Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2010 г. по делу N 33-33673

 

Судья Буторина М.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Ионовой И.А.

и судей Шерстняковой Л.Б., Дегтеревой О.В.

с участием адвокатов Деменковой Т.Ф., Ухорской С.Ф.

при секретаре О.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Шерстняковой Л.Б.

дело по кассационной жалобе истица Д.Т. в лице представителя Деменковой Т.Ф.

на решение Симоновского районного суда г. Москвы от 10 июня 2010 года,

которым постановлено:

"В удовлетворении требований Д.Т. к О. о признании договора дарения недействительным, применения последствий недействительности сделки - отказать".

 

установила:

 

Д.Т. обратилась в суд с иском, в котором просит признать недействительным договор дарения 1/2 доли в квартире N, расположенной по адресу: <...>, применить последствия ничтожной сделки, мотивируя свои требования тем, что договор дарения не подписывала.

В судебном заседании истица изменила основание иска и просила признать договор дарения 1/2 доли в квартире N, расположенной по адресу: <...>, заключенный между нею и ответчицей 07 июня 2006 года недействительным, применить последствия недействительности сделки, прекратив право собственности на спорную долю за ответчицей, мотивируя свои требования тем, что в момент совершения сделки она не понимала значение своих действий, поскольку перенесла ряд заболеваний (инсульт и инфаркт сосудов головного мозга, была черепно-мозговая травма, расстройство психического состояния) (том 1 л.д. 56).

В судебном заседании истица и ее представитель на удовлетворении требований настаивали.

В судебном заседании представитель ответчицы, ответчица просили отказать в удовлетворении требований, ссылаясь на их необоснованность.

Представитель третьего лица УФРС по г. Москве не явился, причины неявки суду не известны.

Третье лицо Б. просил требования удовлетворить.

Суд постановил выше приведенное решение, об отмене которого просит истица Д.Т. в лице представителя Деменковой Т.Ф. по доводам кассационной жалобы, считая его незаконным.

Представитель УФРС по г. Москве в заседание судебной коллегии не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещался надлежащим образом, в силу ст. 354 ГПК РФ судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя УФРС по г. Москве.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя Д.Т. по ордеру - адвоката Деменковой Т.Ф., представителя О. по доверенности и ордеру - адвоката Ухорской С.Ф., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Суд разрешая спор между сторонами и отказывая истцу в удовлетворении исковых требований руководствовался положениями ст. 177 ГК РФ и пришел к обоснованному выводу о том, что при рассмотрении дела не нашло свое подтверждение то обстоятельство, что в момент подписания договора дарения 1/2 доли в квартире N, расположенной по адресу: <...> Д.Т. не понимала значение своих действий и руководить ими.

Судом установлено, что 07 июня 2006 года между Д.Т. и О. заключен договор дарения 1/2 доли в квартире N, расположенной по адресу: <...>.

В ходе рассмотрения дела была проведена судебно-психиатрическая экспертиза, проведение которой было поручено ПКБ N 1 им. Н.А. Алексеева. Из заключения комиссии экспертов психиатрической клинической больницы N 1 им. Н.А. Алексеева от 28 мая 2009 года в связи с неясностью клинической картины, отсутствием в интересующий суд период сведений о психическом состоянии Д.Т., отсутствием, сведений из ПНД, городской поликлиники, решить диагностические и экспертные вопросы не представляется возможным. В связи с чем 22 октября 2009 года была проведена дополнительная экспертиза, согласно выводов которой Д.Т. нарушения психики были столь выражены, что на период составления ею договора дарения от 07 июня 2006 года с большей долей вероятности лишали ее способности понимать значение своих действий и руководить ими.

Из показаний врача докладчика эксперта А., допрошенного в судебном заседании следует, что выводы носят вероятностный характер, так как в медицинских картах нет сведений о психическом состоянии Д.Т. При этом основанием для заключения 22 октября 2009 года послужила, в том числе запись врача-невролога от 11 ноября 2008 г. в амбулаторной карте из Поликлиники N 27, согласно которой у Д.Т. в ходе осмотра на дому отмечено умеренное познавательное снижение, а также данные из ПНД 10 о том, что у Д.Т. в 1986 году был диагноз шизофрения, однако в 1996 году она снята с учета и более не наблюдалась.

В судебном заседании эксперт врач докладчик А. не смог пояснить как обращение Д.Т. к врачу-неврологу 11 ноября 2008 года (согласно представленной на экспертизу медицинской карты из Поликлиники N 27 и отсутствующей на момент проведения экспертизы 28 мая 2009 года) соотноситься к психическому состоянию на июнь 2006 года.

Поскольку в экспертных заключениях имелись противоречия, вероятностного характера выводов эксперта в заключении от 22 октября 2009 года, по делу была проведена судебно-психиатрическая экспертиза в ФГУ Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

Из выводов экспертов ФГУ Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского от 26.04.2010 года в связи с отсутствием подробного описания психического состояния Д.Т. на период заключения сделки и взаимоисключающей информации, содержащейся в свидетельских показаниях оценить выраженность имевшихся у нее в тот период психических расстройств и решить экспертные вопросы о ее способности понимать значение своих действий не представляется возможным.

В судебных заседаниях были допрошены свидетели (...), (...), (...) и (...), суд дал правовую оценку показаниям данных свидетелей. В связи с чем, не принял во внимание показание свидетелей (...), (...) не подтверждены письменными материалами дела, а кроме того, показания допрошенных свидетелей являются взаимоисключающими.

На основании вышеизложенного оснований для удовлетворения требований истца у суда не имелось, поскольку доказательства подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывал свои требования, в ходе рассмотрения дела не установлены.

Оснований не согласиться с указанными выводами суда не имеется, так как они основаны на материалах дела и обстоятельствах дела, установленных в судебном заседании.

Суд дал надлежащую оценку всем имеющимся в материалах дела доказательствам, в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Не могут служить основанием для отмены решения суда, доводы кассатора о том, что суд не правильно дал оценку доказательствам, имеющимся в материалах дела, поскольку несогласие кассатора с оценкой суда не является основанием для отмены решения суда.

Оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы судебная коллегия не находит, так как суд с достаточной полно исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую правовую оценку представленным доказательствам, выводы суда не противоречат материалам дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены, нормы материального права, подлежащие применению к спорным правоотношениям, судом применены правильно.

Руководствуясь ст. ст. 360 - 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Симоновского районного суда г. Москвы от 10 июня 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь