Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 октября 2010 г. N 14378

 

Судья: Мошева И.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ничковой С.С.

судей Ильичевой Е.В., Селезневой Е.Н.

при секретаре Н.

рассмотрела в судебном заседании от 20 октября 2010 года гражданское дело N 2-1511/2010 по кассационным жалобам юр.л.3, юр.л.2 на решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июля 2010 года по иску Б. к юр.л.1, юр.л.3, юр.л.2 о взыскании денежных средств и компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,

выслушав объяснения представителя истца Б. - В., действующей на основании доверенности от 22 апреля 2010 года, выданной сроком на 1 год, возражавшей против доводов кассационных жалоб,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Решением Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июля 2010 года были удовлетворены исковые требования Б. о взыскании денежных средств и компенсации морального вреда. Из средств юр.л.3 в пользу истца взыскана сумма реального ущерба в размере 62850 рублей, из средств юр.л.1 в пользу истца взыскана компенсация морального вреда в размере 5000 рублей, из средств юр.л.2 в пользу истца взыскана компенсация морального вреда в размере 3000 рублей, кроме того, из средств юр.л.3 в доход государства взыскана государственная пошлина в размере 2085,50 рубля, из средств юр.л.1 и юр.л.2 в доход государства взыскана государственная пошлина по 200 рублей.

В кассационной жалобе представитель юр.л.2 просит суд кассационной инстанции отменить решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга в части взыскания с юр.л.2 денежной компенсации морального вреда в размере 3000 рублей, государственной пошлины в размере 200 рублей, а также в части взыскания с юр.л.3 суммы реального ущерба в размере 62850 рублей, государственной пошлины в размере 2085,50 рубля.

Представитель юр.л.3 в кассационной жалобе просит решение суда отменить, направить дело на новое рассмотрение в ином составе судей.

Представители ответчиков юр.л.1, юр.л.2, юр.л.3 в судебное заседание 20 октября 2010 года не явились, будучи извещены надлежащим образом о времени и месте слушания дела, что подтверждается телефонограммами, имеющимися в материалах дела (л.д. 168, 169), не представили суду сведений об уважительности своего отсутствия, а также ходатайств об отложении рассмотрения дела. При таких обстоятельствах, в соответствии с частью 2 статьи 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие указанных лиц.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

В ходе рассмотрения дела по существу суд первой инстанции установил, что 12 февраля 2009 года между юр.л.2 и юр.л.3 был заключен договор N <...> страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта, в соответствии с пунктом 2.2 которого юр.л.2 обязалось выплатить страховую премию в размере и в порядке, предусмотренных договором, а юр.л.3 обязуется при наступлении страхового случая осуществить страховую выплату в пределах страховой суммы в порядке и на условиях, предусмотренных договором, при этом, согласно пункту 3.2.2 договора N <...>, случай признается страховым, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта является существенным нарушением условий такого договора. При этом существенным нарушением условий договора о реализации туристского продукта признается нарушение, которое влечет для туриста и (или) заказчика туристского продукта такой ущерб, что он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора.

04 сентября 2009 года между юр.л.2 и юр.л.3 было заключено дополнительное соглашение N 1 к договору N <...> от 12 февраля 2009 года, предметом которого являлось страхование гражданской ответственности юр.л.2 осуществляющего деятельность в сфере международного выездного туризма за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта.

Из материалов дела усматривается, что 01 июня 2009 года между юр.л.1 и юр.л.2 был заключен агентский договор N <...> согласно условиям которого юр.л.2 поручает юр.л.1 реализацию потребителю туристского продукта, сформированного юр.л.2, а также прав на отдельные туристские продукты в области международного туризма, а юр.л.1 принимая указанное поручение к исполнению, действует от своего имени за счет и в интересах юр.л.2 в соответствии с полномочиями, предоставленными договором и приложениями к нему, при этом, в соответствии с пунктом 6.2 договора, юр.л.2 несет ответственность перед потребителем за неисполнение обязательств по оказанию потребителю услуг, входящих в реализованный на условиях данного договора турпродукт, а также за наличие в турпродукте существенных недостатков.

Разрешая спор по существу, суд установил, что 24 ноября 2009 года между турагентом юр.л.1 и Б. был заключен договор оказания услуг по подбору и бронированию тура, согласно условиям которого юр.л.1 реализует истцу туристский продукт, сформированный туроператором, а истец обязуется оплатить его. Комплекс услуг, оказываемых по договору, изложен в приложении N 1 к договору, а условия путешествия - в туристской путевке, что закреплено в пункте 1.2 договора, при этом, в соответствии с пунктом 1.8 договора, турагент является агентом туроператора и действует при реализации туристского продукта по поручению туроператора от своего имени, а туристский продукт, соответствующий характеристикам, указанным в Приложении N 1, формируется туроператором, который является лицом (исполнителем), обеспечивающим оказание заказчику услуг, входящих в туристский продукт, и несет перед заказчиком ответственность за неоказание или ненадлежащее оказание услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги.

Согласно листу бронирования, являющемуся приложением N 1 к договору от 24 ноября 2009 года, Б. должен был быть оказан комплекс туристских услуг, сформированных туроператором юр.л.2, в виде авиаперелета по маршруту <...>, с датой отправления 24 февраля 2010 года, прибытием 06 марта 2010 года, проживания в отеле <...>, включая страховку от невыезда, оформление двух виз, общей стоимостью 72850 рублей.

В материалах дела имеются доказательства факта оплаты истцом туристского продукта в размере 72850 рублей, кроме того, данный факт ответчиками по делу не оспаривался.

В ходе рассмотрения спора по существу суд первой инстанции установил, что в указанный в договоре срок истцу не были оказаны услуги, предусмотренные договором от 24 ноября 2009 года и приложением N 1 к нему, в связи с чем 08 февраля 2010 года истцом было подано заявление в юр.л.1 о возврате уплаченной по договору суммы в размере 72850 рублей, однако, истцу было возвращено лишь 10000 рублей, что не оспаривалось ответчиками в ходе рассмотрения дела по существу. На основании вышеизложенного, Б. обратился в Ленинский районный суд Санкт-Петербурга с иском о взыскании суммы реального ущерба в размере 62850 рублей, компенсации морального вреда в размере 15000 рублей.

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствуясь заключенным между ответчиками юр.л.1 и юр.л.2 агентским договором, а также положениями статьи 9 Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" от 24 ноября 1996 года, пришел к выводу о том, что перед потребителями, в данном случае туристами, за действия (бездействие), совершенные от имени туроператора его турагентом в пределах обязанностей, определенных договором, заключенным между туроператором и турагентом, отвечает туроператор.

При этом суд установил, что ответчик юр.л.2, являющийся в данном случае туроператором, должен нести ответственность перед истцом за бездействие турагента юр.л.1 которое выразилось в неперечислении уплаченных потребителем Б. за туристический продукт денежных средств, и сделало невозможным оказание истцу туристских услуг.

Однако, руководствуясь положениями договора страхования и дополнительного соглашения N 1 к нему, заключенного между юр.л.2 и юр.л.3 а также положениями статьи 17.4 Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" от 24 ноября 1996 года, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о необходимости возложения обязанности по выплате истцу суммы в размере 62850 рублей на ответчика юр.л.3 поскольку в данном случае имел место страховой случай, выразившийся в том, что Б. был лишен того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора с юр.л.1, судом установлена обязанность юр.л.2 нести ответственность перед потребителем за неоказание услуг, а гражданская ответственность данной организации за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта застрахована в юр.л.3.

По мнению судебной коллегии, изложенные выше выводы суда первой инстанции являются правильными, подробно мотивированы, соответствуют примененным судом нормам материального права: статьям 9, 17.4 Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" от 24 ноября 1996 года, представленным по делу доказательствам, которым судом дана оценка, соответствующая требованиям статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и ответчиками по делу не опровергнуты.

В тексте кассационных жалоб представители юр.л.2, юр.л.3 ссылаются на то, что вывод суда о том, что за бездействие турагента несет ответственность туроператор, согласно условиям агентского договора <...>, сделан без учета пункта 4.7 указанного договора.

Суд кассационной инстанции, проанализировав указанный довод кассационной жалобы, приходит к выводу о его несостоятельности, поскольку в соответствии с положениями статьи 9 Федерального закона "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" от 24 ноября 1996 года, туроператор отвечает перед туристами и (или) иными заказчиками также за действия (бездействие), совершенные от имени туроператора его турагентами в пределах своих обязанностей (полномочий). Аналогичное правило содержится в пункте 4.2 договора оказания услуг по подбору и бронированию тура. Пункт 4.7 договора, заключенного между юр.л.2 и юр.л.1 предусматривающий, что ответственность перед туристами за то, что они не смогут воспользоваться приобретенными турпродуктами или правами на туристские, несет Агент, противоречит указанной выше императивной норме, кроме того, содержится в договоре, заключенном между ответчиками, в связи с чем не порождает никаких прав и обязанностей для истца.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции считает, что Ленинским районным судом Санкт-Петербурга при разрешении данного спора обоснованно не был принят во внимание пункт 4.7 договора, заключенного между юр.л.2 и юр.л.1.

Решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга в части взыскания с юр.л.1 в пользу истца денежной компенсации морального вреда в размере 5000 рублей, а также в части взыскания с юр.л.2 в пользу истца денежной компенсации морального вреда в размере 3000 рублей, суд кассационной инстанции также считает законным и обоснованным, поскольку судом в ходе рассмотрения дела по существу были тщательно исследованы юридически значимые для данных правоотношений факты, которым дана верная оценка, нашедшая отражение в вынесенном решении. Суд на основании конкретных обстоятельств с учетом характера перенесенных нравственных и физических страданий, принимая во внимание степень нарушения своих обязательств ответчиками, счел возможным взыскать в счет компенсации морального вреда 3000 рублей и 5 000 рублей, тем самым уменьшив заявленную сумму в 15 000 рублей. Доводы кассационных жалоб в этой части сводятся к переоценке исследованных судом обстоятельств и не могут быть положены в основу отмены правильного решения суда.

Также обоснованным является взыскание с ответчиков в доход государства государственной пошлины, от уплаты которой истец был освобожден, поскольку данное требование установлено частью 1 статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что, разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Доводы кассационных жалоб не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене решения суда. По существу сводятся к выражению несогласия с произведенной судом оценкой доказательств, и в силу статьи 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не могут являться основанием к отмене решения суда, а также основаны на неправильном толковании закона.

С учетом изложенного, судебная коллегия, полагает, что решение суда отвечает требованиям закона, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы нет.

 

определила:

 

Решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июля 2010 года оставить без изменения, а кассационные жалобы юр.л.3, юр.л.2 - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь