Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 октября 2010 г. N 22-1749/2010

 

Судья Амельченко Н.Ю.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Перфильева Г.В.,

судей Дроздецкой Т.А., Нечаевой Т.В.,

при секретаре К.Р.,

рассмотрела в судебном заседании 20 октября 2010 года кассационную жалобу осужденного Л.В. и дополнения к ней на приговор Тихвинского городского суда Ленинградской области от 02 августа 2010 года, которым

Л.В., <...>, ранее судимый:

- 04 февраля 2002 года Октябрьским районным судом Санкт-Петербурга с изменениями, внесенными постановлением Колыванского суда Новосибирской области от 30 июня 2004 года и определением судебной коллегии Новосибирского областного суда по ст. 228 ч. 2 УК РФ к 3 годам 11 месяцам лишения свободы, освобожденный по постановлению от 28 июля 2006 года Фрунзенского федерального районного суда г. Санкт-Петербурга условно-досрочно на срок 3 месяца 2 дня,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. А УК РФ (преступление, совершенное 14 мая 2009 года) к шести годам лишения свободы,

по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. А УК РФ (преступление, совершенное 20 мая 2009 года) к шести годам лишения свободы,

по ст. ст. 30 ч. 1. 228.1 ч. 3 п. Г УК РФ к девяти годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Л.В. назначено наказание в виде одиннадцати лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания исчислен с 02 августа 2010 года, в срок отбытия наказания зачтено время содержания Л.В. под стражей с 21 мая 2009 года по 01 августа 2010 года включительно.

Этим же приговором осуждена Л.И., приговор в отношении которой не обжалован и не внесено кассационное представление.

Заслушав доклад судьи Дроздецкой Т.А., объяснения Л.В., адвоката Игнашевой М.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Григоряна Д.К., просившего оставить приговор суда без изменений, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

Приговором суда Л.В. признан виновным в совершении 14 мая 2009 года покушения на незаконный сбыт наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору с Л.И., когда они из окна квартиры N 35, расположенной на первом этаже дома N 23 четвертого микрорайона г. Тихвина Ленинградской области, незаконно пытались сбыть наркотическое средство - смесь, содержащую героин (диацетилморфин) массой 0,174 грамма путем продажи за 600 рублей лицу, участвующему в оперативно-розыскном мероприятии "проверочная закупка" под псевдонимом "Рогозин". Однако преступление не было доведено до конца по независящим от Л-вых обстоятельствам, так как указанное наркотическое средство, добровольно выданное "Рогозиным" сотрудникам УФСКН, было изъято из незаконного оборота.

Он же признан виновным в совершении 20 мая 2009 года покушения на незаконный сбыт наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору с Л.И., когда они из окна квартиры N 35, расположенной на первом этаже дома <...>, пытались незаконно сбыть наркотическое средство - смесь, содержащую героин (диацетилморфин) массой 0,100 грамма путем продажи за 600 рублей участвующему в оперативно-розыскном мероприятии "проверочная закупка" лицу под псевдонимом "Рогозин". Однако преступление не было доведено до конца по независящим от Л-вых обстоятельствам, так как указанное наркотическое средство было добровольно выдано "Рогозиным" сотрудникам УФСКН и изъято из незаконного оборота.

Л.В. признан виновным в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, а именно. 20 мая 2009 года около 21 часа Л.В. и Л.И. совместно и по предварительному сговору между собой приобрели в целях последующего сбыта у не установленного следствием лица в 1-м микрорайоне г. Тихвина Ленинградской области, наркотическое средство - смесь, содержащую героин (диацетилморфин) общей массой 2,509 грамма, что является особо крупным размером, тем самым приискали средства совершения преступления. В целях последующего сбыта наркозависимым лицам в г. Тихвине и Тихвинском районе, расфасованное наркотическое средство в шестнадцати фольгированных свертках незаконно хранили по месту своего жительства - в квартире <...>, тем самым умышленно создали условия для совершения преступления незаконного сбыта наркотических средств группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

В судебном заседании Л.В. вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный Л.В. выражает свое несогласие с приговором суда и полагает, что его действия, за которые он осужден, следует переквалифицировать на ч. 2 ст. 228 УК РФ. В обоснование жалобы указывает, что приговор суда "вынесен по обвинительному заключению".

Ссылается, что в ходе судебного разбирательства не добыто доказательств о приобретении им наркотических средств с целью дальнейшей реализации, а также о том, что он его сам расфасовывал.

Ссылается, что суд не принял во внимание личность закупщика "Рогозина", который является внештатным сотрудником УФСКН, неоднократно участвовал в оперативно-розыскном мероприятии "проверочная закупка", а, кроме того, является наркозависимым лицом. Полагает, что деяния, за совершение которых он осужден, были спровоцированы "Рогозиным", то есть правоохранительными органами, в том числе 20 мая 2009 года, когда "Рогозин" своими неоднократными просьбами продать наркотическое средство спровоцировал его на совершение преступления, осужденный излагает свою версию имевших место 20 мая 2009 года событий и дает им свою оценку, отличную от данной в приговоре судом.

Полагает, что суд необоснованно отказал в ходатайстве о допросе сожительницы "Рогозина" - Ж., о проведении следственного эксперимента, также ссылается на то, что суд, удовлетворив ходатайство о повторном допросе свидетелей, тем не менее, их не допросил.

Полагает, что свидетели К.Ю. и С. - бывшие сотрудники МВД, являлись заинтересованными в исходе дела лицами.

Ссылается на допущенные нарушения уголовно-процессуального закона при проведении его опознания.

Полагает, что положенные в основу приговора материалы оперативно-розыскных мероприятий являются недопустимыми доказательствами, считает незаконным участие при проведении оперативно-розыскного мероприятия, при проведении обыска в жилище одних и тех же понятых, а потому полагает, что составленные с их участием документы (протокол досмотра закупщика, акт осмотра денежных средств, протокол досмотра закупщика после проведения оперативно-розыскного мероприятия, протокол обыска квартиры, протокол осмотра предметов) являются недопустимыми доказательствами.

Также полагает, что справка об исследовании не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона и является недопустимым доказательством.

Ссылается, что в заключении эксперта отсутствует указание на идентичность наркотического средства, изъятого у закупщика и обнаруженного в ходе обыска в его квартире. Настаивает, что умысла на незаконную продажу наркотика не имел.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия считает, что приговор суда является законным и обоснованным, оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Суд всесторонне и полно исследовал представленные сторонами обвинения и защиты доказательства, надлежащим образом оценил их в совокупности и на их основании правильно установил фактические обстоятельства преступлений, обоснованно признав осужденных виновными.

Доводы жалобы Л.В. о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, о недоказанности его вины в совершении приготовления к незаконному сбыту наркотических средств группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, опровергаются исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Так, вина Л.В. в покушении на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору 14 мая 2009 года и 20 мая 2009 года установлена показаниями свидетеля "Рогозина" согласно которым 14 мая 2009 года и 20 мая 2009 года он добровольно принял участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий "проверочная закупка", в ходе которых он по предварительной договоренности с Л.В. о приобретении у него наркотика подходил к окну его квартиры <...>, передавал Л.И. деньги, а Л.В. 14 мая 2009 года передал ему сверток из фольгированой бумаги, в котором, как было установлено позднее, находился героин, 20 мая 2009 года при аналогичных обстоятельствах сверток из фольгированной бумаги ему передавала Л.И. в присутствии Л.В. Полученный от Л-вых героин он в каждом случае добровольно выдал сотрудникам УФСКН; актами добровольной выдачи "Рогозиным" наркотических средств в вышеназванные даты общей массой соответственно: 0,174 грамма, 0,1 грамма; заключениями эксперта о том, что исследованные вещества, выданные "Рогозиным" в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий "проверочная закупка" являются наркотическим средством - смесью, содержащей героин (диацетилморфин); результатами обнаружения в ходе обыска по месту жительства Л.В. - в квартире <...>, денежных купюр, номиналы, номера и серии которых совпали с номиналом, номерами и сериями купюр, выданных "Рогозину" для приобретения наркотических средств в рамках проводимой "проверочной закупки" 20 мая 2009 года; протоколами предъявления лица для опознания, когда "Рогозин" в ходе следственных действий уверенно опознал осужденного как лицо, которое 14 мая 2009 года и 20 мая 2009 года сбыло ему героин; показаниями свидетелей С., Л.А., К.Ю., которые, будучи понятыми, подтвердили строгое соответствие закону проведенных оперативно-розыскных мероприятий с участием "Рогозина", в том числе и то обстоятельство, что при проведении каждой проверочной закупки "Рогозин" всегда находился в поле зрения понятых, не имел каких-либо контактов с посторонними лицами, за исключением Л.В. и Л.И., а также тот факт, что "Рогозин", добровольно выдавая наркотические средства, указывал, что приобретал наркотик у Л.В. и Л.И.

Вина Л.В. нашла подтверждение не только по фактам покушения на сбыт "Рогозину" наркотических средств 14 мая 2009 года и 20 мая 2009 года, но и по факту приготовления к сбыту обнаруженного и изъятого в квартире по месту жительства осужденного наркотического средства общей массой 2,509 грамма. Об этом свидетельствуют показания свидетелей Г., С., а также в части - осужденных Л.И. и Л.В. Согласно протоколу обыска и заключению экспертизы в квартире <...>, то есть по месту проживания Л.В. и Л.И., были обнаружены деньги, переданные "Рогозину" для приобретения наркотического средства в рамках оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка", а также выданы Л.В. 16 фольгированных свертков с порошкообразным веществом бежевого цвета, который, как и порошок, изъятый у "Рогозина", является смесью, содержащей героин. Эти доказательства, подтвержденные свидетельскими показаниями и исследованными материалами дела, опровергают доводы жалобы об отсутствии у Л.В. умысла к приготовлению к незаконному сбыту наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору с Л.И., в особо крупном размере, то есть отсутствия в деянии состава преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 1 и 228.1 ч. 3 п. Г УК РФ.

Допрошенные судом свидетели дали подробные показания об обстоятельствах проведения мероприятий, связанных с контрольными закупками и проведением обыска. Показания свидетелей согласуются между собой и не противоречат другим доказательствам по делу, соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, установленным судом, поэтому с доводами жалобы Л.В. о недостоверности показаний свидетеля "Рогозина" согласиться нельзя, оснований сомневаться в объективности этих показаний судебная коллегия не находит.

Несостоятельным является довод Л.В. о неполноте проведенного по делу судебного следствия, поскольку нарушений требований УПК РФ судом допущено не было. Так, из протокола судебного заседания следует, что судом были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и реализации предоставленных им прав, все заявленные сторонами ходатайства были рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, по ним приняты обоснованные и мотивированные решения, права и законные интересы участников уголовного судопроизводства не были стеснены или нарушены. Руководствуясь принципом состязательности сторон, суд исследовал все доказательства, которые ему были представлены стороной обвинения и защиты. Л.В., равно как и его защитнику предоставлялась возможность задавать вопросы допрашиваемым свидетелям, они этим правом пользовались, в связи с чем повторного допроса свидетелей не требовалось, ни одна из сторон не возражала против окончания судебного следствия по делу, что нашло свое отражение в протоколе судебного заседания.

Как противоречащий материалам уголовного дела оценивает судебная коллегия довод Л.В. о том, что опознание личности проводилось с нарушениями требований уголовно-процессуального закона. Как это видно из исследованных судом протоколов предъявления лица для опознания, Л.В. был опознан "Рогозиным" по чертам лица, усам, телосложению, одежде. Сведений о том, что Л.В. находился в это время в наручниках, протоколы следственного действия не содержат, суду первой инстанции виновный об этом обстоятельстве не сообщал, каких-либо заявлений, замечаний по ходу и результатам следственного действия ни у Л.В. и его защитника, ни у понятых не имелось, о чем свидетельствуют подписи названных лиц в протоколах. В связи с указанным судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии процедурных нарушений при проведении опознания осужденного.

Суд всесторонне и полно проанализировал исследованные доказательства, оценил их в совокупности и пришел к обоснованному выводу, что действия Л.В. и Л.И. были согласованными и объединены общим умыслом, направленным на реализацию, то есть сбыт наркотических средств и действовали они по предварительному сговору между собой, дважды сбыв "Рогозину" наркотические средства 14 мая 2009 года и 20 мая 2009 года, а также имея, храня в квартире для последующего сбыта смесь, содержащую героин массой 2,509 грамма.

Довод жалобы осужденного о том, что выданное им во время обыска наркотическое средство предназначалось только для личного употребления опровергается неоднократными фактами предыдущего незаконного сбыта наркотических средств, показаниями свидетеля К.А., располагавшего оперативной информацией о незаконном сбыте наркотических средств семейной парой Л-вых, количеством наркотика, нахождением его в расфасованном состоянии. Довод жалобы Л.В. об отсутствии доказательств расфасовки наркотического средства на дозы самим осужденным был предметом исследования суда первой инстанции и суд обоснованно исключил из обвинения Л.В. расфасовку на дозы в фольгированные свертки незаконно приобретенного наркотика.

Обоснованность осуждения и правильность квалификации действий Л.В. дана судом верно, оснований для изменения правовой оценки действий осужденного не имеется.

Содержащийся в кассационной жалобе Л.В. довод о том, что судом в основу приговора положены показания наркозависимого свидетеля "Рогозина", который, по мнению осужденного, является внештатным сотрудником УФСКН, является субъективной оценкой показаний этого свидетеля, и не ставит под сомнение доказанность вины Л.В. в совершении преступлений, квалификацию им содеянного и не влияет на законность и обоснованность итогового судебного решения. Оснований полагать, что свидетель "Рогозин" оговаривает Л.В. не имеется, как не имеется оснований полагать о недостоверности показаний свидетелей Г., С., Л.А., К.А., К.Ю., поскольку все они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, наличие личной неприязни между ними и осужденными не установлено, их показания последовательны, согласуются между собой, подтверждаются другими доказательствами по делу.

Довод кассационной жалобы осужденного о недопустимости участия одних и тех же понятых в проведении разных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действиях не основан на законе. Ст. 60 ч. 2 УПК РФ определяет круг лиц, которые не могут быть привлечены в качестве понятых, при этом названная норма не содержит указание на имевшее место ранее участие понятого в проведении оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, в связи с чем этот довод жалобы осужденного является несостоятельным. Также несостоятельной является ссылка Л.В. на заинтересованность в исходе дела свидетелей К.Ю. и С., поскольку указанные в жалобе осужденного доводы не являются обстоятельствами, исключающими участие названных лиц в уголовном судопроизводстве.

Довод кассационной жалобы о несоответствии справок об исследовании требованиям уголовно-процессуального закона, судебная коллегия не принимает во внимание в связи с правовой несостоятельностью. Изложенные в справках об исследовании выводы специалиста подтверждаются заключениями эксперта, в полном объеме соответствующими требованиям УПК РФ и обоснованно признанными судом первой инстанции допустимыми доказательствами, поскольку они соответствуют требованиям ст. ст. 80, 204 УПК РФ, то есть представлены в письменном виде, содержат необходимую информацию об исследованиях и выводах по вопросам, поставленным перед экспертом следователем. Порядок назначения экспертиз, предусмотренный ст. 195 УПК РФ, направления объектов для производства судебных экспертиз, регламентированный ст. 199 УПК РФ, соблюден. Вопреки доводу кассационной жалобы в соответствии со ст. 57 УК РФ экспертом может быть любое лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном УПК РФ, для производства судебной экспертизы или дачи заключения. Следовательно, основания для признания этих заключений недопустимыми доказательствами отсутствуют.

Также судебная коллегия не соглашается с доводом жалобы осужденного о совершении им преступлений в результате провокации со стороны правоохранительных органов.

При постановлении приговора судом первой инстанции исследованы и надлежащим образом оценены показания свидетелей К.А., "Рогозина" об их осведомленности, что Л.В. и Л.И. занимаются незаконным сбытом наркотических средств, а также о том, что "Рогозин" ранее сам неоднократно приобретал наркотические средства у Л-вых, что "Рогозин" принял участие в осуществлении "проверочных закупок" добровольно, без какого-либо принуждения со стороны сотрудников милиции.

При постановлении приговора судом учтено, что проверочные закупки проводились с целью проверки информации о том, что Л-вы занимаются распространением наркотических средств, что и было подтверждено в результате проведения оперативных мероприятий. Судом принято во внимание, что, согласно материалам уголовного дела, при проведении проверочных закупок, сотрудники УФСКН действовали законно, объем и характер их действий в отношении Л-вых определялся задачами, сформулированными в постановлениях о проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении Л-вых, утвержденных руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, таким образом, результаты оперативно-розыскных мероприятий получены в соответствии с требованиями закона. В соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" сотрудники правоохранительных органов имеют право в рамках оперативно-розыскной деятельности проводить закупки, в том числе для выявления лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств. Из материалов уголовного дела следует, что действия участвовавшего под псевдонимом покупателя при проведении проверочных закупок в рамках оперативно-розыскных мероприятий, были направлены на пресечение и раскрытие преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков и установление причастных к этому лиц.

При постановлении приговора судом учтено наличие сведений о том, что умысел на незаконный сбыт наркотических средств у Л-вых сформировался независимо от действий сотрудников правоохранительных органов, задолго до проведения в отношении них оперативно-розыскных мероприятий и подготовительные действия к сбыту наркотических средств были осуществлены осужденными вне зависимости от действий лица, выступавшего в качестве закупщика наркотиков. Таким образом, судом первой инстанции установлено, что сотрудники УФСКН не применяли противоправных действий к Л-вым, с их стороны не было угроз, уговоров, направленных на склонение осужденных к сбыту наркотических средств.

Судебная коллегия считает, что доводы кассационной жалобы признать состоятельными нельзя, поскольку все представляемые сторонами доказательства судом исследованы тщательно и всесторонне, в основу приговора судом положены достоверные, непротиворечивые показания допрошенных судом лиц, все возникшие в ходе судебного разбирательства противоречия были устранены, заявлений об односторонности и неполноте проведенного по делу судебного следствия от подсудимых и их защитников не поступало, противоречивых доказательств, которые могли бы существенно повлиять на выводы суда и которым суд не дал бы оценки, в деле не имеется, показания свидетелей, на которые суд сослался в приговоре, не содержат противоречий, которые позволили бы усомниться в достоверности и правдивости этих показаний, в приговоре суда изложены убедительные мотивы, по которым одни доказательства приняты во внимание, а другие отвергнуты, в соответствии с требованиями ст. 88 ч. 1 УПК РФ суд первой инстанции оценил каждое доказательство в отдельности с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для вынесения в отношении Л.В. обвинительного приговора.

При назначении наказания виновному судом в полной мере выполнены требования ст. ст. 6, 60 УК РФ: учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, характеристика личности, наличие у Л.В. обстоятельства, отягчающего наказание - рецидива преступлений, отсутствие смягчающих наказание обстоятельств. Назначенное Л.В. наказание как за каждое из совершенных преступлений, так и по совокупности преступлений является справедливым, чрезмерно суровым его признать нельзя.

Процессуальные издержки - средства на оплату труда адвоката, осуществлявшего защиту осужденного в суде кассационной инстанции по назначению суда на основании ходатайства Л.В., подлежат взысканию с осужденного в соответствии со ст. 132 ч. 2 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

определила:

 

Приговор Тихвинского городского суда Ленинградской области от 02 августа 2010 года в отношении Л.В. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Процессуальные издержки - 895 (восемьсот девяносто пять) рублей 13 копеек - средства на оплату труда адвоката за участие в уголовном судопроизводстве по назначению суда взыскать с Л.В. в доход федерального бюджета.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь