Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2010 г. по делу N 33-5420

 

Судья: Перова Т.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Мельниковой Н.А.

судей Рябихина О.Е., Соболевой И.В.

при секретаре Т.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе К.Н.В.

на решение Октябрьского районного суда г. Саратова от 17 сентября 2010 года, которым

К.Н.В. в удовлетворении исковых требований к К.В.В. о прекращении права пользования жилым помещением по адресу:, снятии с регистрационного учета, отказано.

Признаны недействительными: свидетельство о праве на наследство по закону, выданное 23 марта 1995 года К.Е.П. на жилой дом, договор дарения жилого дома и земельного участка от 4 июня 2008 года, заключенный между К.Е.П. и К.Н.В.

Право собственности К.Н.В. на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: прекращено.

На К.Н.В. возложена обязанность не чинить К.В.В. препятствия в пользовании жилым домом, передать ключи от входной двери.

В удовлетворении исковых требований К.В.В. о возложении на К.Н.В. обязанности передать домовую книгу отказано.

Заслушав доклад судьи Мельниковой Н.А., объяснения представителя К.Н.В. - Т.С. (доверенность от 22.04.2010 года), поддержавшего кассационную жалобу, объяснение представителя К.В.В. - адвоката Фроловой Т.И. (ордер N 664 от 25.10.2010 года), согласившейся с решением суда, судебная коллегия

 

установила:

 

К.Н.В. обратился в суд с иском к К.В.В. о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета. В обоснование иска ссылался на то, что на основании договора дарения жилого дома и земельного участка от 4 июня 2008 года, заключенного между ним и К.Е.П., является собственником жилого дома. Ответчик зарегистрирован в спорном доме в качестве члена семьи прежнего собственника К.Е.П., однако фактически в доме не проживает. Переход права собственности на жилое помещение к новому собственнику является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника. Поскольку на неоднократные просьбы сняться с регистрационного учета по месту жительства в доме К.В.В. отвечает отказом, просил удовлетворить заявленные требования.

К.В.В. предъявил встречный иск об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, признании недействительными свидетельства о праве на наследство по закону, договора дарения жилого дома и земельного участка, ссылаясь на те обстоятельства, что истец К.Н.В. является его родным братом. Право собственности на жилой дом в 1954 году было зарегистрировано на имя отца К.В.П. После его смерти, наступившей 31 августа 1994 года, в права наследования вступила только мать К.Е.П., скрыв от нотариуса наличие у наследодателя других наследников - сыновей К.В.В. К.Н.В. и дочери Я. Истец фактически принял наследство после смерти отца К.В.П., поскольку постоянно проживал вместе с матерью в жилом доме, зарегистрирован в нем по месту жительства, другого жилья не имеет. В 2008 году брат К.Н.В. вывез мать по месту своего жительства, так как между сторонами сложились неприязненные отношения, закрыл дом, лишил заявителя возможности пользоваться жилищем, личными вещами. После обращения К.Н.В. с иском о прекращении у заявителя права пользования спорным домом, К.В.В. узнал о наличии договора дарения. С целью защиты нарушенного права, просил удовлетворить иск.

Решением Октябрьского районного суда г. Саратова от 17 сентября 2010 года встречный иск К.В.В. удовлетворен частично, К.Н.В. в иске отказано.

В кассационной жалобе К.Н.В. просит решение суда отменить полагает, что суд неправомерно признал свидетельство о праве на наследство недействительным в полном объеме, без учета обстоятельств принадлежности матери К.Е.П. половины дома, как пережившей супруге, без учета ее доли в открывшемся наследстве.

Проверив законность и обоснованность решения суда с учетом доводов, изложенных в кассационной жалобе, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене в части.

При разрешении спора суд правильно применил закон, регулирующий спорные правоотношения.

Статья 532 Гражданского кодекса РСФСР устанавливала, что при наследовании по закону наследниками в равных долях являются в первую очередь - дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего.

Согласно статьи 546 названного кодекса, для приобретения наследства наследник должен его принять. Признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или, когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства.

В силу части 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

На основании исследования и оценки всех представленных обеими сторонами доказательств судом установлено, что после смерти 30 августа 1994 года наследодателя К.В.П., открылось наследство в виде жилого дома, принадлежащего наследодателю на основании договора о предоставлении в бессрочное пользование земельного участка под строительство индивидуального жилого дома на праве личной собственности, удостоверенного Первой Саратовской государственной нотариальной конторой 31 декабря 1953 года по реестру N 3-11120, зарегистрированного в бюро технической инвентаризации г. Саратова 28 февраля 1957 года.

Наследниками имущества являлись супруга К.Е.П. (брак зарегистрирован 9.03.1954 года), дети К.Н.В., К.В.В. и Я. Однако, наследство путем обращения 23 марта 1995 года к нотариусу с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство по закону, приняла только К.Е.П. указав не соответствующие действительности сведения о том, что других наследников первой очереди не имеется.

Вместе с тем, К.В.В. с 1954 года проживал с родителями К.В.П. и К.Е.П. в спорном доме. На момент смерти наследодателя К.П.В. был зарегистрирован в жилом помещении, продолжал проживать в доме с матерью К.Е.П. до момента возникновения в семье конфликтной ситуации, ежемесячно давал деньги для оплаты коммунальных услуг, благоустраивал дом, содержал его в надлежащем состоянии.

Установление указанных обстоятельств позволило суду прийти к обоснованному выводу о фактическом вступлении К.В.В. во владение наследственным имуществом - жилым домом после смерти отца К.В.П., и как следствие принадлежности принятого наследства со дня его открытия, т.е. с 30 августа 1994 года.

Поскольку К.В.В. с 1994 года является собственником части наследственного имущества, суд правомерно отказал К.Н.В. в удовлетворении требований о прекращении у ответчика права пользования жилым домом.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда об отсутствии необходимости определения долей в наследственном имуществе, поскольку доли всех наследников вправе определить нотариус, без определения их судом.

При разрешении спора, суд правильно применил к спорным правоотношениям часть 1 статьи 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации согласно которой, по признании наследника принявшим наследство, суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе.

Исходя из приведенной правовой нормы, именно суд при наличии спора между наследниками определяет их доли в наследственном имуществе.

В нарушение требований закона, суд имеющие значение для дела обстоятельства: состав наследственного имущества; круг наследников, претендующих на доли в данном имуществе; принятие наследниками наследства; размер долей принявших наследство наследников, в качестве юридически значимых не определил, на обсуждение не поставил, заинтересованных лиц к участию в деле не привлек, не предложил участникам процесса представить доказательства в подтверждение своих требований или возражений.

При таких обстоятельствах, решение суда в части признания недействительными: свидетельства о праве на наследство по закону от 3 марта 1995 года на имя К.Е.П., договора дарения жилого дома и земельного участка от 4 июня 2008 года, применении последствий недействительности указанных сделок в виде прекращения права собственности К.Н.В. на жилой дом и земельный участок, не может быть признано правильным, а поэтому подлежит отмене.

Судебная коллегия не имеет возможности принять по делу новое решение, поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела судом первой инстанции не установлены, заинтересованные лица к участию в деле не привлечены.

Руководствуясь статьями 193, 199, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда г. Саратова от 17 сентября 2010 года отменить в части признания недействительными: свидетельства о праве на наследство по закону от 3 марта 1995 года на имя К.Е.П., договора дарения, жилого дома и земельного участка от 4 июня 2008 года, применении последствий недействительности указанных сделок в виде прекращения права собственности К.Н.В. на жилой дом и земельный участок. Дело в указанной части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд.

В остальной части это же решение оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь