Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2010 г. N 22-1873/2010

 

Судья Крылов А.Г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Стрижакова А.А.,

судей Елкиной А.В. и Клюсовой С.А.,

при секретаре Л.

рассмотрела в судебном заседании 28 октября 2010 года материалы уголовного дела по кассационному представлению государственного обвинителя - помощника Кингисеппского городского прокурора Климюк Т.Н., кассационной жалобе потерпевшего С. на приговор Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 14 сентября 2010 года, которым

М., <...>, не судимый, содержащийся под стражей с 27 мая 2010 года,

осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 месяцев.

На основании ст. 73 УК РФ, назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Постановлено обязать М. не реже одного раза в месяц отмечаться в специализированном органе, осуществляющем исправление осужденных в порядке и сроки, определяемые этим органом, не изменять место жительства без уведомления этого органа, не покидать пределы административного района без уведомления этого органа.

Заслушав доклад судьи Стрижакова А.А., мнение прокурора Дубова А.Б., поддержавшего доводы кассационного представления, адвоката Макуриной Т.А. и потерпевшего С., поддержавших доводы кассационной жалобы, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

согласно приговору, М. осужден за причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Климюк Т.Н. полагает, что приговор суда является необоснованным, подлежит отмене. В обоснование указывает, что действия М. квалифицированы неправильно, в связи с чем, ему назначено чрезмерно мягкое наказание. В обоснование указывает, что показания М. о том, что потерпевший С. при встрече схватил М. за шею, прижал к перилам лестничного марша, после чего М. его ударил кухонным ножом в ногу, после С. нанес еще три удара, на что М. вновь нанес ножевое ранение, опровергаются выводами судебно-медицинского исследования трупа, согласно выводам эксперта колото-резаные ранения получены одномоментно в течение очень короткого промежутка времени, что, в конечном счете, опровергает довод М. о какой-либо борьбе между ним и потерпевшим. Полагает, что суд, принимая в качестве доказательств вины М. заключение эксперта, оставил без внимания, то обстоятельство, что они образовались не менее чем за 7 - 8 дней, а также за 1 - 2 дня до проведения экспертизы, то есть происхождение их приходится на 19 - 20 и позднее, то есть после событий 15 мая 2010 года. Также указывает, что М. не работает, с учетом характеристики участкового уполномоченного, лицо, склонное к совершению правонарушений.

В кассационной жалобе потерпевший С. указывает, что приговор суда подлежит отмене ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения уголовного закона, несправедливостью приговора. Полагает, что выводы суда основаны только на показаниях М. Полагает, что нельзя доверять показаниям М. о том, что С. находился в нетрезвом состоянии и его состояние он определил по запаху алкоголя, поскольку М. сам находился в состоянии алкогольного опьянения. Указывает, что опровергаются показания М. о том, что на него напал С. данными карты стационарного больного, в которой отсутствуют сведения о нахождении С. в состоянии алкогольного опьянения. Указывает, что С. всегда носит корсет, однако, при встречи с М. у С. корсет отсутствовал, поэтому С. из чувства самосохранения не мог быть инициатором конфликта, а сам оказался жертвой внезапного нападения М. Обнаруженные у М. повреждения при проведении судебно-медицинской экспертизы 27 мая 2010 года не связаны с преступлением 15 мая 2010 года. Указывает, что в период нахождения С. в Ивангородской больнице с 15 по 17 мая 2010 года туда явился М., вооруженный ножом, в связи с чем, данные телесные повреждения могли быть получены им при задержании сотрудниками больницы. Полагает, что М. избрана мягкая мера пресечения, которая не соответствует требованиям справедливости и гуманности, более десяти раз привлекался к административной ответственности за противоправное поведение. Просит приговор суда отменить.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК РФ, подтверждена исследованными доказательствами, в том числе показаниями М. данными им в ходе предварительного следствия, оглашенными в ходе судебного следствия в соответствии со ст. 281 УПК РФ, из которых следует, что 15 мая 2010 года М. распивал спиртное с Б. на скамейке возле дома, он решил сходить домой за закуской взяв яблоко и кухонный нож, спускался по лестнице, на лестничной площадке между 1 и 2 этажом, встретил С., находящегося в состоянии алкогольного опьянения, который вцепился М. в шею и стал душить, прижал к перилам и стал перегибать, указывая, что был слаб из-за длительного запоя, в связи с чем, боясь, что он скинет его через перила, ударил его кухонным ножом в ногу, тот стал наносить ему удары правой ногой в область бедра, после чего М. выкинул яблоко, развернул С. нанес ему еще удар ножом, попросил жильцов кв. N 1 вызвать скорую помощь, сел у магазина и ждал приезда сотрудников милиции, также показаниями свидетеля Т.Е., свидетеля Т.И., заключением судебно-медицинской экспертизы телесных повреждений N 1438, заключением судебно-медицинской экспертизы трупа N 123э, протоколом проверки показаний М. на месте.

Согласно ч. 2 ст. 37 УК РФ защита от посягательства, не сопряженного с непосредственной угрозой применения насилия, опасного для жизни обороняющегося, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

В судебном заседании судом было установлено, что М. нанес два удара ножом в левое бедро С. в целях пресечения его противоправных действий, однако, М., находясь в состоянии алкогольного опьянения, будучи агрессивно настроен в результате данных противоправных действий С., совершил в отношении С. действия не соответствующие характеру и опасности посягательства, тем самым, превысив пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, что свидетельствует о явном превышении пределов необходимой обороны.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно переквалифицировал действия М. с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ.

Приговор постановлен на доказательствах, признанных судом допустимыми, с указанием доказательств, на которых основаны выводы суда о виновности осужденного, и мотивов, по которым суд отверг другие доказательства.

В частности, суд обоснованно указал, что показания потерпевшего С. не имеют самостоятельной доказательственной силы, поскольку об обстоятельствах совершения преступления ему известно со слов других лиц, которые также не являлись очевидцами происшедшего.

Суд дал оценку всем собранным по делу доказательствам, при этом проверка и оценка доказательств по делу произведены в соответствии с требованиями ст. 87 и 88 УПК РФ.

Доводы государственного обвинителя, а также потерпевшего о том, что приговор суда постановлен только на показаниях М., являются несостоятельными, поскольку выводы суда о виновности М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК РФ основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, в частности, на показаниях свидетелей Т.Е., Т.И., согласующихся между собой и другими имеющимися доказательствами - заключениями экспертов и протоколами следственных действий.

Доводы потерпевшего о том, что отсутствие у С. корсета свидетельствовало о том, что из чувства самосохранения он не мог быть инициатором конфликта, а сам оказался жертвой внезапного нападения М. являются предположением потерпевшего и опровергаются исследованными доказательствами по делу.

Нельзя согласиться с доводами государственного обвинителя, потерпевшего о том, что, принимая в качестве доказательства вины М. заключение эксперта, суд оставил без внимания то обстоятельство, что отмеченные у М. телесные повреждения образовались не менее чем за 7 - 8 дней, а также за 1 - 2 дня до проведения экспертизы, то есть после событий 15 мая 2010 года. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы от 27 мая 2010 года N 1438 (том 1, л.д. 180 - 182) ссадины шеи и туловища, кровоподтеки у М. образовались не менее чем за 7 - 8 дней до проведения экспертизы, что свидетельствует о том, что данные телесные повреждения могли быть причинены ранее, чем за 7 - 8 дней до 27 мая 2010 года.

Доводы кассационной жалобы и кассационного представления по существу сводятся к переоценке выводов суда, полно и правильно изложенных в приговоре.

Действия М. судом по ч. 1 ст. 114 УК РФ квалифицированы в соответствии с законом.

При назначении М. наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, влияние назначенного наказания на исправление осужденного, отсутствие отягчающих и наличие смягчающих наказание обстоятельств.

Также судом учтены те обстоятельств, что М. ранее не судим, привлекался к административной ответственности за пьянство, участковым уполномоченным характеризуется отрицательно, по месту жительства управляющей компанией характеризуется удовлетворительно, в связи с чем, доводы кассационного представления и кассационной жалобы о том, что судом при вынесении приговора данные обстоятельства не учтены, являются необоснованными. При этом суд обоснованно не усмотрел оснований для применения ст. 64 УК РФ, однако, с учетом квалификации содеянного обоснованно назначил наказание без реальной изоляции от общества.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

определила:

 

приговор Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 14 сентября 2010 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационную жалобу потерпевшего С. и кассационное представление государственного обвинителя Климюк Т.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь