедуру повторно, но результата не было, и он отказался проходить обследование. Врачом был составлен акт, а на основании акта - протокол об административном правонарушении.

Аналогичные показания дал инспектор ГИБДД Д.В.

Основания для критической оценки названных свидетелей отсутствуют. В личных взаимоотношениях с П.Е. они не находятся, и данных о наличии у них заинтересованности в искажении действительности обстоятельств дела, либо оговоре П.Е., не имеется.

В силу ст. 25.6 КоАП РФ в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению.

Каких-либо изъятий относительно доказательственного значения показаний сотрудников ГИБДД, закон не предусматривает.

Объяснениям П.Е. об обстоятельствах дела, и показаниям свидетелей П.И., П.В. обоснованно дана критическая оценка по изложенным в решении мотивам.

При этом указанные свидетели впервые дали показания об обстоятельствах дела спустя значительный временной промежуток после 3 мая 2010 года.

Мотивы отказа от выполнения требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, не связаны с крайней необходимостью (ст. 2.7 КоАП РФ), правового значения не имеют.

Согласно п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", в качестве отказа от освидетельствования, заявленного медицинскому работнику, следует рассматривать не только отказ от медицинского освидетельствования в целом, но и отказ от того или иного вида исследования в рамках медицинского освидетельствования.

При этом доказательства, свидетельствующие о том, что П.Е. чинились препятствия в прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения по требованию сотрудников милиции, отсутствуют.

При составлении протокола об административном правонарушении, который подписан П.Е., он никаких заявлений о намерении пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения не сделал.

Поводом для предъявления П.Е. требования о прохождении медицинского освидетельствования, как указано в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, явилось наличие признака опьянения - запах алкоголя из полости рта, что свидетельствует о законности этого требования.

Право сотрудника ГИБДД требовать от водителей прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, определено статьей 11 Закона РФ "О милиции".

С порядком направления на медицинское освидетельствование как таковым П.Е. был согласен, поскольку согласился проехать в ЛОНД для его прохождения. Отказ от прохождения освидетельствования П.Е. заявил непосредственно в диспансере. Поэтому в протокол о направлении на медицинское освидетельствование была собственноручно П.Е. внесена соответствующая запись: "отказываюсь".

Кроме того, П.Е. не согласился с результатами освидетельствования на состояние опьянения, что подтверждается показаниями сотрудников ГИБДД и его собственными объяснениями. Такое несогласие признается основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование (п. 10 постановления Правительства РФ от 26.06.2008 г. N 475).

Довод П.Е. об отсутствии понятых непосредственно при направлении на медицинское освидетельствование, не может повлечь иной исход дела.

Целью привлечения понятых к совершению определенного процессуального действия, является удостоверение его факта и результатов, для обеспечения возможности последующего подтверждения соответствующих обстоятельств дела.

В данном случае, сам факт направления на медицинское освидетельствования и намерение его пройти, П.Е. не оспариваются.

Поэтому правовое значение для решения вопроса о наличии в действиях П.Е. состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, имеет оценка в совокупности всех доказательств по делу.

Довод в жалобе о несоответствии копии протокола о направлении на медицинское освидетельствование его подлиннику, также не может повлечь иной исход дела.

Этот довод сводится к тому, что поскольку в копии протокола (в отличие от подлинника) отсутствуют основания для направления на медицинское освидетельствование, сам протокол подлежат исключению из объема доказательств.

Вместе с тем, в силу ст. 30.7 КоАП РФ отмену постановления по делу об административном правонарушении влекут лишь существенные процессуальные нарушения.

В данном же случае П.Е. согласился пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения в ЛОНД.

Равным образом, указанное (по материалам дела - техническое) несоответствие не погашает доказательственное значение протокола об административном правонарушении, являясь его несущественным недостатком.

Как указано в пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", несущественными являются такие недостатки протокола, которые могут быть восполнены при рассмотрении дела по существу.

Указание в жалобе о том, что протокол содержит два противоречащих друг другу основания для направления на медицинское освидетельствование - "отказ от прохождения освидетельствования на состояние опьянения" и "несогласие с результатами освидетельствования на состояние опьянения", также не может повлечь отмену судебных постановлений.

При таких обстоятельствах у мирового судьи имелись основания для привлечения П.Е. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Процессуальных нарушений, влекущих в силу ст. 30.7 КоАП РФ отмену постановления и (или) решения по жалобе на постановление, не допущено.

Довод П.Е. о ненадлежащем извещении его в судебное заседание мировым судьей, признается несостоятельным.

По материалам дела рассмотрение дело неоднократно откладывалось в связи с неявкой П.Е.

Согласно ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

В п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 г. "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" указано, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу, считается надлежащим образом извещенным о времени и месте судебного рассмотрения и в случае, когда с указанного им места жительства (регистрации) поступило сообщение о том, что оно фактически не проживает по этому адресу.

Мировым судьей предприняты необходимые меры для надлежащего извещения П.Е.

Как видно из материалов дела, о рассмотрении дела 29 июня 2010 года в 9.00 П.Е. извещался по двум адресам - <...> (указанному в протоколе об административном правонарушении) и <...> (указанному в его заявлении (л.д. 29) от 25 мая 2010 года).

По первому из вышеназванных адресов телеграмма была направлена 25 июня 2010 года (л.д. 53), и возвращена в этот же день, с отметкой "адресат по данному адресу не проживает" (л.д. 55, 57).

По материалам дела (в частности, л.д. 14) данный адрес является местом регистрации П.Е.

Тем не менее, после получения сведений о надлежащем извещении П.Е. по месту регистрации, мировым судьей принято решение о его дополнительном извещении телеграммой по адресу: <...>, которая передана 28 июня 2010 года (л.д. 59).

При этом по адресу: <...> П.Е. лично получал судебную повестку на 23 июня 2010 года (л.д. 58).

Соответствующих ходатайств о направлении извещений по какому-либо одному адресу П.Е. не заявлял.

Вышеназванное заявление от 25 мая 2010 года, по своему содержанию, таким ходатайством не является, представляя собой запрос о нахождении дела.

Соответственно, при наличии надлежащего извещения о рассмотрении дела по месту регистрации, и осведомленности по другому адресу о самом факте нахождения дела в производстве судьи, П.Е. не может быть признан не извещенным о рассмотрении дела.

О пересмотре постановления в районном суде П.Е. также был извещен надлежащим образом, явился в суд, и в полной мере реализовал свои процессуальные права.

В этой связи ссылка на сообщение начальника Липецкого почтамта (л.д. 157) о доставлении телеграммы по адресу: <...> после рассмотрения дела (29 июня 2010 года в 15 час. 10 мин.), не может повлечь отмену судебных постановлений.

Административное наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ с учетом положений ст. 4.1 КоАП РФ, и является минимальным.

Руководствуясь ст. 30.17 КоАП РФ, председатель суда

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка от 29 июня 2010 года и решение судьи Левобережного районного суда г. Липецка от 9 сентября 2010 года оставить без изменения, жалобу П.Е. без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председатель суда

МАРКОВ И.И.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь