Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 октября 2010 г. N 22-1938/2010

 

Судья Мазуров Д.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего - Плечиковой Н.Ф.,

судей - Степановой В.В., Татарникова С.А.,

при секретаре Д.,

рассмотрела в судебном заседании 20 октября 2010 года кассационную жалобу адвоката Рыбкина А.В. в защиту интересов обвиняемого Э. на постановление Гатчинского городского суда Ленинградской области от 31 августа 2010 года, которым в отношении

Э., <...>, не судимого, постоянного места жительства на территории РФ не имеющего, обвиняемого органами следствия Кыргызской Республики в совершении преступления, предусмотренного ст. 169 УК Кыргызской Республики,

избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на 40 суток, то есть до 8 октября 2010 года включительно.

Уголовное дело возбуждено 16 марта 2007 года заместителем начальника отдела надзора исполнения закона Желал-Абадской областной прокуратуры Республики Кыргызстан по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 169 УК Кыргызской Республики в отношении Э. по факту совершения им хищения чужого имущества в особо крупном размере, когда последний на основании приказа N 11/2 от 30 декабря 2006 года, исполняя обязанности заведующего складом N 2 города Желал-Абад базы спецмедснабжения Южной Базы Фонда Государственных Материальных Резервов Кыргызской Республики, являясь материально ответственным лицом государственного предприятия, с которым был заключен договор о полной материальной ответственности, используя свое служебное положение в период с ноября 2006 года по январь 2007 года вывез с вверенного ему склада различные товарно-материальные ценности, находившиеся на его ответственном хранении, на сумму 4 927 440 сомов, которые реализовал неустановленным лицам, а вырученные деньги использовал на свои личные нужды.

22 мая 2007 года по указанному уголовному делу было вынесено постановление о привлечении Э. в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 169 УК Кыргызской Республики и в отношении Э. старшим следователем прокуратуры Желалабадской области с согласия заместителя прокурора Желалабадской области была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В этот же день Э. был объявлен в розыск, а производство следствия по делу было приостановлено, в связи с тем, что лицо, обвиняемое в совершении преступления, скрылось от следствия и его местонахождение не установлено.

30 августа 2010 года в 9 часов 50 минут Э. был доставлен в дежурную часть 107 отделения милиции УВД по Гатчинскому району и в этот же день Э. был задержан по подозрению в совершении преступления в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ сотрудниками УВД по Гатчинскому району для решения вопроса о выдаче его иностранному государству для осуществления уголовного преследования.

31 августа 2010 года заместитель Гатчинского городского прокурора Титенкова Г.Г. обратилась в Гатчинский городской суд с ходатайством об избрании в отношении Э. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В обоснование ходатайства приведены доводы о том, что Э. подозревается правоохранительными органами Кыргызской Республики в совершении преступления, за совершение которого санкцией соответствующей статьи Уголовного кодекса Кыргызской Республики предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет. Сведения о наличии у Э. постоянного места жительства и регистрации на территории Российской Федерации, а также о его трудоустройстве и наличии у него постоянного источника дохода отсутствуют. Таким образом, в случае избрания в отношении Э. меры пресечения не связанной с изоляцией от общества, он может скрыться от правоохранительных органов, чем воспрепятствует производству, как процедуре его выдачи правоохранительным органам Кыргызской Республики, так и установлению истины по уголовному делу.

Постановлением Гатчинского городского суда Ленинградской области от 31 августа 2010 года данное ходатайство удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Татарникова С.А., выслушав Э., адвоката Рыбкина А.В., поддержавших кассационную жалобу, мнение прокурора Ковалевой М.А., полагавшей необходимым кассационную жалобу оставить без удовлетворения, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

В кассационной жалобе адвокат Рыбкин А.В. с постановлением суда не согласен, поскольку в судебном заседании Э. заявил, что прибыл в Российскую Федерацию в июне 2006 года из г. Наманган Республики Узбекистан и с тех пор в Кыргызскую Республику не выезжал. Отмечает, что в представленных суду материалах указано, что Э. был назначен на должность заведующим складом 30 декабря 2006 года, при этом ему вменяется хищение имущества в период с ноября 2006 года по январь 2007 года. Указывает, что суд не принял во внимание имеющиеся в деле сведения о том, что Э. был зарегистрирован в Санкт-Петербурге в период с 17 октября 2006 года по 12 января 2007 года, то есть, по мнению защитника, суд не проверил причастность Э. к совершению преступления. Считает, что избранная мера пресечения является нецелесообразной и подлежит отмене.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

Рассмотрев ходатайство заместителя Гатчинского городского прокурора, исследовав представленные материалы, суд пришел к обоснованному выводу, что избрание Э. иной, более мягкой, меры пресечения, невозможно.

Постановление суда является мотивированным, обоснования принятого решения в нем приведены.

В постановлении суда указано, что обстоятельств, исключающих выдачу Э. Кыргызской Республике для осуществления уголовного преследования, не установлено.

Судом правильно установлено, что из представленных материалов следует, что Э. обвиняется в совершении преступления, за совершение которого предусмотрена уголовная ответственность уголовным законом Кыргызской Республики и уголовным законом Российской Федерации, в частности ч. 4 ст. 160 УК РФ, санкция которой предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 5 до 10 лет. Уголовное дело возбуждено 16 марта 2007 года по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 169 УК Кыргызской Республики в отношении Э. 22 мая 2007 года по указанному уголовному делу было вынесено постановление о привлечении Э. в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 169 УК Кыргызской Республики. В этот же день Э. был объявлен в розыск, а производство следствия по делу было приостановлено, в связи с тем, что лицо, обвиняемое в совершении преступления, скрылось от следствия и его местонахождение не установлено. Э. был объявлен в международный розыск, более трех лет его местонахождение не было известно, что свидетельствует о том, что Э., находясь на свободе, может скрыться от органов следствия, что явится препятствием к осуществлению уголовного преследования и выдаче Э. Кыргызской Республике.

30 августа 2010 года в 9 часов 50 минут Э. был доставлен в дежурную часть 107 отделения милиции УВД по Гатчинскому району и в этот же день Э. был задержан по подозрению в совершении преступления в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ сотрудниками УВД по Гатчинскому району для решения вопроса о выдаче его иностранному государству для осуществления уголовного преследования.

Согласно п. 1 ст. 8 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993 г. (с Протоколом к ней от 28.03.1997 г.) при исполнении поручения об оказании правовой помощи запрашиваемое государство применяет законодательство своей страны. Таким образом, применяется порядок, установленный Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, в частности ст. 466 УПК РФ и нормами главы 13 "Меры пресечения", действия которых как общих норм, распространяется на все стадии и формы уголовного судопроизводства, в том числе - на производство по запросам иностранных государств об оказании им по уголовным делам правовой помощи путем выдачи лиц для уголовного преследования. Указанная правовая позиция содержится и в Определении Конституционного Суда РФ от 04.04.2006 года, согласно которой положения ст. 466 УПК РФ не могут расцениваться как применение меры пресечения в виде заключения под стражу к лицу, в отношении которого решается вопрос о выдаче, вне предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством порядка и сверх установленных им сроков, предусмотренных главой 13 "Меры пресечения", куда входит и ст. 109 УПК РФ.

В соответствии со ст. 462 УПК РФ Российская Федерация может выдать иностранному государству иностранного гражданина для уголовного преследования за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче.

В соответствии с частью 1 статьи 466 УПК РФ применение заключения под стражу к лицу, в отношении которого решается вопрос о его выдаче по запросу иностранного государства для уголовного преследования, если не представлено решение судебного органа этого государства об избрании в отношении данного лица меры пресечения в виде заключения под стражу, допускается лишь по судебному постановлению, принятому на основании ходатайства прокурора в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК РФ.

Таким образом, суд, принимая решение о заключении Э. под стражу правильно руководствовался нормами уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, учитывая при этом положения Конвенции "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам", обоснованно установив срок содержания под стражей Э. до 40 суток, то есть до 8 октября 2010 года.

Доводы жалобы о том, что суд не проверил причастность Э. к совершению преступления, противоречат материалам дела, поскольку согласно представленным материалам в отношении Э. старшим следователем по ОВД прокуратуры Желалабадской области М., то есть должностным лицом правоохранительных органов Кыргызской Республики вынесены постановления: о привлечении его в качестве обвиняемого, где описаны обстоятельства инкриминируемого Э. деяния, об избрании в отношении Э. меры пресечения в виде заключения под стражу, и он объявлен в розыск, как лицо, скрывшееся с постоянного места жительства, местонахождение которого не известно.

Доводы Э. о том, что он не совершал данного преступления, не могут являться предметом обсуждения при решении вопроса об избрании меры пресечения, поскольку вопросы обоснованности предъявленного обвинения могут быть разрешены судом только на стадии рассмотрения дела по существу.

С учетом указанных обстоятельств, отсутствия препятствий для выдачи Э. по запросу Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики для привлечения его к уголовной ответственности за преступление, совершенное на территории Кыргызской Республики, суд по данному делу принял обоснованное решение по ходатайству заместителя прокурора об избрании Э. меры пресечения в виде заключения под стражу, указав на отсутствие оснований для избрания иной меры пресечения.

Решение суда соответствует требованиям ст. ст. 99, 108, 464, ч. 1 ст. 466 УПК РФ, ст. 60 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993, которыми суд руководствовался при принятии этого решения.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену постановления, судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

определила:

 

постановление Гатчинского городского суда Ленинградской области от 31 августа 2010 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу на 40 суток, то есть до 8 октября 2010 года включительно в отношении Э. оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката Рыбкина А.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь