Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 октября 2010 г. по делу N 22-5034/2010

 

Судья: Феофанова В.Ю.

Докладчик: судья Ганина М.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    председательствующего     Дульзона И.И.

    судей                     Ганиной М.А., Минеевой Н.Ф.

    при секретаре             П.

рассмотрела в судебном заседании 27 октября 2010 года кассационную жалобу осужденного Г. на приговор Колыванского районного суда Новосибирской области от 02 июня 2010 года, которым

Г., <...>, имеющий гражданство РФ, ранее не судимый,

осужден по ст. 126 ч. 2 п. "в, з" УК РФ (в редакции ФЗ от 09.02.1999 года) к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 163 ч. 2 п. "г" УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 года) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию Г. определено 7 лет лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания исчислен с 10 августа 2009 года.

Постановлено взыскать с Г. в федеральный бюджет процессуальные издержки в сумме 4296 рублей 60 копеек.

Г. признан виновным и осужден по эпизоду N 1 за похищение П.В.И., совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, из корыстных побуждений, по эпизоду N 2 за вымогательство, то есть требование передачи имущества потерпевшего П.В.И., совершенное под угрозой применения насилия, в целях получения имущества в крупном размере.

Преступления совершены им 28 мая 2009 года в с. Марусино Новосибирского района Новосибирской области и в с. Кандаурово Колыванского района Новосибирской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Г. вину в совершенных преступлениях не признал.

Заслушав доклад судьи областного суда Ганиной М.А., объяснение осужденного Г. и мнение адвоката Перепелкиной И.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, а также мнение прокурора Новосибирской областной прокуратуры Полуэктовой М.Б., полагавшей об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

осужденный Г. в кассационной жалобе (основной и дополнительной) просит приговор суда отменить, направить материалы дела на новое судебное разбирательство в ином составе суда. По мнению осужденного, приговор суда необоснованный и несправедливый.

По доводам жалобы осужденного, суд не принял во внимание показания свидетелей П.М.И., П.И.И., К.Д.Б., К.Г.И. и положил в основу приговора доказательства, полученные с грубым нарушением норм уголовно-процессуального закона, в частности: протокол выемки, протокол опознания, заключения судебно-медицинских экспертиз. Как указывает автор жалобы, в ходе предварительного следствия опознание его свидетелем М. не проводилось и протокол об этом не составлялся, и лишь в судебном заседании указанный свидетель опознала его, когда он находился на скамье подсудимых один. Кроме того, все судебные экспертизы были назначены и проведены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, поскольку с постановлениями об их назначении он ознакомлен не был.

Также осужденный обращает внимание на то, что следователем А. в ходе предварительного следствия были допущены многочисленные нарушения норм уголовно-процессуального закона, а именно ст. ст. 181, 192, 193 и 194 УПК РФ, а также положения ст. 47 УПК РФ, поскольку он был допрошен в отсутствие адвоката, чем было нарушено его право на защиту. Во время допроса следователь не разъяснила ему, в качестве кого он допрашивается, не вручила копию постановления о возбуждении уголовного дела и копию протокола задержания, что является грубейшим нарушением уголовно-процессуального закона и положений ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Кроме того, на первой странице обвинительного заключения отсутствует указание номера уголовного дела, что также не соответствует требованиям закона.

Как утверждает автор жалобы, обвинение по ст. 126 ч. 1 УК РФ ему первоначально не предъявлялось, а имеющееся в материалах дела постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 19 августа 2009 года является по сути перепредъявленным обвинением. Осужденный Г. указывает, что при предъявлении ему окончательного обвинения суть последнего ему разъяснена не была, равно как и формулировка статей УК РФ и предусмотренные ст. 47 УПК РФ права.

В возражениях на жалобу осужденного Г. прокурор Колыванского района Новосибирской области Войтов А.Г. просит приговор суда оставить без изменения, а жалобу осужденного - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на нее, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Г. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Доводы осужденного Г. о необоснованности предъявленного ему обвинения и о добровольности совершенных потерпевшим действий судом первой инстанции проверены и обоснованно отвергнуты, как не нашедшие своего подтверждения.

В обоснование выводов о виновности Г. в совершении преступлений суд в приговоре сослался на показания потерпевшего, свидетелей, а также на иные доказательства.

Так, из показаний потерпевшего П.В.И. следует, что 28 мая 2009 года во время распития спиртных напитков с П.М.И. около садового общества "Рябинка" неизвестный мужчина подошел к нему сзади и с силой повалил на землю, не давая подняться, затем мужчина снял с себя накладные брови, усы и бороду, и он узнал в последнем своего знакомого Г. Затем Г. стал наносить ему многочисленные удары кулаком в лицо, в грудь, по туловищу, отчего побежала кровь, но сознания он не терял. Сопротивления он не оказывал ввиду боязни вызвать еще более агрессивное поведение Г. Он смог вырваться и стал убегать от Г., однако последний догнал его, схватил за шею, стал душить, снова повалил на землю и пригрозил избиением в случае сопротивления. После этого Г. затащил его на заднее пассажирское сиденье своего автомобиля, где связал его руки веревкой за спиной и завязал глаза тряпкой. Далее Г. привез его в свою квартиру, где, угрожая газовым пистолетом и высказывая угрозы расправой, стал требовать передачи денежных средств в сумме 1 миллиона рублей, которые, якобы, являются увеличившимся в размере долгом, при этом предлагал выплатить долг по частям либо обратиться за помощью к его родственникам и знакомым. Далее под угрозой применения насилия Г. передал ему чистый тетрадный лист и заставил написать расписку о возврате этого несуществующего долга, которую впоследствии забрал себе. Кроме того, заставил написать расписку о том, что его избили незнакомые люди. Г. пригрозил ему и его родственникам расправой в случае обращения его в милицию, данные угрозы он воспринимал реально и боялся за свою жизнь. После этого Г., завязав ему глаза, отвез его на своем автомобиле к карьеру, где начинаются дачи садового общества "Рябинка", где высадил.

У суда первой инстанции оснований ставить под сомнение достоверность показаний потерпевшего П.В.И. не имелось, не усматривает таковых и судебная коллегия. Показания потерпевшего постоянны, последовательны, противоречий не содержат. Оснований потерпевшему оговаривать осужденного из материалов дела не усматривается.

Более того, показания потерпевшего подтверждаются иными доказательствами, в том числе показаниями свидетеля П.М.И., данными им в ходе предварительного следствия, из которых следует, что 28 мая 2009 года Г., позвонивший ему по телефону, попросил его вывести П.В.И. из дома и привести на земельный участок, который тот ранее показывал П.В.И. При этом Г. сказал ему, что намерен насильно увезти к себе домой П.В.И. с целью вымогательства у того 1 миллиона рублей, которые, якобы, являются долгом, набежавшим за девять лет, а также пообещал ему 10% от долга в случае, если он выманит П.В.И. из дома. Он пригласил П.В.И. выйти на улицу, вместе они пошли к земельному участку, по дороге распили спиртное. Когда подошли к земельному участку, Г. с приклеенными усами и бородой, выскочил из-за насыпи, подбежал к П.В.И., ударил последнего один раз кулаком в область груди, схватил рукой за шею и потащил в кусты, при этом потерпевший звал его на помощь, однако он повернулся и ушел. 30 мая 2009 года Г. рассказал ему, как насильно посадил П.В.И. в свою машину, связал тому руки и завязал глаза, чтобы тот никуда не убежал и не видел дороги. Кроме того, рассказал, как удерживал П.В.И. в своем доме в течение суток, заставив написать расписки о возврате денежного долга в сумме 1 миллион рублей. Г. сказал ему молчать о случившемся, с Г. он договорился созваниваться каждый день, чтобы знать, не забрали ли последнего в милицию. Кроме того, Г. предупредил его, что в случае вызова в милицию, он должен говорить, что ничего не видел и ничего не знает.

Свидетель М. в суде подтвердила, что 28 мая 2009 года она, работая оператором АЗС, расположенной на трассе около с. Вьюны, видела, как к грузовику, который заправлялся возле колонки, подбежал мужчина, который звал на помощь, в это же время к мужчине подбежал ранее ей незнакомый Г. и ударил того кулаком в бок, отчего мужчина упал на землю, Г. схватил упавшего за майку и штаны и потащил к трассе. В это время грузовик уехал с АЗС, и она увидела стоявший на обочине дороги автомобиль ВАЗ-2109 красного цвета, в который Г. затолкал того мужчину.

Оценив приведенные в приговоре показания свидетелей, суд обоснованно пришел к выводу о том, что они являются достоверными доказательствами по делу, достаточно полно мотивировал этот вывод, указав, что показания свидетелей последовательны, согласуются как между собой, так и с иными доказательствами, в том числе и с показаниями потерпевшего. Суд не усмотрел оснований указанным свидетелям оговаривать осужденного. Обстоятельств, позволяющих усомниться в достоверности показаний свидетелей, не усматривает и судебная коллегия.

Заявление свидетеля П.М.И. о том, что на следствии он подписывал протоколы допросов, не читая их содержания, судом обоснованно опровергнуто, с чем судебная коллегия согласна.

В подтверждение вывода о виновности осужденного Г. судом в приговоре приведены и иные доказательства, подтверждающие показания потерпевшего и свидетелей, в том числе заключение эксперта, подтвердившего наличие у потерпевшего кровоподтека, ссадины на лице, языке, кровоподтеков на грудной клетке, не причинивших вреда здоровью, а также закрытого перелома ребер, расценивающегося как средней тяжести вред здоровью.

Как видно из протокола опознания, свидетель М. среди трех представленных ей фотоснимков на одном из них опознала Г. как человека, который 28 мая 2009 года на АЗС возле с. Вьюны подъехал на автомобиле ВАЗ-2109 красного цвета и стал догонять выскочившего из его машины мужчину, которого затем ударил, схватил за майку и штаны и потащил к своему автомобилю.

Согласно протоколам выемки и осмотра, у осужденного Г. в присутствии понятых изъяты три тетрадных листа с расписками от имени П.В.И., в ходе осмотра изъятых расписок установлено их содержание, которое соответствовало показаниям потерпевшего.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Г. по эпизоду N 1 в похищении человека, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, из корыстных побуждений, по эпизоду N 2 в вымогательстве, то есть требовании передачи чужого имущества, совершенном под угрозой применения насилия, в целях получения имущества в крупном размере, и верно квалифицировал его действия по ст. 126 ч. 2 п. "в, з" и по ст. 163 ч. 2 п. "г" УК РФ.

Уголовное дело судом первой инстанции рассмотрено объективно, полно и всесторонне. Судом исследовались все обстоятельства по делу, в том числе и показания свидетелей П.М.И., П.И.И., К.Д.Б., К.Г.И. в ходе судебного заседания, которые обоснованно судом опровергнуты. Ссылка осужденного в жалобе на то обстоятельство, что показания указанных свидетелей судом оставлены без внимания, несостоятельна.

Нарушений при производстве выемки вещественных доказательств и при опознании фото Г. свидетелем М., на что осужденный ссылается в жалобе, из материалов дела не усматривается. Процессуальное оформление следственных действий произведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Ссылка осужденного на то, что в ходе следствия его опознание не производилось, не основана на материалах дела. Как видно из протокола предъявления для опознания по фотографии от 27 октября 2009 года, опознание Г. свидетель М. произвела по представленным ей фотоснимкам, а в судебном заседании подтвердила, что на скамье подсудимых находится то лицо, которого она видела на АЗС. Подобные обстоятельства о каких-либо нарушениях, о недопустимости результатов опознания либо о недостоверности показаний свидетеля М. не свидетельствуют. Вопреки изложенному в жалобе осужденного, в судебном заседании опознание осужденного свидетелем М. не проводилось. Выяснение же судом до начала допроса характера отношений между осужденным и указанным свидетелем опознанием не является.

Доводы осужденного о нарушении его права на защиту несостоятельны. Как следует из материалов дела, в ходе предварительного следствия допрос Г. производился в присутствии адвоката, о чем свидетельствуют ордер адвоката и его подписи в протоколах допросов. Процессуальные права Г. разъяснялись в установленном порядке. Так, из протокола задержания Г. и протоколов его допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого следует, что в присутствии адвоката Сашкиной Н.И. Г. были разъяснены права, предусмотренные ст. ст. 46, 47 УПК РФ, а также значение ст. 51 Конституции РФ. После ознакомления с указанными протоколами ни от самого Г., ни от его защитника каких-либо заявлений и ходатайств не поступало.

Как следует из материалов дела и протокола судебного заседания, Г. пользовался своими правами как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного следствия, отвечая на вопросы участников судебного заседания, задавая вопросы потерпевшему и свидетелям, заявляя ходатайства, а также воспользовался правом на произнесение последнего слова.

Из материалов дела так же следует, что при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, осужденный знакомился с материалами дела совместно с адвокатом. После ознакомления, осужденный и адвокат указали, что с материалами дела ознакомлены в полном объеме, времени для ознакомления было достаточно.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований сомневаться в том, что осужденный знаком со всеми материалами дела, в том числе с постановлением о возбуждении уголовного дела и протоколом задержания в качестве подозреваемого по уголовному делу.

Как видно из материалов дела, Г., ознакомившись с постановлениями о назначении экспертиз, каких-либо ходатайств, в том числе и о постановке на разрешение экспертов дополнительных вопросов, о проведении дополнительных или повторных экспертиз, не заявлял, экспертные заключения не оспаривал. То обстоятельство, что с постановлениями о назначении экспертных исследований Г. следователь ознакомил после производства экспертиз, о существенном нарушении норм уголовно-процессуального закона, влекущем недопустимость экспертных заключений, не свидетельствует, на правильность изложенных в приговоре суда выводов не влияет, изменение либо отмену судебного приговора не влечет.

Равно как и отсутствие на первой странице обвинительного заключения указания номера уголовного дела.

Не заслуживают внимания и доводы жалобы осужденного о нарушении следователем ст. ст. 192, 194 УПК РФ вследствие непроведения очной ставки и проверки показаний на месте, а также положений закона, регламентирующих порядок предъявления обвинения. Следователь, как должностное лицо, уполномоченное в пределах своей компетенции осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, вправе самостоятельно принимать решения о необходимости проведения тех или иных следственных действий, в том числе очных ставок и проверки показаний на месте. Привлечение Г. в качестве обвиняемого по уголовному делу, а также предъявление ему обвинения произведены в порядке, установленном ст. ст. 171, 172 УПК РФ.

Наказание осужденному Г. назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех фактических обстоятельств, установленных в судебном заседании, в том числе и смягчающих наказание осужденного.

Судебная коллегия находит, что наказание Г. назначено справедливое и оснований для его смягчения не усматривает.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих изменение либо отмену приговора суда, при рассмотрении дела судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Колыванского районного суда Новосибирской области от 02 июня 2010 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Г. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь