Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 октября 2010 г. N 33-13174/2010

 

Судья Никитина Н.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ничковой С.С.

судей Ильичевой Е.В., Селезневой Е.Н.

при секретаре Н.

рассмотрела в судебном заседании 20 октября 2010 года дело N 2264/2010 по кассационной жалобе И.Т. на решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 24 мая 2010 года по иску П. к И.Т., И.Л. об определении доли в праве общей долевой собственности, об определении порядка пользования жилым помещением,

заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,

объяснения представителя истицы П. - С., действующей на основании доверенности от 07 июля 2009 года, выданной сроком до 05 февраля 2012 года, возражавшей против доводов кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

П. обратилась в Петроградский районный суд Санкт-Петербурга с иском к И.Т., И.Л., указав, что <...> на основании договора передачи квартиры в собственность граждан администрация Петроградского района Санкт-Петербурга передала отдельную трехкомнатную квартиру, расположенную по адресу: <...> в общую совместную собственность на четырех человек: И.Л., И.Т., И., впоследствии скончавшемуся, П. В обоснование своих требований истица ссылалась на то, что ее доля в праве общей долевой собственности на квартиру составляет <...>, соглашение об определении долей в праве общей собственности о порядке пользования между истцом и ответчиками отсутствует.

На основании изложенного, П., после уточнения исковых требований в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, просила суд определить доли в праве общей долевой собственности следующим образом: за П. 2/8, за И.Л. 2/8, за И.Т. 4/8, определить порядок пользования имуществом, признав за П. право пользования изолированной комнатой размером 12,4 квадратного метра в соответствии с техпаспортом помещения N 6.

Решением от 24 мая 2010 года Петроградский районный суд Санкт-Петербурга постановил: определить доли, признав право общей долевой собственности на трехкомнатную квартиру общей площадью 64,6 квадратного метра, в том числе жилой площадью 44,9 квадратного метра, расположенную на втором этаже четырехэтажного дома по адресу: <...>, в следующих долях: за П. - <...> доли, за И.Л. - <...> доли, за И.Т. - 2/4 доли.

Определить порядок пользования квартирой, расположенной по адресу: <...>. Признать за П. право пользования комнатой N 6, площадью 11,4 квадратного метра (согласно паспорту на квартиру от 13 октября 2004 года - 12,4 квадратного метра), признать за И.Т., И.Л. право пользования комнатами 20,30 квадратного метра, 13,20 квадратного метра (комнаты N 2, 3) в квартире по адресу: <...>, определив места общего пользования в совместное пользование сторон.

В кассационной жалобе И.Т. просит решение суда от 24 мая 2010 года отменить, считая его неправильным, направить дело на новое рассмотрение.

На рассмотрение дела в суд кассационной инстанции ответчицы И.Т., И.Л., представитель третьего лица УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области не явились, будучи извещены надлежащим образом о времени и месте слушания дела, не представили суду сведений об уважительности своего отсутствия, а также ходатайств об отложении рассмотрения дела. При таких обстоятельствах, в соответствии с частью 2 статьи 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие указанных лиц.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В ходе рассмотрения дела по существу судом первой инстанции было установлено, что <...> на основании договора о передаче квартиры в собственность граждан квартира, расположенная по адресу: <...> была передана в общую совместную собственность: И.Л., И.Т., И., П.

Из материалов дела усматривается, что спорная квартира состоит из трех комнат, площадью 20,30 квадратных метров, 13,20 квадратного метра, 11,40 квадратного метра. Согласно паспорту на квартиру от <...>, составленному по состоянию на 02 октября 2004 года, в квартире имеет место самовольная перепланировка, в результате которой площадь комнаты N 6 увеличилась за счет ранее существовавшей кладовой и в конечном результате составила 12,4 квадратного метра.

13 августа 2005 года И. умер, что подтверждается свидетельством о смерти <...>.

В материалах дела имеется ответ нотариуса Г., из содержания которого усматривается, что 29 октября 2005 года было заведено наследственное дело N <...> в отношении имущества умершего 13 августа 2005 года И. 29 октября 2005 года к нотариусу с заявлением о принятии наследства обратилась дочь наследодателя И.Т., а 03 декабря 2005 года супруга наследодателя - И.Л. подала заявление об отказе от наследства.

На основании пункта 4 статьи 244 Гражданского кодекса Российской Федерации общая собственность на неделимое имущество возникает в случаях, предусмотренных законом или договором.

Согласно статье 2 Федерального закона от 04 июля 1991 года за N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

В силу пункта 3 статьи 244 Гражданского кодекса Российской Федерации общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество.

В соответствии с пунктом 1 статьи 245 Гражданского кодекса Российской Федерации, если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными.

По правилам статьи 3.1 Федерального закона "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" от 04 июля 1991 года, в случае смерти одного из участников совместной собственности на жилое помещение, приватизированное до 31 мая 2001 года, определяются доли участников общей собственности на данное жилое помещение, в том числе доля умершего. При этом указанные доли в праве общей собственности на данное жилое помещение признаются равными.

Поскольку между сторонами отсутствует соглашение об определении долей в праве общей долевой собственности на спорную квартиру, что не было опровергнуто стороной ответчиков в ходе рассмотрения дела по существу, и доли не определены Законом "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", руководствуясь пунктом 1 статьи 245 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также указанными выше правовыми нормами, суд первой инстанции, исследовав и оценив по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации все представленные по делу доказательства, пришел к выводу о том, что доли участников общей собственности в квартире, расположенной по адресу: <...>, составили: доля И. - <...>, доля И.Т. - <...>, доля И.Л. - <...>, доля П. - <...>, однако, поскольку И. умер, с заявлением о принятии наследства после его смерти обратилась только И.Т., тогда как И.Л. от принятия наследства отказалась, а сведения о наличии других наследников отсутствуют, Петроградский районный суд Санкт-Петербурга пришел к правильному выводу о том, что требования П. о признании за ней права на долю в спорном жилом помещении в размере <...> (2/8), за ответчиком И.Л. - в размере <...> доли, за ответчиком И.Т. - в размере <...> (4/8) доли подлежат удовлетворению.

Судебная коллегия считает данные выводы суда первой инстанции обоснованными, соответствующими положениям примененного судом материального законодательства, а именно: статьям 244, 245 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 3.1 Федерального закона "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и представленным по делу доказательствам, подробно мотивированными и не опровергнутыми ответчиками в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции.

Разрешая требования П. об определении порядка пользования жилыми помещениями в спорной квартире, суд первой инстанции исходил из размера определенных долей участников общей собственности, учитывал планировку квартиры и место расположения комнат, и пришел к выводу о необходимости удовлетворения исковых требований об определении в пользование П. комнаты в спорной квартире размером 11,40 квадратного метра (по паспорту на квартиру от 13 октября 2004 года - 12,40 квадратного метра) N 6.

Судебная коллегия полагает, что указанный вывод суда является законным и обоснованным исходя из следующего.

Согласно положениям статьи 247 Гражданского кодекса Российской Федерации, владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом.

Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерно его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

По смыслу указанной нормы права, определение порядка пользования квартирой состоит в том, чтобы исходя из равенства прав, выделить каждому собственнику во владение и пользование часть имущества в виде отдельного жилого помещения.

В пункте 37 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01 июля 1996 года за N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указано, что, разрешая требование об определении порядка пользования имуществом, находящимся в долевой собственности, суд учитывает фактически сложившийся порядок пользования имуществом, который может точно не соответствовать долям в праве общей собственности, нуждаемость каждого из сособственников в этом имуществе и реальную возможность совместного пользования.

Принимая во внимание тот факт, что в ходе рассмотрения дела по существу истица ссылалась на то, что с момента вселения в спорную квартиру она занимала комнату N 6, в которой находятся ее личные вещи и мебель, тогда как сторона ответчиков не только не представила доказательств обратного, но и не возражала против данного факта, учитывая, что комната, которую истица просит определить ей в пользование, соразмерна доле П. в праве собственности на спорную квартиру, судебная коллегия считает обоснованным удовлетворение исковых требований в указанной части.

На основании изложенного, суд кассационной инстанции полагает, что при разрешении спора судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Довод кассационной жалобы о том, что судом не было привлечено к участию в рассмотрении дела в качестве третьего лица УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, не может быть признан судом состоятельным, поскольку не соответствует материалам дела, из которых усматривается, что УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области было привлечено к участию в рассмотрении дела в качестве третьего лица, кроме того, было извещено судом первой инстанции о времени и месте проведения судебного заседания 24 мая 2010 года.

Другие доводы кассационной жалобы по существу направлены на иное толкование действующего законодательства и переоценку доказательств, и не могут служить основанием к отмене постановленного по делу решения.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 24 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу И.Т. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь