Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2010 г. по делу N 33-33540

 

Судья: Цой Е.Э.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Горновой М.В.

судей Гороховой Н.А., Дедневой Л.В.

при секретаре П.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дедневой Л.В.

дело по кассационной жалобе Б. на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 18 августа 2010 года, которым постановлено:

в удовлетворении иска Б. к Д. о признании договора пожизненной ренты от 01.12.1999 года ничтожным, о признании государственной регистрации права собственности, свидетельства о государственной регистрации права собственности недействительными, о применении последствий недействительности ничтожной сделки, о признании права собственности на квартиру - отказать.

 

установила:

 

Б. обратилась в суд к Д. с иском о признании договора ренты с пожизненным проживанием от 1 декабря 1999 года ничтожным, о признании государственной регистрации права собственности, свидетельства о государственной регистрации права собственности недействительными, о применении последствий недействительности ничтожной сделки, о признании права собственности на квартиру, расположенную по адресу: <...>, *** ссылаясь на то, что оспариваемый договор от 1 декабря 1999 года ее дедушка - И.В. заключил под принуждением своей супруги - И., находясь в подавленном состоянии, вызванном смертью дочери, наступившей 12 октября 1999 года, согласие его супруги на заключение данной сделки было получено на следующий день после подписания договора ренты, после смерти И.В. его супруга И. обращалась в суд с заявлением о признании договора ренты от 1 декабря 1999 года недействительным по мотивам отсутствия ее предварительного согласия на совершение сделки, однако в удовлетворения иска ей было отказано.

В судебное заседание истец явилась, исковые требования поддержала, пояснила, что не оспаривает подпись И.В. на доверенности от 2 декабря 1999 года, однако полагает, что доверенность выполнена с помощью технических средств и с использованием различных документов, подпись И.В. была перенесена на доверенность с другого документа с использованием технических средств.

Ответчик в суд явилась, требования истца не признала по основаниям, изложенным в письменных возражениях.

Третье лицо - нотариус города Москвы К. в суд не явился, о дне слушания дела был извещен надлежащим образом.

Представитель третьего лица - ОАО "Жилсоцгарантия" в суд не явился, о дне слушания дела был извещен надлежащим образом, ранее представил письменные возражения на иск.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит истец в кассационной жалобе.

На заседание судебной коллегии нотариус К. не явился, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещался судом надлежащим образом.

Судебная коллегия, в соответствии со ст. 354 ГПК РФ, полагает возможным рассмотреть кассационную жалобу в отсутствие нотариуса К.

Проверив материалы, выслушав истца, ответчика, представителя ОАО "ЖИЛСОЦГАРАНТИЯ" по доверенности Ф., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

Согласно ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу ст. 583 ГК РФ, по договору ренты одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме.

По договору ренты допускается установление обязанности выплачивать ренту бессрочно (постоянная рента) или на срок жизни получателя ренты (пожизненная рента). Пожизненная рента может быть установлена на условиях пожизненного содержания гражданина с иждивением.

Согласно ст. 584 ГК РФ, договор ренты подлежит нотариальному удостоверению, а договор, предусматривающий отчуждение недвижимого имущества под выплату ренты, подлежит также государственной регистрации.

В соответствии со ст. 181 ГК РФ, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В силу ст. 199 ГК РФ, требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно ст. 2 ФЗ N 109 от 1 июля 2005 года "О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Установленный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный Гражданским кодексом Российской Федерации срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

Судом по делу установлено, что 1 декабря 1999 года между И.В. и Д. был заключен договор пожизненной ренты, в соответствии с которым И.В. передал принадлежащую ему на праве собственности двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу: <...>, в собственность Д. под выплату ему и И. пожизненной ренты.

Данный договор был удостоверен нотариусом города Москвы К. 1 декабря 1999 года, реестр N <...> и зарегистрирован 2 декабря 1999 года в Управлении регистрации прав и сделок с жилыми помещениями Департамента муниципального жилья и жилищной политики города Москвы.

По передаточному акту от 2 декабря 1999 года указанная квартира была передана Д.

18 декабря 2005 года И.В. умер.

В ходе судебного разбирательства судом по делу было назначено проведение судебно-технической экспертизы подлинника доверенности, выданной от имени И.В. на имя И. от 2 декабря 1999 года, удостоверенной нотариусом города Москвы К. с целью проверки довода истца об изготовлении указанной доверенности с помощью технических средств и с использованием других документов, содержащих подлинную подпись И.В., и довода о переносе подлинной подписи И.В. на доверенность с другого документа в доверенность от 2 декабря 1999 года с использованием технических средств.

Согласно заключению судебно-технической экспертизы N <...> от 22 июля 2010 года, в доверенности от имени И.В. на имя И., составленной в г. Москве 2 декабря 1999 года и удостоверенная нотариусом К., реестр N <...>, краткая рукописная удостоверительная запись "И.В." и подпись от его имени выполнены пишущим прибором - пастой шариковой ручки фиолетового цвета, следов и признаков применения технических средств (включая электрофотографическим способом на печатающем устройстве для ЭВМ с цифровой обработкой оригинала и монтажа текста) при выполнении удостоверительной записи подписи от имени "доверителя" И.В. на доверенности от 2 декабря 1999 года не обнаружено; оттиск круглой гербовой печати с текстом "город Москва нотариус К.", расположенный слева внизу доверенности от 2 декабря 1999 года, нанесен клише печати штемпельной краской, представляющими собой водно-спиртовые раствор органического красителя сине-серого цвета и следов ксерокопирования или сканирования не обнаружено.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. ст. 67, 187 ГПК РФ, в том числе заключению эксперта, и с учетом требований закона, правомерно пришел к выводу об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований, поскольку доказательства, подтверждающие обоснованность заявленных требований, истцом, в нарушение ст. 56 ГПК РФ, в суд представлены не были.

Кроме того, доводы истца о то, что доверенность от 2 декабря 1999 года была изготовлена с помощью технических средств и с использованием других документов, содержащих подлинную подпись И.В., а подлинная подпись И.В. была перенесена на доверенность от 2 декабря 1999 года с другого документа с использованием технических средств, суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание, поскольку они ничем не подтверждаются и опровергаются материалами дела, в том числе заключением эксперта, которому судом была дана оценка в совокупности с собранными по делу доказательствами.

Также суд первой инстанции правомерно сослался на пропуск Б. срока исковой давности по требованиям о применении последствий ничтожной сделки, так как договор пожизненной ренты от 1 декабря 1999 года был исполнен 2 декабря 1999 года, а требования о применении последствий ничтожной сделки были заявлены истцом только 17 августа 2009 года. Доказательства уважительности пропуска срока исковой давности истцом в суд представлены не были.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправданны, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему гражданскому делу таких обстоятельств не установлено, в связи с чем судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции о неправомерности заявленных истцом требований основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм закона, переоценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 18 августа 2010 года - оставить без изменения, а кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь