Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2010 г. по делу N 33-33703

 

Ф/судья Лагунова О.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Ионовой И.А.

судей Харитонова Д.М., Малыхиной Н.В.

при секретаре О.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Малыхиной Н.В.

дело по кассационной жалобе Я. на решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 07 июля 2010 г., которым постановлено: В удовлетворении исковых требований Я. к А. о признании завещания недействительным и признании права собственности в порядке наследования по закону - отказать.

 

установила:

 

Истец Я. обратилась в суд с иском к А. о признании завещания недействительным, о признании права собственности в порядке наследования по закону, мотивируя свои требования тем, что она является единственным наследником по закону ее брата П., умершего 01.07.2008 г., после смерти которого, открылось наследство в виде квартиры, расположенной по адресу <...>, и она полагала, что составленное 10.06.2008 года завещание ее братом П., по которому он все свое имущество, принадлежащее ему ко дню смерти, завещал А., является недействительным, поскольку ее брат при жизни страдал рядом заболеваний, принимал наркосодержащие препараты, что не позволяло ему на момент составления завещания понимать значение своих действий и руководить ими.

Истец и представитель истца в суде исковые требования поддержали и просили их удовлетворить.

Ответчик и ее представитель возражали в суде против удовлетворения исковых требований.

Третье лицо нотариус г. Москвы В. в суд не явилась, была извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, возражений на иск не представила, об отложении слушания дела не заявляла. В материалах дела имеется заявление представителя третьего лица, которая давала ранее пояснения в суде о том, что в момент собственноручного подписания завещания П., сомнений в его личности, адекватности и дееспособности у нее не возникало и она просила в удовлетворении иска отказать.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого по доводам кассационной жалобы просит Я., как незаконного.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя Я. - Л. (по доверенности от 11.12.2008 г.), А., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что решение суда постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами и материалами дела, требованиями закона, ст. 177 ГК РФ, ч. 1 ст. 1131 ГК РФ, ст. ст. 56, 67, 79 ГПК РФ, и отмене не подлежит, по следующим основаниям.

Судом первой инстанции установлено, что 01.07.2008 г. умер П., 03.08.1947 г.р. (л.д. 9), которой являлся родным братом истицы Я.(л.д. 10 - 12).

Истица является наследником по закону второй очереди, наследников первой очереди и иных наследников второй очереди судом не было установлено.

04.07.2008 г. Я. обратилась к нотариусу г. Москвы В. с заявлением о принятии наследства по закону после смерти брата П., в связи с чем, было заведено наследственное дело N <...>.

Согласно справке от 08.12.2008 г. наследником, обратившимся к нотариусу, кроме Я., является А. (л.д. 20), по завещанию, составленному 10.06.2008 г. - П., согласно которому все свое имущество, принадлежащее ему ко дню смерти, он завещал А. (л.д. 13).

В силу ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Согласно заключению проведенной по делу посмертной судебно-психиатрической экспертизы, при жизни у П. обнаруживалось органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями. Однако отсутствие информативной четкости и неоднозначность сведений (основополагающих записей) в медицинской документации, касающихся психического состояния П. (мнестико-интеллектуальная, эмоционально-волевая сфера; прогностические, критические проявления), не позволяли экспертам дать ретроспективное экспертно-клиническое судебно-психиатрическое определение степени (глубины) выраженности имевшихся психических нарушений у П., а также дать заключение (с учетом свидетельских показаний об особенностях психики, образа жизни, поведения завещателя) о способности его понимать значение своих действий и руководить ими на момент составления завещания от 10.06.2008 г.

В соответствии с ч. 1 ст. 1131 ГК РФ, при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание).

Разрешая заявленные требования и оценив представленные доказательства в совокупности, заключение посмертной судебно-психиатрической экспертизы, показания допрошенных свидетелей, судебная коллегия полагает, что суд пришел к правильному выводу, что П. при жизни, 10.06.2008 года, написав завещание, выразил свое волеизъявление относительно принадлежащего ему имущества в пользу А., и поскольку суду в силу требования ст. 56 ГПК РФ не было представлено доказательств недействительности завещания от 10.06.2008 г., а также того, что П. не отдавал отчет своим действиям и не мог руководить ими в момент написания завещания, то суд обоснованно отказал в удовлетворении заявленных Я. требований о признании завещания недействительным и признании права собственности в порядке наследования по закону.

Судебная коллегия полагает, что решение суда не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона.

Довод кассационной жалобы о том, что суд не дал правовой оценки совокупности представленных истицей доказательств, является несостоятельным, поскольку суд вправе согласно ст. 67 ГПК РФ оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, а несогласие заявителя с оценкой доказательств, не может служить основанием к отмене решения суда.

Ссылка в жалобе на то, что по делу не была назначена дополнительная экспертиза, не является основанием к отмене решения суда, так как Я., при несогласии с заключением проведенной по делу посмертной судебно-психиатрической экспертизы, не была лишена возможности заявить ходатайство о проведении по делу дополнительной экспертизы и предоставить дополнительные доказательства, что ею в суде сделано не было.

Кроме того, как усматривается из протокола судебного заседания от 07.07.2010 года, истица Я. и ее представитель были согласны на рассмотрение дела судом по представленным доказательствам.

Другие доводы кассационной жалобы направлены на переоценку выводов суда, были предметом исследования суда, направлены на иную оценку доказательств по делу и иное толкование и применение закона, в связи с чем не могут служить основанием к отмене судебного решения.

Суд с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела. Значимые по делу обстоятельства судом установлены правильно. Нарушений норм материального и процессуального закона коллегией не установлено, в связи с чем, оснований для отмены решения суда не имеется.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 360, п. 1 ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 07 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Я. без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь