Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 октября 2010 г. N 33-1789

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе А.Г.А. на решение Сасовского районного суда Рязанской области от 31 августа 2010 года, которым постановлено:

В иске А.Г.А. к МУЗ Пителинская центральная районная больница, ФГУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Рязанской области", ГУ - Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования РФ о признании несчастным случаем на производстве получение ее телесных повреждений в результате ДТП при выполнении служебных обязанностей 24 января 1996 года, об обязывании МУЗ Пителинская центральная районная больница составить Акт <...> о несчастном случае на производстве 24 января 1996 года, об обязывании ФГУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Рязанской области" определить степень утраты профессиональной трудоспособности, об обязывании ГУ - Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования РФ назначить все предусмотренные законом страховые выплаты в связи с несчастным случаем на производстве отказать.

Взыскать с истца А.Г.А. судебные расходы в виде оплаты за проведение очно-заочной медико-социальной экспертизы в сумме пятнадцать тысяч рублей 00 копеек, с перечислением данных денежных средств Федеральному государственному учреждению "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы" (г. Москва, <...>) ИНН получателя <...> КПП <...> УФК <...> (ФГУ "ФБМСЭ л/с <...>), счет <...> БИК <...> отделение <...> Московского ГТУ Банка России г. Москва <...>.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Вергазовой Л.В., объяснения представителя ГУ - Рязанское региональное отделение фонда социального страхования РФ Н.Н.А., возражавшего против доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

А.Г.А. предъявила к МУЗ Пителинская центральная районная больница, ФГУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Рязанской области", ГУ - Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования РФ иск о признании несчастным случаем на производстве полученных телесных повреждений в результате ДТП и признании законным акта о несчастном случае на производстве, об определении степени утраты трудоспособности и о назначении страхового обеспечения в связи с несчастным случаем на производстве, мотивируя тем, что 14 марта 1991 г. она была принята на работу в качестве главного врача Высоко-Полянской участковой больницы с разрешением совместительства 0,5 ставки врача - терапевта. Своего транспорта в их больнице не было. В Пителинской ЦРБ была одна машина скорой помощи. До 2002 года на сотрудников участковых больниц распространялось "Положение о враче-терапевте участковой поликлиники (амбулатории)" и "Положение об амбулатории". Согласно "Положению об амбулатории" в ее обязанности входило: "- оказание первой медицинской помощи при острых заболеваниях и несчастных случаях (травмы, отравления и т.п.) и при показаниях обеспечение направления больного в другое лечебно-профилактическое учреждение в соответствии с медицинскими показаниями". В ее обязанности согласно "Положению о враче-терапевте..." входило оказание экстренной медицинской помощи больным и своевременная госпитализация больных. 24 января 1996 г. из деревни Лукино ей сообщили, что шофер Ч.В.Н. получил тяжелую травму при ремонте автомашины. Она оказала ему первую медицинскую помощь и решила его госпитализировать в ближайшую больницу, где имеется реанимационное отделение, так как у него травматический шок первой степени и он в любой момент мог потерять сознание, поэтому она приняла решение везти его в Касимовскую ЦРБ, где имеется реанимационное отделение. При таком его состоянии ей необходимо было его сопровождать. На автомашине, предоставленной ТОО "Красный партизан", которой управлял К.В.П., Ч.В.Н. в ее сопровождении был доставлен в Касимовскую ЦРБ и сразу же был помещен в реанимационное отделение. При возвращении из Касимовской ЦРБ по вине водителя К.В.П. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого она получила травму головы и находилась на лечении в Пителинской ЦРБ и Сасовской ЦРБ. Поскольку она получила травму в процессе исполнения своих служебных обязанностей, то 21 марта 1996 г. был составлен Акт о несчастном случае на производстве. Здоровье ее постоянно ухудшалось. Согласно выписки из амбулаторной карты ей проводились курсы стационарного лечения в неврологическом отделении Сасовской ЦРБ с диагнозом: последствия черепно-мозговой травмы с синдромом вегето-сосудистой дисфункции. Она также лечилась амбулаторно и неоднократно консультирована неврологом ГУЗ Рязанской областной клинической поликлиники, который подтвердил диагноз: последствия ЧМТ с синдромом внутричерепной гипертензии. 17 сентября 2007 года по направлению из Пителинской ЦРБ она прошла обследование в "Главном бюро медико-социальной экспертизы по Рязанской области", в результате которого ей была установлена третья группа инвалидности с причиной "общее заболевание", поскольку представленный ею Акт о несчастном случае на производстве они не приняли во внимание.

В связи с изложенным просила признать несчастным случаем на производстве получение ею телесных повреждений в результате ДТП при выполнении служебных обязанностей 24 января 1996 года, обязать МУЗ Пителинская центральная районная больница составить Акт <...> о несчастном случае на производстве 24 января 1996 года, обязать ФГУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Рязанской области" определить степень утраты профессиональной трудоспособности, обязать ГУ - Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования РФ назначить все предусмотренные законом страховые выплаты в связи с несчастным случаем на производстве.

Районный суд отказал в удовлетворении заявленных требований, постановив об этом указанное решение.

В кассационной жалобе А.Г.А. просит решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным, передать дело на новое рассмотрение в тот же суд. В обоснование жалобы указано, что при вынесении решения суд необоснованно отказал ей в удовлетворении ходатайств - о назначении по делу ей бесплатного адвоката, о приглашении в судебное заседание инспектора по труду, о приложении к материалам дела формы Акта <...>. Суд не учел выводы судмедэкспертизы о том, что ДТП А.Г.А. получила травму, с последствиями которой лечится до сих пор и является с 2007 года инвалидом III группы, о том, что есть потеря трудоспособности. Суд не учел все обстоятельства по данному делу, в связи с чем выводы суда необоснованны. Кассатор также не согласен с тем, что она должна оплатить стоимость экспертизы.

Проверив законность и обоснованность принятого решения по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что оснований для его отмены не имеется.

При вынесении решения судом были проверены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Анализируя исследованные по этим обстоятельствам доказательства в их совокупности, суд оценил их в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 67 ГПК РФ, и пришел к обоснованному выводу об отказе А.Г.А. в удовлетворении исковых требований.

Так, материалами дела установлено, что главный врач В.-Полянской участковой больницы - по совместительству врач-терапевт - А.Г.А. 24 января 1996 г. сопровождала больного Ф.И.О.8 в Касимовскую ЦРБ на транспорте ТОО "Красный партизан", при возвращении А.Г.А. в этот же день из Касимовской ЦРБ произошло дорожно-транспортное происшествие. Со слов истицы в результате ДТП ей была причинена черепно-мозговая травма.

Рассматривая заявленные требования, суд правильно принял во внимание положения трудового кодекса, определяющие порядок проведения расследования несчастных случаев на производстве, а также "Положение о порядке расследования и учета несчастных случаев на производстве", утвержденного Постановлением Правительства РФ от 03.06.1995 N 558 и "Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей", утвержденных Постановлением Верховного Совета РФ от 24.12.1992 N 4214-1, из которых следует, что вред, причиненный здоровью работника возмещается только при условии, что несчастный случай произошел с работником как на территории работодателя, так и за ее пределами, а также во время следования к месту работы или с работы на транспорте, предоставленном работодателем.

Исходя из указанных положений и учитывая, что черепно-мозговая травма, полученная со слов истицы в результате ДТП 24 января 1996 г., во время следования на транспорте, предоставленном не работодателем, а на транспорте, принадлежащем ТОО "Красный партизан", суд пришел к обоснованному выводу о том, что данный случай не может быть отнесен к несчастному случаю на производстве.

Кроме того, доказательств, бесспорно подтверждающих факт получения А.Г.А. 24 января 1996 г. в результате дорожно-транспортного происшествия телесных повреждений в виде черепно-мозговой травмы, истицей суду не представлено, хотя в соответствии со ст. 56 ГПК РФ на нее возложена была такая обязанность.

Так, согласно сообщению Касимовской ЦРБ от 22.01.2009 <...>, А.Г.А. обращалась в приемное отделение МУЗ Касимовская ЦРБ 24.01.1996 в 23 часа 50 минут по поводу травмы. Дежурным врачом выставлен диагноз: "Ушиб области крестца". Касимовской ЦРБ 24.01.1996 22.01.2009 и отказов в госпитализации врач А.Г.А. возвращалась домой.

Согласно медицинским данным, имеющимся в материалах дела, А.Г.А. была впервые освидетельствована в четвертом составе ФГУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Рязанской области" 17.09.2007 и признана инвалидом третьей группы на срок до 01.10.2008, причина инвалидности - общее заболевание, степень ограничения способности к трудовой деятельности - первая. Переосвидетельствована 25.08.2008 в четвертом экспертном составе ФГУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Рязанской области", признана инвалидом третьей группы на срок до 01.10.2009, причина инвалидности "общее заболевание", степень ограничения способности к трудовой деятельности - первая. Очередным решением федерального государственного учреждения "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Рязанской области" от 24.10.2009 установлено:

- в группу основных заболеваний отнесены: "Бронхиальная астма смешанного генеза, средней тяжести, гормонозависимая. Пневмосклероз. Дыхательная недостаточность 1 - 2 степени",

- в группу сопутствующих заболеваний отнесены: "Цереброваскулярная болезнь, дисциркуляторная энцефалопатия с умеренным астеноневротическим синдромом".

А.Г.А. признана инвалидом третьей группы, с первой степенью ограничения способности к труду, с возможностью выполнения работы по специальности на 0,5 ставки, сроком на один год до 01.10.2010, с назначением срока очередного переосвидетельствования на август 2010 г.

Согласно данному заключению между последствиями черепно-мозговой травмы, полученной в результате дорожно-транспортного происшествия 24.01.1996, и признанием А.Г.А. инвалидом третьей группы прямая причинная связь отсутствует.

При этом заключение эксперта в части того, что у А.Г.А. 24.01.1996 в условиях дорожно-транспортного происшествия (травма в салоне автомобиля при столкновении последнего с другим автомобилем) возникла закрытая тупая черепно-мозговая травма характера сотрясения головного мозга и ее закономерными последствиями являются заболевания, входящие в группу сопутствующих: "Дисциркуляторная энцефалопатия с умеренным астеноневротическим синдромом", судом правильно не принято во внимание, поскольку данный вывод противоречит Заключению <...> ФГУ "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы" и исследованным доказательствам, кроме того данное заключение основано со слов освидетельствованной А.Г.А. и медицинских документах А.Г.А. но, при этом, не учитывались материалы гражданского дела, представленные на экспертизу.

Согласно заключению <...> ФГУ "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы" подтверждено - "Дисциркуляторная энцефалопатия с умеренным астеноневротическим синдромом", признанная в результате экспертизы закономерным последствием черепно-мозговой травмы, может быть как последствием черепно-мозговой травмы, а может быть и самостоятельным заболеванием.

Из медицинской карты А.Г.А. также установлено, что впервые диагноз "энцефалопатия" поставлен ей в 1994 году, то есть за два года до предполагаемой черепно-мозговой травмы.

Таким образом, бесспорно не подтверждено, что указанное заболевание является последствием черепно-мозговой травмы истицы.

При таких обстоятельствах суд пришел к правомерному выводу о том, что заявленные исковые требования А.Г.А. необоснованны, поскольку не подтверждаются соответствующими доказательствами, в связи с чем правильно отказал ей в удовлетворении исковых требований.

Учитывая, что по делу проводилась медико-социальная экспертиза ФГУ "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы", по инициативе суда соответствующие расходы не возмещались за счет средств федерального бюджета, а были возложены на истца А.Г.А., которая производство экспертизы не оплатила, в соответствии со ст. 98 ГПК РФ суд обоснованно возложил обязанность на А.Г.А. по оплате понесенных расходов при проведении указанной экспертизы в размере 15000 рублей.

Судебная коллегия полагает, что судом полно и всесторонне проверены обстоятельства дела, правильно определен круг юридически значимых по делу обстоятельств, дана объективная, соответствующая нормам процессуального права оценка доказательств. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам, достаточно аргументированы с применением норм материального права, регулирующего спорные отношения.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, о незаконности и необоснованности судебного решения, являются несостоятельными, и не могут быть приняты во внимание по изложенным выше основаниям. По существу они не опровергают выводы суда, сводятся лишь к несогласию с ними и субъективной оценке установленных обстоятельств, что не может рассматриваться в качестве достаточного основания для отмены обжалуемого определения суда.

Другие доводы жалобы - о не назначении по делу истице бесплатного адвоката, об отказе в приглашении в судебное заседание инспектора по труду, отказе в приложении к материалам дела формы Акта Н-1 - несостоятельны и к основаниям, предусмотренным законом, для отмены решения не относятся.

При таких обстоятельствах решение суда отвечает требованиям ст. 195 ГПК РФ о законности и обоснованности, в связи с чем оснований для его отмены не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Сасовского районного суда Рязанской области от 31 августа 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу А.Г.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь