Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 октября 2010 г. по делу N 33-30829

 

Ф/Судья: Клепикова Е.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Журавлевой Т.Г.

и судей Салтыковой Л.В., Кочергиной Т.В.,

при секретаре Т.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Кочергиной Т.В.

дело по кассационной жалобе Б. на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 02 июня 2010 г., которым постановлено: Исковые требования П. удовлетворить.

Обязать Б. привести жилое помещение квартиры N <...> и жилое помещение квартиры N <...> в прежнее состояние посредством возведения стены между указанными квартирами согласно поэтажного плана, в соответствии с которым в состав квартиры N <...>, общей площадью 25,0 кв. м, входит помещение под номером 3 (кухня), площадью 2,8 кв. м, а в состав квартиры N <...>, общей площадью 44,1 кв. м, входит помещение N 4 (кухня), площадью 3,8 кв. м.

Взыскать с Б. в пользу П. в возврат госпошлины 100 руб.

В удовлетворении встречного иска Б. к П. о признании договора найма жилого помещения частично недействительным, применении последствий недействительности ничтожной сделки, признании права собственности на квартиру - отказать,

 

установила:

 

П. обратилась в суд с иском к Б. об обязании привести жилое помещение в прежнее состояние, мотивируя свои требования тем, что 23.03.2006 года между ней и ДЖП и ЖФ г. Москвы был заключен договор социального найма на жилое помещение, расположенное по адресу: <...>, из которого следует, что предметом данного договора является отдельная двухкомнатная квартира общей площадью 25 кв. м, жилой 19, 4 кв. м. Однако фактически занимаемое П. жилое помещение представляет собой не двухкомнатную, а однокомнатную квартиру, общей площадью 22,2 кв. м, поскольку помещение площадью 2,8 кв. м (кухня), входящее в состав квартиры N <...>, посредством несанкционированной перепланировки, а именно заделки дверного проема и демонтажа стены, отошло к квартире <...>, граничащей с квартирой П. После чего, обустройство кухни в квартире N 5 было произведено в жилой комнате размером 8,4 кв. м, в то время как истец с 2006 года осуществляет оплату за предоставленное жилое помещение исходя из общей площади 25 кв. м, жилой 19,4 кв. м. П. просила суд обязать Б., занимающую квартиру <...>, привести жилые помещения квартир N <...> в прежнее состояние, посредством возведения стены между указанными квартирами согласно поэтажному плану, в результате чего помещение размером 2,8 кв. м, входящее в настоящее время в состав квартиры N <...>, должно перейти в состав квартиры N <...>.

Ответчицей Б. был заявлен встречный иск о признании частично недействительным договора социального найма, заключенного между П. и ДЖП и ЖФ г. Москвы по основаниям ст. 168 ГК РФ в части п. 1.1. договора о предоставлении П. "квартиры N <...>, состоящей из 2-х комнат, площадью 19,4\25,0 кв. м, поскольку фактически была предоставлена однокомнатная квартира, жилой площадью 11 кв. м, общей площадью 22,2 кв. м. Б. просила также суд применить последствия недействительности ничтожной сделки, а именно внести изменения в предмет сделки и указать вместо "квартира N <...>, состоящая из 2-х комнат, площадью 19,4\25 кв. м" - "квартира N <...>, состоящая из одной комнаты, площадью 11,0\22,2 кв. м". Кроме того, в своем дополнительном встречном исковом заявлении Б. просила суд признать за ней право собственности на квартиру N <...>, размером 46,97 кв. м. Иск мотивирован тем, что П. с 2006 года пользовалась именно однокомнатной квартирой, площадью 11,0\22,2 кв. м, оснований для постановки П. на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий и предоставления ей спорного жилого помещения.

П. в судебное заседание не явилась, извещена о месте и времени слушания дела надлежащим образом. Ее представитель по доверенности С. в судебное заседание явилась, исковые требования поддержала, против удовлетворения встречного иска возражала по доводам, изложенным в отзывах на встречный иск.

Ответчик Б., а также ее представитель адвокат Васильева Н.Г. в судебное заседание явились, против удовлетворения иска возражали, пояснив, что Б. длительное время занимает жилое помещение в виде трехкомнатной квартиры N <...>, размером именно 46,97 кв. м, такая планировка квартиры существует с 1960-х годов, когда устанавливалось газовое оборудование, и в случае, если площадь кухни 2,8 кв. м перейдет к квартире N <...>, то придется демонтировать газовое оборудование, в связи с чем принадлежащее ей жилое помещение останется без газа. Встречные исковые требования поддержали в полном объеме.

Представитель ДЖП и ЖФ г. Москвы в судебное заседание не явился, о месте и времени рассмотрения дела извещен надлежащим образом, возражений на первоначальный иск и встречный иск не представил, о причинах неявки суд не уведомил.

Суд постановил указанное выше решение, с которым не согласна Б. по доводам кассационной жалобы.

Изучив материалы дела, выслушав стороны по делу, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает не находит оснований к отмене решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

Разрешая спор, суд правильно руководствовался положениями ст. ст. 26, 29 Жилищного кодекса РФ и пришел к обоснованному выводу об удовлетворении требований. При этом исходил из того, что фактическая планировка помещений, в результате которой из площади П. квартиры исключена площадь кухни, безусловно, нарушает ее права и законные интересы, т.к. она, получив в установленном законом порядке по договору социального найма с ДЖП и ЖФ г. Москвы жилое помещение, находящееся в собственности города Москвы, состоящее из двух комнат и включающее в себя площадь кухни 2,8 кв. м, реально пользуется однокомнатной квартирой площадью 22,2 кв. м, в состав которой не входит площадь указанной кухни.

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что П. состояла на учете по улучшению жилищных условий, в 2006 году ей было предоставлено жилое помещение в виде отдельной двухкомнатной квартиры общей площадью 25 кв. м, жилой - 19, 4 кв. м, что подтверждается распоряжением о передаче жилой площади от 31.05.2005 г., копией протокола совместного заседания администрации профкома и жилищно-бытовой комиссии УСЗН САО г. Москвы от 15.12.2005 г. и копией распоряжения Префекта САО г. Москвы от 10.03.2006 г. (л.д. 7, 8, 9 - 10).

23.03.2006 года между истцом и ДЖП и ЖФ г. Москвы был заключен договор социального найма на указанное жилое помещение, в соответствии с которым истице было предоставлено в бессрочное возмездное владение и пользование жилое помещение, относящееся к собственности г. Москвы, расположенное по указанному адресу, в виде отдельной двухкомнатной квартиры общей площадью 25 кв. м, жилой 19, 4 кв. м. На указанное жилое помещение открыт финансово-лицевой счет и с момента предоставления истице квартиры она производит оплату жилищно-коммунальных услуг, исходя именно из общей площади помещения 25 кв. м.

Согласно экспликации на данную квартиру, в состав квартиры входят: жилая запроходная комната 11,0 кв. м, жилая проходная комната 8,4 кв. м, кухня 2,8 кв. м, уборная 1,2 кв. м, коридор 1,6 кв. м.

Также из материалов дела усматривается, что ТБТИ учет жилого дома по адресу: <...> осуществлялся неоднократно, а именно 1940 г., 1950 г., 1960 г. (дважды), 2006 г. и 2007 г. на все произведенные изменения в квартире N <...> и N <...> по указанному адресу разрешения на перепланировку и переоборудование в Северное ТБТИ не предъявлены.

Однако фактически занимаемое истцом жилое помещение представляет собой не двухкомнатную, а однокомнатную квартиру, общей площадью 22,2 кв. м, что подтверждается копиями поэтажных планов с экспликациями, Истец указывала, что в связи с данным фактом обустройство кухни в квартире N <...> было произведено в жилой комнате размером 8,4 кв. м.

Также судом установлено, что согласно архивным правоустанавливающим документам на квартиру N <...>, 12.07.1996 года между Советом общественного самоуправления поселка "Сокол" и Т., наследником которой является Б., был заключен договор социального найма на квартиру N <...>, согласно которому площадь данного жилого помещения составляет 44, 1 кв. м. Аналогичный размер площади указан и во всех иных документах, в том числе в договоре передачи N 09В506-000048 от 07.08.1996 г., в соответствии с которым указанная квартира была передана Советом общественного самоуправления поселка "Сокол" в собственность Т., в заявлении на приватизацию, выписки из протокола заседания окружной комиссии САО по приватизации и управлению жилищным фондом г. Москвы, копии финансового лицевого счета, поэтажном плане с экспликацией, то есть во всех документах, предоставленных для регистрации перехода права собственности на квартиру к Т. в порядке приватизации. Из поэтажного плана также усматривается, что он соответствует технической документации на данное жилое помещение, поскольку каких-либо отметок о том, что перепланировка была произведена без оформления соответствующей разрешительной документации, данный поэтажный план не содержит, указано, что копия снята по состоянию на 1991 год.

Кроме того, сведения о том, что площадь квартиры N <...> должна составлять 44, 1 кв. м, содержится также в свидетельстве о праве собственности на жилище и в справке ДЖП и ЖФ г. Москвы о зарегистрированных правах.

21.02.2008 г. Т. умерла; 24.12.2008 г. нотариусом г. Москвы К. ответчице Б. было выдано свидетельство о праве наследство по закону, в соответствии с которым наследственное имущество состоит из квартиры N <...>, общей площадью 44,1 кв. м, жилой площадью 35,1 кв. м.

При этом суд также установил, что в материалы наследственного дела была представлена справка БТИ о том, что площадь данной квартиры составляет 46,9 кв. м по данным технического учета на дату последнего обследования 11.09.2007 г., а на дату предыдущего обследования 44,1 кв. м (л.д. 146). Наличие данной справки послужило основанием для выдачи свидетельства о праве на наследство по закону на квартиру, общей площадью 44,1 кв. м.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу об отсутствии каких-либо правовых оснований для включения площади размером 2,8 кв. м, являющаяся кухней квартиры N <...>, в состав квартиры N <...>.

В нарушение ст. 56 ГПК РФ ответчик не представила доказательств, подтверждающие наличие разрешений на перепланировку спорной площади в установленном законом порядке.

При таких данных вывод суда об отказе в удовлетворении требований Б. о признании договора социального найма жилого помещения, заключенного между ДЖП и ЖФ г. Москвы и П. недействительным в части, применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании за Б. права собственности на спорное жилое помещение расположенное по адресу: <...>, размером 46,97 кв. м, является обоснованным, и основанным на совокупности и надлежащей оценке собранных по делу доказательств.

Вывод суда по заявлению о пропуске срока исковой давности является правильным и основан на положениях ст. 208 ГК РФ.

Доводы кассационной жалобы о фактическом использовании с 1964 года обоих жилых помещений в той планировке, которая имеется на момент рассмотрения иска, являются несостоятельными, поскольку такие обстоятельства не могут рассматриваться как правовые и юридически значимые для удовлетворения требований Б. и отказа в удовлетворении требований П., и не основаны на законе.

По этим же основаниям не может повлечь отмену решения суда довод кассационной жалобы об установлении газового оборудования в спорных жилых помещениях и невозможности его использования в случае исполнения решения суда. Судом дана надлежащая оценка доказательствам, имевшимся в деле на момент рассмотрения дела в суде. При этом суд обоснованно указал, что само по себе нахождение на спорной площади газового оборудования квартиры N <...>, сведений об установлении которого ГУП "Мосгаз" отсутствуют, не свидетельствуют о законности перепланировки и наличии законных оснований на спорную жалую площадь у Б.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что приведение спорных помещений в первоначальное состояние невозможно ввиду установленного в них газового оборудования, суду первой инстанции не представлено. Не содержится таких выводов и в заключении ООО "Лаборатория строительной экспертизы" от 27 августа 2010 года, представленном суду кассационной инстанции, а также ответе ГУП "Мосгаз", поскольку в указанных документах имеется лишь ссылка на помещения N <...> и <...> по вопросу установки в них газового оборудования.

Иных доводов к отмене решения суд кассационная жалоба Б. не содержит.

При таких данных, судебная коллегия считает, что, разрешая спор, суд, руководствуясь нормами действующего жилищного законодательства, правильно определил юридически значимые обстоятельства; данные обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными доказательствами, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ; выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Савеловского районного суда г. Москвы от 02 июня 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь