Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 октября 2010 г. N 22-1903-10

 

Судья: Мазуров Д.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Перфильева Г.В.

судей Нечаевой Т.В., Теске Н.А.,

при секретаре К.О.,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 20 октября 2010 года кассационное представление Гатчинского городского прокурора Сафонова А.В. на приговор Гатчинского городского суда Ленинградской области от 27 июля 2010 года, которым

Л., <...>, ранее судимый 27 декабря 2004 года Гатчинским городским судом по ст. 126 ч. 2 п. "а" УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобожден 25 апреля 2008 года условно-досрочно с не отбытым сроком наказания 1 год 10 месяцев 6 дней, обвиняемый в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 130 УК РФ, п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ, содержащийся под стражей с 27 июля 2010 года,

- признан невиновным и оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ (потерпевший К.В.), ч. 1 ст. 119 УК РФ (потерпевшие К.В. и Я.) на основании п. 2 ч. 2 ст. 302, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 133, ч. 1 ст. 134 УПК РФ за Л. признано право на реабилитацию, оправданному Л. разъяснен порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Этим же приговором Л. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ, по которому ему назначено наказание в виде одного года лишения свободы.

В соответствии с п. "в" ч. 7 ст. 79 и ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, к наказанию, назначенному Л. настоящим приговором, частично присоединено не отбытое наказание по приговору Гатчинского городского суда Ленинградской области от 27 декабря 2004 года в виде одного года лишения свободы, и окончательно к отбытию Л. назначено наказание в виде двух лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, срок наказания Л. исчислен с 27 июля 2010 года.

Постановлением Гатчинского городского суда от 27 июля 2010 года в порядке ст. 20 УПК РФ прекращено уголовное преследование в отношении Л. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ за примирением с потерпевшими.

Приговором суда установлена вина Л. в умышленном повреждении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба потерпевшему, при следующих обстоятельствах.

В период с 23 часов 30 минут 09 марта 2009 года до 00 часов 10 минут 10 марта 2009 г. Л. в состоянии алкогольного опьянения, на почве внезапно возникшей личной неприязни к К.В., умышленно повредил принадлежащий потерпевшему легковой автомобиль марки ВАЗ 21099 номер <...>. Л. нанес бейсбольной битой не менее трех ударов по автомобилю К.В., вследствие чего разбил стекло левой передней двери, повредил лобовое стекло, а также деформировал переднюю стойку кузова автомобиля. Своими умышленными действиями Л. причинил потерпевшему К.В. значительный имущественный ущерб на общую сумму 6 078 рублей 41 копейка.

В судебном заседании Л. признал свою вину в совершении преступления, предусмотренного ст. 167 ч. 1 УК РФ, по другим обвинениям вину не признал.

Заслушав доклад судьи Теске Н.А., выслушав прокурора Григоряна Д.К., поддержавшего кассационное представление Гатчинского городского прокурора Сафонова А.В., просившего приговор в отношении Л. отменить в связи с несоответствием выводов суда изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела и в связи с неправильным применением судом уголовного закона, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе, меру пресечения Л. не изменять, оставить в виде заключения под стражу, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении Гатчинский городской прокурор Сафонов А.В. указывает, что приговор в отношении Л. подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и в связи с неправильным применением уголовного закона, нарушением уголовно-процессуального закона. Органами предварительного расследования Л. было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 130 УК РФ, п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ. Принимая решение об оправдании Л. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ, суд в приговоре обосновал вывод о невиновности Л. исключительно на показаниях самого подсудимого, не дал надлежащей оценки этим показаниям, с учетом совокупности иных доказательств, имеющихся в материалах дела, не привел достаточных мотивов, по которым он отверг доказательства стороны обвинения, не установил причины оговора Л. со стороны потерпевших и свидетелей обвинения. Выводы суда о том, что действия Л. не могут быть квалифицированы как хулиганство, поскольку они не были напрямую направлены на совершение грубого нарушения общественного порядка и не причинили существенного вреда гражданам и государству, опровергаются показаниями потерпевших К.В. и Я. об обстоятельствах совершенного преступления, а также тем обстоятельством, что преступные действия Л. были направлены и на Г. и И., не принимавших участие в конфликте. Ошибочными являются и выводы суда о необходимости изменения квалификации действий Л., связанных с умышленным повреждением имущества К.В., поскольку имущество потерпевшего было повреждено Л. в ходе его хулиганских действий. По тем же основаниям не согласен с оправданием Л. по ч. 1 ст. 119 УК РФ в отношении потерпевшего К.В. В судебном заседании было установлено что Л., угрожая убийством К.В., использовал биту, поэтому суд вправе был изменить обвинение и указать, что Л. угрожал убийством с применением неустановленного предмета. Выводы суда о необходимости оправдания Л. по ч. 1 ст. 119 УК РФ в отношении потерпевших К.В. и Я., противоречат фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании. При принятии решения об оправдании Л. не были надлежаще оценены, показания потерпевших, которые реально воспринимали угрозы убийством и опасались их осуществления. В нарушение требований ст. ст. 305, 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора не содержит доказательства, на которых основаны выводы суда о невиновности Л., и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. Кроме того, резолютивная часть приговора суда противоречит требованиям ст. 306 УПК РФ. Оправдав Л. по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть одновременно за отсутствием в действиях Л. состава преступления и в связи с его непричастностью к их совершению. При этом в резолютивной части приговора отсутствуют указания, по какому из приведенных оснований Л. оправдан по обвинению в совершении каждого из преступлений. Признав Л. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ, суд в нарушение требований п. 1 ст. 307 УПК РФ, при описании преступного деяния, не указал место совершения данного преступления. В ходе судебного разбирательства, в нарушение требований ст. 268 УПК РФ потерпевшим не были разъяснены права, предусмотренные ст. 42 УПК РФ, в том числе права на заявление гражданского иска и участие в судебных прениях. Потерпевший К.В. после 30.04.2010 г. не уведомлялся судом о дате, времени и месте назначения последующих судебных заседаний, не выяснялось, желает ли он в дальнейшем участвовать в судебном разбирательстве, в том числе выступать в судебных прениях. Просит приговор в отношении Л. отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В возражениях адвокат Михайлова М.А. считает приговор в отношении Л., в части оправдания его по п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ и двум преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 119 УК РФ, а также переквалификации действий Л. с ч. 2 ст. 167 УК РФ на ч. 1 ст. 167 УК РФ, законным и обоснованным. Выводы суда о невиновности Л. являются правильными, т.к. основаны на исследованных в судебном заседании материалах дела и требованиях закона. Проверив представленные суду доказательства, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии хулиганского мотива в действиях Л., так как они были обусловлены личной неприязнью и не были направлены на грубое нарушение общественного порядка. Просит приговор в отношении Л. оставить без изменения, кассационное представление прокурора оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления Гатчинского городского прокурора и возражений адвоката, судебная коллегия находит представление прокурора об отмене приговора основанным на законе и подлежащим удовлетворению. Приговор в отношении Л. подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Органами предварительного расследования Л. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ, то есть в хулиганстве, грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, совершенных с применением предмета, используемого в качестве оружия, а именно:

Л. в состоянии алкогольного опьянения в период времени с 23 часов 30 минут 09 марта 2009 года до 0 часов 10 минут 10 марта 2009 года, находясь у дома N 2 на площади Манина в поселке Войсковицы Гатчинского района Ленинградской области беспричинно, из хулиганских побуждений, используя малозначительный повод, преградил двигающемуся в его направлении автомобилю ВАЗ-21099 номер <...> под управлением водителя К.В., препятствуя его проезду, остановил указанный автомобиль. После чего, пренебрегая нормами поведения в обществе, выражался в адрес К.В. и ехавшего вместе с ним в автомобиле в качестве пассажира Я., грубой нецензурной бранью и, высказывая в их адрес угрозы физической расправой, угрожал им причинением повреждений бейсбольной битой, используемой в качестве оружия. Когда К.В. и Я., чтобы оградить себя от противоправных действий Л., укрылись от него в автомобиле, Л., продолжая свои хулиганские действия, нанес не менее трех ударов битой по автомобилю К.В., разбив лобовое стекло и стекло левой передней двери и помяв левую переднюю стойку, причинив К.В. материальный ущерб в размере 6078,41 рубля, и угрожал сидящему в автомобиле К.В. ножом, используемым в качестве оружия. Своими действиями Л. грубо нарушил общественный порядок и покой граждан в ночное время, проявил явное неуважение к обществу и общественным ценностям и причинил существенный вред личным интересам граждан и обществу.

Деяние Л. против собственности К.В. было квалифицировано по признаку преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, то есть совершение умышленного повреждения чужого имущества, что повлекло причинение значительного ущерба, при этом преступление совершено из хулиганских побуждений.

Кроме того, органами предварительного расследования Л. было предъявлено обвинение в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 119 УК РФ, то есть в угрозе убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, а именно:

Л., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в период времени с 23 часов 30 минут 9 марта 2009 г. до 0 часов 10 минут 10 марта 2009 г., находясь у дома 2 на площади Манина в поселке Войсковицы, Гатчинского района, Ленинградской области, в ходе совершения хулиганских действий, держа в руках нож, высказывал угрозу убийством в адрес К.В. Угрозу убийством в свой адрес К.В. воспринимал реально, так как Л. находился в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно, имел реальную возможность осуществить свою угрозу.

Он же, находясь в состоянии алкогольного опьянения 10 марта 2009 г. в период времени с 0 часов 10 минут до 0 часов 30 минут, находясь у дома 8 на площади Манина в поселке Войсковицы, Гатчинского района, Ленинградской области, держа в руках нож, высказывал угрозу убийством в адрес К.В. и Я. Угрозу убийством в свой адрес К.В. и Я. воспринимали реально, так как Л. находился в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно, имел реальную возможность осуществить свою угрозу.

В судебном заседании Л. свою вину в совершении преступления не признал, отрицал хулиганский мотив своих действий, показал суду, что его действия в отношении К.В. и Я. были обусловлены личной неприязнью, возникшей вследствие поведения потерпевших, оскорбивших его грубой нецензурной бранью. Потерпевшим ножом либо бейсбольной битой убийством не угрожал.

Исследовав в судебном заседании представленные суду доказательства, суд пришел к выводу, что в действиях Л. в отношении потерпевших К.В. и Я. и имущества К.В. отсутствовал хулиганский мотив, а Л., находясь в состоянии алкогольного опьянения, действовал на почве внезапно возникших неприязненных отношений.

В обоснование принятого решения суд в приговоре указал следующее. При отсутствии доказательств того, что преступления против собственности и против личности граждан совершены виновным по хулиганскому мотиву, они не могут быть расценены судом как хулиганство. Имеющие значение для уголовного дела обстоятельства в силу положений ст. 220 УПК РФ должны быть указаны в предъявленном подсудимому обвинении. В нарушение этих требований закона, следствие не указало в обвинительном заключении, в чем выразилось грубое нарушение Л. общественного порядка, каким интересам граждан или общества действиями Л. причинен существенный вред и в чем он заключается, покой каких граждан в ночное время нарушил Л. Из установленных судом обстоятельств дела следует, что ущерб интересам граждан Г. и И. действиями Л. не причинен. Кроме этих граждан других посторонних лиц на месте происшествия не было. Доказательств того, что действиями Л. был нарушен покой граждан в ночное время, суду не представлено. Сквернословие в общественном месте согласно ст. 20.1 КоАП РФ является мелким хулиганством и уголовной ответственности не влечет.

Между тем, эти выводы суда противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным судом в ходе исследования представленных суду стороной обвинения доказательств.

По смыслу уголовного закона РФ суду, при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого хулиганства, надлежит устанавливать, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении к обществу и указать их в приговоре.

Наряду с этим, суду необходимо достоверно установить наличие прямого умысла лица, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ, на грубое нарушение общественного порядка и явное неуважение к обществу.

При постановлении оправдательного приговора в отношении Л. по ст. ст. 213 ч. 1 п. "а", и 119 ч. 1 УК РФ судом не были соблюдены требования уголовно-процессуального закона, а поэтому приговор нельзя признать законным и обоснованным.

Принимая решение об оправдании Л. по ст. ст. 213 ч. 1 п. "а" и 119 ч. 1 УК РФ и изменении предъявленного обвинения с ч. 2 ст. 167 УК РФ на ч. 1 ст. 167 УК РФ, суд в приговоре сослался исключительно на показания Л., как наиболее правдивые и достоверные, и в то же время, не привел достаточных мотивов по которым он отверг другие доказательства стороны обвинения, и в частности, показания потерпевших К.В. и Я., а также показания свидетелей.

Согласно положениям ч. 1 ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности для разрешения уголовного дела.

Данное требование судом при постановлении приговора не выполнено. В приговоре суд не мотивировал, почему он пришел к выводу, почему нельзя верить показаниям потерпевших и показаниям свидетелей обвинения. Не дана должная оценка поведению обвиняемого Л. как до встречи с потерпевшими, во время совершения преступлений, так и после этого.

Прекращая уголовное преследование Л. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ, то есть в совершении оскорбления потерпевших за примирением с последними, суд в то же время, приходит к противоположному выводу, что именно неправомерные действия потерпевших, выразившиеся в оскорблении Л., вызвали у него внезапно возникшую личную неприязнь и дальнейшие противоправные действия. При этом не выяснено, чем именно были вызваны такие действия потерпевших и чьи конкретно действия послужили возникновению конфликта.

Таким образом, выводы суда о том, что в действиях Л. отсутствовал хулиганский мотив, носят противоречивый характер и недостаточно мотивированы. В приговоре суд не делает оценки исследованных доказательств, а дает свои умозаключения, не основанные на законе и доказательствах по делу.

Обоснованными являются и другие доводы кассационного представления прокурора о допущенных судом существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, влияющих на законность и обоснованность приговора. Так, резолютивная часть приговора суда противоречит требованиям ст. 306 УПК РФ. Оправдав Л. по обвинению в совершении преступлений предусмотренных п. "а" ч. 1 ст. 213 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть одновременно за отсутствием в действиях Л. состава преступления и в связи с его непричастностью к их совершению, суд в резолютивной части приговора не указал, по какому из приведенных оснований Л. оправдан по обвинению в совершении каждого из преступлений. Признав Л. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ, суд в нарушение требований п. 1 ст. 307 УПК РФ, при описании преступного деяния, не указал место совершения данного преступления. В ходе судебного разбирательства, в нарушение требований ст. 268 УПК РФ, потерпевшим не были разъяснены права, предусмотренные ст. 42 УПК РФ, в том числе права на заявление гражданского иска и участие в судебных прениях, право обжаловать приговор. Потерпевший К.В. после 30.04.2010 года не уведомлялся судом о дате, времени и месте назначения последующих судебных заседаний, у него не выяснялось, желает ли он в дальнейшем участвовать в судебном разбирательстве, в том числе выступать в судебных прениях. О результатах судебного разбирательства потерпевший не извещен, копия приговора ему не направлялась.

При таких обстоятельствах приговор в отношении Л. нельзя признать законным и обоснованным в связи с неправильным применением уголовного закона.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 379 и п. 2 ст. 382 УПК РФ, неправильное применение уголовного закона является основанием для отмены или изменения приговора. Поскольку по делу необходимо решать вопрос о правильности квалификации действий Л. по конкретным преступлениям в отношении потерпевших К.В. и Я. приговор подлежит отмене с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела все вопросы правильной юридической оценки действий виновного должны быть проверены и разрешены судом с точным соблюдением уголовного и уголовно-процессуального законов.

Мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении подсудимого Л., с учетом его личности и тяжести преступлений, в совершении которых он обвиняется, подлежит оставлению без изменения, срок содержания под стражей ему следует продлить на три месяца, то есть по 20 января 2011 года.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Гатчинского городского суда Ленинградской области от 27 июля 2010 года в отношении Л. - отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение со стадии назначения судебного заседания в тот же суд в ином составе. Кассационное представление Гатчинского городского прокурора Сафонова А.В. - удовлетворить.

Меру пресечения в отношении Л. в виде заключения под стражу - оставить без изменения, продлить срок содержания под стражей подсудимого Л. на три месяца, по 20 января 2011 года включительно.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь