Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 октября 2010 г. по делу N 33-4930/2010

 

Судья Оксенчук Ж.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе:

Председательствующего Агуреевой С.А.

судей Шевченко С.В., Чернышевой И.П.

при секретаре Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационным жалобам Б.Ю. и опекуна недееспособной Б.В.А. С. на решение Центрального районного суда г. Калининграда от 31 августа 2010 года, которым суд постановил:

Исковые требования Б.Ю. удовлетворить частично.

Признать за Б.Ю. право пользования жилым помещением, расположенным по адресу:

В удовлетворении остальной части иска - отказать.

Заслушав доклад судьи Шевченко С.В., объяснения Б.Ю. и его представителя Л., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы и возражавших против доводов жалобы опекуна недееспособной Б.В.А. С., возражения С. и ее представителя адвоката Волкова В.Р. относительно кассационной жалобы Б.Ю. и считавших решение суда подлежащим отмене в части признания за Б.Ю. права пользования жилым помещением, судебная коллегия

 

установила:

 

Б.Ю. обратился в суд с иском к ответчикам, указав, что до 06.03.2007 г. был зарегистрирован и проживал по адресу:. Данная квартира имеет три комнаты, две из которых, площадью 15,4 кв. м и 18,4 кв. м, занимал Б.Ю. вместе со своей матерью Б.В.А. Третья комната принадлежала соседям, длительное время постоянно проживающим в Л. Б.Ю. занимал комнату 15,4 кв. м, а Б.В.А. - комнату 18,4 кв. м.

Истец указывал, что в конце 2006 года ими было принято решение о приватизации занимаемой жилой площади и ее последующей продаже. На вырученные денежные средства предполагалось приобрести комнаты для раздельного проживания. Первоначально Б.Ю. и Б.В.А. предполагали приватизировать жилье в долевую собственность и Б.Ю. не собирался отказываться от участия в приватизации, но впоследствии он отказался от участия в приватизации и дал согласие на приватизацию комнат в единоличную собственность Б.В.А.

Истец настаивал, что отказ от приватизации был на следующих условиях - при продаже комнат Б.Ю., выплачивались денежные средства за его долю жилья или ему непосредственно приобреталась комната в другом месте. На данные условия Б.В.А. согласилась и комнаты были приватизированы в ее единоличную собственность. 22.12.2006 г. между администрацией и Б.В.А. был заключен договор приватизации, по которому Б.В.А. приобрела в единоличную собственность 64/100 доли в праве на трехкомнатную квартиру N дома N по.

06.03.2007 г. между Б.В.А., с одной стороны, Б.Е.Ю. и В.В.И., другой стороны, был заключен договор дарения доли квартиры, по которому Б.В.А. подарила, а Б.Е.Ю. и В.В.И. приняли в дар 64/100 доли в праве на кв. N дом N по. При этом, В.В.И. приняла в дар 30/10 доли квартиры и в ее пользование перешла комната площадью 15,4 кв. м, а Б.Е.Ю. 34/100 доли и в ее пользование перешла комната площадью 18,4 кв. м. Но фактически Б.Ю. и Б.В.А. продали свое жилье, поскольку получили от В.В.И. и Б.Е.Ю. деньги за 64/100 доли в праве на кв. N дома N по. Б.Ю. получил за свою долю... долларов США, а Б.В.А. - ... долларов США. Б.В.А. приобрела на эти деньг квартиру в. Сделка купли-продажи доли квартиры оформлялась как договор дарения, поскольку место жительства второго собственника доли в квартире N дома N по неизвестно, в г. К. он не проживает, уведомить его продаже доли квартиры, получить отказ от покупки или согласие не представлялось возможным.

06.04.2007 г. между Б.Е.Ю. и Р.Р.Н. был заключен договор дарения 34/100 доли в квартире N дома N по. По этому договору в пользование Р.Р.Н. перешла комната площадью 18,4 кв. м. Вступившим в законную силу решением райсуда от 24.01.2008 г. Б.В.А. была признана, недееспособной. Постановлением администрации ГО N от 25.03.2008 г. опекуном недееспособной Б.В.А. была назначена ее дочь С.

Решением райсуда о 30.12.2008 г. исковые требования С. к В.В.И., Р.Р.Н., Б.Е.Ю. о признании недействительными сделок по дарению, применении последствий недействительности сделок исковые требования были удовлетворены. Судом применены последствия недействительности сделок - стороны возвращены в первоначальное положение - Б.В.А. снова стала собственницей 64/100 доли в праве на кв. N дома N по, где и проживает. Истец указывал, что его мать обеспечена жильем, тогда как он остался без какого-либо жилья и должен вернуть полученные от продажи комнат денежные средства. Опекун Б.В.А. С. возражает против его проживания в квартире и передаче ему каких-либо прав на квартиру, тогда как истец настаивал на том, что он обладал равными с Б.В.А. правами на спорную квартиру, проживал в квартире, мог принять участие в приватизации и отказался от этого в связи с последующим заключением договора дарения доли квартиры и передаче ему денежных средств за его долю в квартире. С учетом изложенного истец просил суд признать за ним право проживания в квартире N дома N по, признать договор приватизации от 22.12.2006 года, заключенный между администрацией и Б.В.А. о передаче ей в единоличную собственность 64/100 доли в праве собственности на квартиру N дома N по недействительным в части передачи этой квартиры в единоличную собственность Б.В.А., признав за ним право собственности на 32/100 долив праве собственности на квартиру N дома N по.

Впоследствии истец уточнил исковые требования, указав, что вместе с Б.В.А. обладал равными правами на участие в приватизации данного жилья, отказался от участия в приватизации, но фактически принимал самое активное участие в данном процессе, полагая, что приобретет право на квартиру и заблуждался относительно правовых последствий отказа от участия в приватизации жилья. После заключения притворной сделки дарения доли квартиры, он получил свою долю денежных средств, в размере оговоренном с Б.В.А. Таким образом, он реализовал свое право на участие в приватизации. В настоящее время Б.В.А. получила обратно 64/100 доли в праве собственности на квартиру N дома N по, а он обязан вернуть полученные в связи с договором дарения денежные средства. Полагает, что при возвращении сторон в первоначальное положение необходимо учитывать и его интересы, как участника недействительной сделки на стороне Б.В.А. и фактически обладавшего равными с ней правами на спорное жилое помещение. О неблагоприятных правовых последствиях отказа от приватизации он узнал в январе 2010 года, при подписании мирового соглашения по приведению сторон по недействительной сделке дарения доли квартиры в первоначальное положение. Просил суд признать за ним право проживания в квартире N дома N по, признать договор приватизации от 22.12.2006 года, заключенный между администрацией Б.В.А. о передаче ей в единоличную собственность 64/100 доли в праве собственности на квартиру N дома N по недействительным в части передачи этой квартиры в единоличную собственность Б.В.А., признать за ним право собственности на 32/100 доли в праве собственности на квартиру N дома N по, признать недействительной сделкой его отказ от приватизации доли в праве собственности на квартиру N дома N по.

Рассмотрев дело, суд постановил изложенное выше решение.

В кассационной жалобе Б.Ю., не соглашаясь с решением суда, просит его отменить, продолжая настаивать на доводах поданного им иска, и вынести новое решение, которым его иск удовлетворить в полном объеме. Указывает, что отказываясь от участия в приватизации, он действовал под влиянием заблуждения и не мог знать, что последующие сделки с квартирой будут признаны недействительными, а квартира возвращена в собственность Б.В.А. Данное обстоятельство подтверждено его пояснениями в суде и материалами дела. Настаивает, что он заблуждался относительно правовых последствий отказа от участия в приватизации, а не мотивов этой сделки.

Опекун недееспособной Б.В.А. С., в кассационной жалобе просит решение суда отменить в части удовлетворения требований Б.Ю. и признания за ним права на спорную квартиру. Полагает необоснованными ссылки суда на положения ст. 19 ФЗ "О введении в действие ЖК РФ". Считает, что Б.Ю. является бывшим членом семьи собственника доли квартиры Б.В.А. и в случае прекращения семейных отношений право пользования жильем за ним не сохраняется. Не оспаривая право Б.Ю. на пользование данным жильем на момент приватизации, считает, что после его заключения и получения денежных средств он это право утратил. Указывает на невозможность совместного проживания недееспособной Б.В.А. и Б.Ю., злоупотребляющего спиртным.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции с учетом доводов, изложенных в кассационных жалобах, судебная коллегия находит его подлежащим оставлению без изменения.

Судом установлено, что на основании договора приватизации, заключенного 26.01.2007 года между администрацией и Б.В.А. в собственность последней было передано 64/100 доли квартиры N дома N по.

Сын Б.В.А. - Б.Ю., проживающий и зарегистрированный в указанной квартире, дал свое нотариальное согласие и не возражал против приватизации жилой площади на имя Б.В.А. Данным согласием он отказался от права на приватизацию жилой площади. Решением райсуда от 24.01.2008 года Б.В.А. была признана недееспособной, ее опекуном назначена С.

Принятыми впоследствии судебными постановлениями, выводы которых в соответствии с ч. 2 ст. 61 ГПК РФ имеют преюдициальное значение, в частности, решением районного суда от 30.12.2008 года исковые требования С. удовлетворены, признаны недействительными договоры дарения доли квартиры N в доме N по, совершенные между Б.В.А., В.В.И. и Б.Е.Ю., а также между Б.Е.Ю. и Р.Р.Н.; применены последствия недействительности сделок, стороны возвращены в первоначальное положение - в собственность Б.В.А. возвращены 64/100 доли квартиры.

Определением райсуда от 22.01.2010 года было утверждено мировое соглашение между Б.Е.Ю., Б.Ю., С., согласно которого Б.Ю. обязался выплатить Р.Р.Н. денежные средства в сумме... рублей в срок до 22.01.20111 года.

Оспаривая договор приватизации, Б.Ю. в иске ссылался на то, что он не понимал правовых последствий отказа от приватизации, кроме того данный отказ был совершен им под влиянием заблуждения.

Не соглашаясь с доводами иска в этой части и принимая решение об отказе в удовлетворении требований Б.Ю., суд правильно исходил из того, что предусмотренных законом оснований для признания оспариваемой им сделки недействительной не имеется.

Такая позиция суда подробно мотивирована в решении.

Выводы суда основаны на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, которым суд дал надлежащую правовую оценку.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" граждане РФ, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами РФ и субъектов РФ. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

Статьей 166 ГК РФ предусмотрено, что сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

В силу ч. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны неправильно сложилась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду.

Из материалов дела следует, что 19 января 2007 года Б.Ю. было дано нотариально удостоверенное согласие, которым он не возражал против приватизации жилой площади в квартире N дома N по на имя своей матери Б.В.А. Названным согласием Б.Ю. отказался от права на приватизацию жилой площади. Согласно тексту согласия, правовые последствия отказа от участия в приватизации, ему известны.

Принимая решение по делу и отказывая Б.Ю. в удовлетворении заявленного иска в этой части, суд, установив все обстоятельства возникшего спора, правильно исходил из того, что предусмотренных законом оснований для признания договора приватизации недействительным по мотиву заблуждения истца при даче согласия на передачу жилья в единоличную собственность его матери Б.В.А., не имеется.

Как правильно указано судом, истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что отказываясь от участия в приватизации, он находился под влиянием заблуждения и в ходе рассмотрения дела не установлено.

Такая позиция суда подробно мотивирована в решении.

Выводы суда основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, которым суд дал в соответствии со ст. 67 ГПК РФ правильную оценку, и подтверждены материалами дела.

То обстоятельство, приводимое Б.Ю. как в суде первой, так и кассационной инстанции, что впоследствии договор дарения, заключенный Б.В.А., был признан недействительным, правильно расценено судом как не свидетельствующее о наличии у Б.Ю. заблуждения относительно правовых последствий отказа от участия в приватизации.

Фактически в иске им приводятся основания, по которым он не согласен с мотивами заключения договора приватизации, а не его правовыми последствиями, что не имеет существенного значения.

Совокупность исследованных судом доказательств позволила суду прийти к выводу о том, что истец, отказываясь от участия в приватизации и соглашаясь на передачу жилого помещения в порядке приватизации в единоличную собственность Б.В.А., понимал существо и правовую природу, а также последствия совершаемой сделки. Изложенное опровергает доводы его кассационной жалобы об обратном.

Иные доводы жалобы, в том числе, об отсутствии другого жилья для проживания, кроме спорных комнат в квартире, основанием к отмене решения суда не являются.

Само по себе это обстоятельство не свидетельствует о наличии заблуждения при отказе от участия в приватизации, в связи с чем основанием для признания данной сделки недействительной признано быть не может.

Что же касается решения суда в части удовлетворения требований Б.Ю., то признавая за ним право на проживание в квартире N дома N по, суд правильно исходил из того, что на момент приватизации спорного жилого помещения Б.Ю. имел равное с Б.В.А. право пользования данным жилым помещением, а отказ от участия в приватизации не лишает его права пользования данной квартирой, как на момент приватизации, так и в настоящее время.

Доводы кассационной жалобы С. со ссылками на положения ст. 31 ЖК РФ о том, что Б.Ю. является бывшим членом семьи собственника доли квартиры Б.В.А. и в случае прекращения семейных отношений право пользования жильем за ним не сохраняется, не опровергают выводов суда, поскольку основаны на ошибочном толковании норм материального права.

В соответствии со ст. 19 ФЗ "О введении в действие Жилищного Кодекса РФ" от 29.12.2004 года N 189-ФЗ, подлежащей применению при разрешении возникшего спора, действие положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момента приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Судом бесспорно установлено и это обстоятельство не оспаривается подателем жалобы, что на момент приватизации Б.Ю. имел равное с Б.В.А. право пользования жилым помещением, в связи с чем не может быть выселен на основании ст. 31 ЖК РФ.

Иные доводы кассационной жалобы С. в частности, со ссылками на невозможность совместного проживания Б.В.А. и Б.Ю., злоупотребляющего спиртным, проверены судом и обоснованно отклонены.

Фактически всем доводам, содержащимся в кассационной жалобе С., судом дана надлежащая правовая оценка в решении, с которой судебная коллегия соглашается.

Кассационная жалоба не содержит доводов, которые не были бы исследованы в судебном заседании и которые могли бы повлиять на выводы суда.

С учетом изложенного доводы обеих кассационных жалоб не могут быть признаны состоятельными, а потому отмену решения они не влекут.

Обстоятельства, имеющие значение для разрешения возникшего спора, судом при рассмотрении дела исследованы, им дана правильная оценка в решении, нормы материального права применены судом правильно, нарушений норм процессуального права, которые могли бы повлечь отмену решения, судом не допущено.

Учитывая изложенное, судебная коллегия находит постановленное судом решение законным и обоснованным и не усматривает оснований к его отмене по доводам кассационных жалоб.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, кассационная инстанция

 

определила:

 

Решение Центрального районного суда г. Калининграда от 31 августа 2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь