Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2010 г. по делу N 33-9488/10

 

Судья: Кочеткова М.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе

председательствующего судьи Погорелко О.В.

судей: Пятовой Н.Л., Гориной Л.Н.

при секретаре Б.

с участием истицы К.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Гориной Л.Н. дело по

кассационной жалобе К.

на решение Гагинского районного суда Нижегородской области от 24 сентября 2010 года по делу

по иску К. к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда РФ по Гагинскому району Нижегородской области о назначении пенсии,

 

установила:

 

К. обратилась в суд с иском к ГУ УПФ РФ по Гагинскому району Нижегородской области о признании незаконным решения об отказе в назначении пенсии, признании права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости с 03.06.2010 года, об обязании включить в стаж работы, дающей право на досрочную трудовую пенсию по старости периоды нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 01.10.1989 г. по 06.08.1992 г. и с 18.08.1992 по 10.08.1993 г., об обязании досрочно назначить трудовую пенсию по старости с 03.06.2010 года.

Данные требования истец обосновала наличием у нее необходимого специального (период работы бухгалтером в) и общего трудового стажа, достижением установленного законом возраста. К. указала, что при обращении к ответчику за назначением досрочной пенсии он отказался включить в ее специальный стаж указанные периоды.

Решением суда от 24 сентября 2010 года требования К. удовлетворены в части - на ГУ УПФ по Гагинскому району Нижегородской области возложена обязанность включить в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости К. с 01 октября 1989 года по 06 августа 1992 года и с 18 августа 1992 года по 06 октября 1992 года нахождения в отпуске по уходу за детьми до 1,5 и свыше 1,5 лет в период работы бухгалтером в.

В удовлетворении оставшейся части исковых требований - отказано.

С ГУ УПФ РФ по Гагинскому району Нижегородской области в пользу К. взысканы расходы по оплате государственной пошлины в сумме руб.

В кассационной жалобе К. поставлен вопрос об отмене судебного решения как незаконного и необоснованного в части отказа в удовлетворении исковых требований о включении в специальный стаж для досрочного назначения трудовой пенсии по старости периода нахождения истца в отпуске по уходу за ребенком с 07.10.1992 г. по 10.08.1993 г., признании незаконным отказа в назначении пенсии, возложении на ответчика обязанности назначить истцу трудовую пенсию по старости с 03.06.2010 г.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения явившихся лиц, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

На основании ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

При рассмотрении настоящего дела в части отказа в удовлетворении исковых требований К. допущены существенные нарушения норм материального права, которые заключаются в следующем.

Отказывая в иске К. о включении в ее специальный стаж для досрочного назначения трудовой пенсии по старости периода нахождения истца в отпуске по уходу за ребенком с 07.10.1992 г. по 10.08.1993 г., признании незаконным отказа в назначении пенсии, возложении на ответчика обязанности назначить истцу трудовую пенсию по старости с 03.06.2010 г., суд исходя из положений закона РФ от 25 сентября 1992 г. N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РФ" пришел к выводу о том, что период нахождения работника в отпуске по уходу за ребенком с 07 октября 1992 года включению в специальный стаж не подлежит.

Однако суд первой инстанции не принял во внимание следующее.

До введения в действие Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 г. N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" статья 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком в стаж работы по специальности для назначения пенсии по выслуге лет.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 22 января 1981 г. "О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей" были установлены частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

В соответствии с пунктом 2 постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 г. N 677 "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей" с 1 декабря 1989 г. повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком была увеличена до достижения им возраста трех лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Впоследствии право женщин, имеющих малолетних детей, оформить отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет было предусмотрено Законом СССР от 22 мая 1990 г. N 1501-1 "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства", которым были внесены изменения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, утвержденные Законом СССР от 15 июля 1970 г.; статья 71 Основ была изложена в новой редакции и предусматривала предоставление женщине частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

С принятием Закона Российской Федерации N 3543-1 от 25 сентября 1992 г. "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" (вступил в силу 6 октября 1992 г.) период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях. Данным законом статья 167 КЗоТ РФ была изложена в новой редакции.

Таким образом, исходя из смысла приведенных выше законодательных актов, период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в специальный стаж работы по специальности в соответствии со статьей 167 КЗоТ РФ до внесения изменений в данную норму закона, то есть до 6 октября 1992 года.

Изложенная позиция в полной мере согласуется с разъяснениями, данными по указанному вопросу Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 25 от 20 декабря 2005 г. "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии".

Учитывая, что отпуск по уходу за ребенком К. начался 18 августа 1992 г. (л.д. 16), то есть в период действия названных нормативных актов, с учетом положений статей 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч, 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, предполагающих правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимых для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, то период с 7 октября 1992 г. по 10 августа 1993 г. (дата увольнения истца), подлежит включению в стаж работы К., дающий ей право на назначение трудовой пенсии по старости ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста.

При таких обстоятельствах в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судом первой инстанции в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, судебная коллегия признает подлежащим отмене решение Гагинского районного суда Нижегородской области от 24 сентября 2010 года в части отказа в удовлетворении заявленного иска и полагает возможным принять по делу новое решение, поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, могут быть установлены на основании имеющихся в деле доказательств.

Как установлено судом, на момент обращения К. в ГУ УПФ РФ по Гагинскому району Нижегородской области за назначением досрочной трудовой пенсии по старости, специальный стаж без включения периода с 7.10.1992 г. по 10.08.1993 г. составлял более 9 лет.

При включении отпуска по уходу за ребенком за весь период, начиная с 18 августа 1992 г. по 10 августа 1993 г., специальный стаж К. для назначения досрочной трудовой пенсии по старости, составит на день обращения К. за назначением пенсии 03 июня 2010 г. более 10 лет, истец достигла возраста 50 лет, имеет общий трудовой стаж не менее 20 лет, что соответствует требованиям п. п. 17 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса РФ,

судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Гагинского районного суда Нижегородской области от 24 сентября 2010 года в части отказа К. в иске о включении в ее специальный трудовой стаж периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 07.10.1992 г. по 10.08.1993 г., признании незаконным отказа в назначении пенсии, признании права на досрочную пенсию по старости, возложении на ответчика обязанности назначить истцу трудовую пенсию по старости - отменить.

Принять в указанной части новое решение, которым обязать Государственное учреждение Управление пенсионного фонда РФ по Гагинскому району Нижегородской области включить в специальный стаж К. для назначения досрочной трудовой пенсии по старости период нахождения К. в отпуске по уходу за ребенком до достижения возраста трех лет с 07 октября 1992 г. по 10 августа 1993 г.

Признать незаконным отказ Государственного учреждения Управление пенсионного фонда РФ по Гагинскому району Нижегородской области в назначении К. досрочной трудовой пенсии по старости, начиная с 03 июня 2010 года.

Признать за К. право на досрочную пенсию по старости с 03 июня 2010 года.

Обязать Государственное учреждение Управление пенсионного фонда РФ по Гагинскому району Нижегородской области назначить К. досрочную трудовую пенсию по старости, начиная с 03 июня 2010 года.

В остальной части решение Гагинского районного суда Нижегородской области от 24 сентября 2010 года оставить без изменения.

 

Председательствующий

О.В.ПОГОРЕЛКО

 

Судьи

Н.Л.ПЯТОВА

Л.Н.ГОРИНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь