Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2010 г. N 22-1928/10

 

Судья Большаков А.К.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Стрижакова А.А.

судей Клюсовой С.А. и Елкиной А.В.

при секретаре К.,

рассмотрела в судебном заседании 28 октября 2010 года кассационное представление (основное и дополнительные) старшего помощника Всеволожского городского прокурора Шмаковой О.А., кассационную жалобу осужденного Б.Р. на приговор Всеволожского городского суда Ленинградской области от 24 сентября 2010 года, которым

Б.Р., <...>, не судимый, осужден

по ч. 1 ст. 290 УК РФ к штрафу в размере 200000 рублей с лишением права работать в правоохранительных органах, а также занимать должности государственной и муниципальной службы в течение трех лет.

Приговором суда Б.Р. признан виновным в том, что он, будучи должностным лицом, совершил получение взятки в виде денег за действия, входящие в его служебные полномочия, в пользу взяткодателя, а именно:

Б.Р., являясь должностным лицом - старшим инспектором группы по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства милиции общественной безопасности УВД по Всеволожскому району Ленинградской области, Б.Р. Законом "О милиции", Кодексом РФ об административных правонарушениях был наделен полномочиями по проверке обращений граждан о правонарушениях в сфере потребительского рынка, осуществлению производства по делам об административных правонарушениях, в том числе по составлению протоколов об административных правонарушениях и принятию мер принуждения по этим делам.

16 июля 2009 года Б.Р. около 13 часов совместно с инспектором ГБ ПСПР и ИАЗ УВД по Всеволожскому району А. провел проверку соблюдения правил применения контрольно-кассовых машин в салоне красоты "Кристина", в г. Всеволожске по ул., Колтушское шоссе д. 78/1, принадлежащем индивидуальному предпринимателю В. В результате проверки Б.Р. пришел к выводу о наличии признаков административных правонарушений, предусмотренных ст. ст. 6.3, 14.5, 14.15, 19.19 ч. 2 КоАП РФ, в связи с чем 16 июля 2009 года вынес постановление о возбуждении дела об административных правонарушениях, предусмотренных данными статьями, и протокол о временном запрете деятельности салона красоты "Кристина", опечатав его.

16 июля 2009 года около 18 часов 30 минут, встретившись с В. возле здания УВД по Всеволожскому району, Б.Р. в целях извлечения для себя материальной выгоды согласился за взятку в 20000 рублей совершить в интересах В. действия, входящие в круг его служебных полномочий: отменить временный запрет деятельности и не возбуждать перед судьей вопрос о временном административном приостановлении салона красоты "Кристина", а направить дело о совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.3 КоАП РФ в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека для назначения менее строгого наказания в виде штрафа.

О происшедшем В. уведомила правоохранительные органы, написав в службу собственной безопасности ГУВД соответствующее заявление и, действуя в дальнейшем согласованно с ними.

Получив согласие В. на дачу взятки, Б.Р. 18 июля 2009 года около 14 часов подъехал на автомашине к дому В., расположенному в г. Всеволожске пос. Романовка д. 10, где лично получил от В. часть взятки в виде денег в сумме 7300 рублей, предложив оставшуюся сумму в размере 12700 рублей передать ему 20 июля 2009 года в УВД по Всеволожскому району.

20 июля 2009 года около 13 часов во дворе здания УВД по Всеволожскому району Б.Р. получил от В., действовавшей уже в рамках оперативно-розыскного мероприятия "оперативный эксперимент", проводимого по ее заявлению сотрудниками УСБ ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, оставшуюся часть оговоренной ранее суммы взятки в размере 12700 рублей, после чего сразу же был задержан.

В судебном заседании Б.Р. себя виновным в совершении преступлений не признал.

Заслушав доклад судьи Клюсовой С.А., выслушав мнение прокурора Дубова А.Б., поддержавшего доводы кассационного представления и полагавшего приговор суда подлежащим отмене, объяснения адвоката Соломатина А.М. и осужденного Б.Р., поддержавших доводы кассационной жалобы, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

В кассационном представлении старший помощник Всеволожского городского прокурора просит приговор суда отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.

В обоснование указывает, что выводы суда о наличии в действиях Б.Р. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Так, в ходе судебного заседания из показаний свидетеля В. следует, что Б.Р. первую часть взятки получил за то, чтобы после применения меры обеспечения в виде временного запрета деятельности и закрытия салона, В. смогла открыть салон, что она и сделала после звонка Б.Р.

Вторая часть взятки, уже при проведении ОРМ, была получена Б.Р. за ненаправление материалов об административном правонарушении в суд.

Автор кассационного представления полагает, что Б.Р. взял на себя обязанность совершить незаконные действия в пользу взяткодателя, а именно: не передавать на рассмотрение судье немедленно после составления протокол об административном правонарушении и протокол о временном запрете деятельности.

Кроме того, считает, что суд вышел за пределы предъявленного Б.Р. обвинения, указав в приговоре, что в данном салоне красоты "Кристина" Б.Р. и А. были выявлены грубейшие нарушения, которые содержали угрозу причинения вреда здоровью населения, в связи с чем было принято решение о закрытии салона, и при постановлении приговора посчитав эти действия незаконными.

Считает, что суд необоснованно указал в приговоре в качестве смягчающего ответственность обстоятельства явку с повинной Б.Р., от которой осужденный впоследствии отказался, и необоснованно назначил Б.Р. чрезмерно мягкое наказание.

Кроме того, полагает, что осужденному необоснованно назначено наказание в виде штрафа с лишением права работать в правоохранительных органах, а также занимать должности государственной и муниципальной службы в течение трех лет, так как осужденному не может быть назначено наказание одновременно в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

В кассационной жалобе осужденный Б.Р. просит приговор суда отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.

В обоснование жалобы указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, так как все приведенные в приговоре доказательства основаны на результатах оперативно-розыскного мероприятия "оперативный эксперимент", проведенного и представленного органу расследования с нарушением закона.

Полагает, что материалы оперативно-розыскного мероприятия "оперативный эксперимент" составляют государственную тайну и не могут быть переданы ни в следственные органы, ни в суд без вынесения постановления руководителем органа, осуществляющего данное ОРМ, об их рассекречивании, а переданные материалы не могут быть положены в основу гласного расследования преступления.

Считает, что, так как постановление о рассекречивании постановления от 20 июля 2009 года о проведении "оперативного эксперимента" в отношении него и документов о результатах этого ОРМ не вынесено, все доказательства являются недопустимыми.

Кроме того, полагает, что дело подлежало рассмотрению Ленинградским областным судом, как составляющее государственную тайну.

Также указывает, что, если "оперативный эксперимент" в отношении него не является секретным мероприятием и не содержит государственной тайны, то нарушено его право на защиту, так как он не был уведомлен о проведении в отношении него "оперативного эксперимента", и ему не были разъяснены ст. 51 Конституции РФ, и его право пользоваться помощью защитника.

В дополнениях к кассационной жалобе полагает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании, судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона.

В обоснование указывает, что постановление от 20 июля 2009 года о проведении в отношении его оперативно-розыскного мероприятия "следственный эксперимент" является незаконным, поскольку данный документ составлен с нарушением закона, в нем отсутствуют указание на подразделение, фамилии и должности сотрудников, которым поручено проведение "следственного эксперимента", руководитель группы, специалист, которому поручено применение технических средств, роль В., которая сотрудником милиции не является.

Факт передачи ему денег от В. не подтвержден, ее показания являются противоречивыми, и она не могла быть допрошена в качестве свидетеля, потому что не была указана в постановлении о проведении "оперативного эксперимента", постановления о наблюдении за ним не выносилось, в силу этого результаты наблюдения являются незаконными. Кроме того, полагает, что заявление В. не содержит отметки об ее предупреждении об уголовной ответственности за ложный донос по ст. 306 УК РФ, не зарегистрировано в установленном законом порядке, и поэтому не может являться основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Протокол его личного досмотра также составлен с нарушением норм действующего законодательства.

Считает, что противоречия в показаниях В. свидетельствуют о том, что факта передачи денег не было, а в его кармане они появились при его задержании, которое было произведено с нарушениями норм Кодекса об административном правонарушении и Уголовно-процессуального кодекса, кроме того, сведения, изложенные в протоколе личного досмотра, противоречат сведениям, содержащимся в протоколе осмотра видеозаписи его личного досмотра, которая на предварительном следствии, как и аудиозапись, ему не предъявлялась, поэтому полагает, что результаты оперативно-розыскного мероприятия "следственный эксперимент" являются фальсифицированными.

По настоящему делу не установлено, за что была передана и получена взятка. Утверждает, что оговорил себя в явке с повинной, которая была вынужденной, поэтому она не может быть принята в качестве доказательства.

Просит приговор суда отменить, а уголовное дело прекратить в связи с отсутствием события преступления.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы, приведенные в кассационном представлении и в кассационной жалобе осужденного, судебная коллегия считает, что фактические обстоятельства содеянного Б.Р. судом первой инстанции установлены правильно.

Выводы суда о его виновности в получении взятки за совершение в пользу взяткодателя действий, которые входили в служебные полномочия должностного лица, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, которые полно изложены в приговоре и сомнений в своей достоверности не вызывают.

Вопреки доводам кассационной жалобы судом все представленные по делу доказательства всесторонне, тщательно и объективно исследованы, им дана оценка в приговоре суда.

Так, из показаний свидетеля В. в судебном заседании следует, что 16 июля 2009 года администратор ее салона по телефону сообщила ей о проверке, проводимой сотрудниками милиции. По телефону Б.Р. предложил ей проехать с документами в 18 часов во Всеволожское УВД, что она и сделала, привезя документы, которые Б.Р. не интересовали.

Он сказал, что все платят, и она не исключение, сообщив, что в связи с грубыми нарушениями салон опечатан, и будет решаться вопрос о приостановлении его деятельности через суд на три месяца. Она спросила, нельзя ли урегулировать этот вопрос за 5000 рублей, на что Б.Р. ей ответил, что она должна заплатить 50 тысяч рублей и ежемесячно платить по 11 тысяч рублей. Ей удалось снизить требуемую сумму до 20000 рублей. На ее просьбу выдать ей протокол об административном нарушении, Б.Р. сказал, что сразу после передачи ему денег в сумме 20000 рублей, он выпишет ей минимальный штраф, и на этом все для нее закончится.

Сразу после беседы с Б.Р. она проехала в Управление собственной безопасности, где изложила происшедшие с ней события. Поскольку Б.Р. настаивал на передаче ему денег, она, поставив в известность об этом сотрудников УСБ, передала Б.Р. вначале 7300 рублей, а затем 18 июля 2009 года передала ему остальную сумму в 12700 рублей во дворе УВД. Передача денег происходила под контролем работников УСБ, у нее были диктофон и микрофон, с помощью которых она записывала все разговоры с Б.Р. После того, как она передала Б.Р. деньги, он составил постановление о наложении на нее штрафа, они вместе с ним сходили к начальнику Всеволожского УВД, который данное постановление подписал.

Виновность осужденного подтверждается также заявлением В. об обстоятельствах требования у нее взятки осужденным, и иными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Так, из постановления и.о. начальника УСБ ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, утвержденного начальником ГУВД, следует, что было разрешено проведение оперативно-розыскного мероприятия "оперативный эксперимент" в отношении Б.Р. в целях проверки заявления В. о требовании им у нее взятки за непривлечение ее к административной ответственности и непрепятствование ее предпринимательской деятельности.

Из протокола осмотра, ксерокопирования и передачи денег следует, что 20 июля 2009 года оперуполномоченным по ОВД 4 отдела УСБ ГУВД И. В. были вручены денежные купюры на сумму 12700 рублей, номера и серии которых были занесены в протокол, и с них были сделаны ксерокопии, приобщенные к протоколу, а согласно протоколу личного досмотра после передачи Б.Р. взятки у него в карманах джинсов были обнаружены и изъяты денежные купюры, номинал, номера и серии которых совпали с номерами, номиналом и сериями купюр, врученных В.

В материалах дела имеются протоколы осмотра, ксерокопирования и передачи В. денег, микрофона, диктофона и иных технических средств, необходимых для проведения оперативно-розыскного мероприятия, результаты которого также являются доказательством виновности осужденного.

Кроме того, виновность Б.Р. в совершении преступления подтверждается показаниями других лиц - свидетелей Р., М., Б.В., пояснивших, что они присутствовали при досмотре Б.Р. и обнаружении у него денег; свидетеля Б.В., пояснившего, что весь процесс передачи взятки Б.Р. проходил под контролем сотрудников УСБ.

Сам осужденный в ходе предварительного следствия также пояснял, что получил взятку у В., при обстоятельствах, изложенных в приговоре, подтверждая сведения, изложенные им, в явке с повинной.

Обстоятельства написания Б.Р. явки с повинной пояснили в судебном заседании свидетели Т., С., Р., объяснив, что осужденный написал ее добровольно, после предложения признаться в содеянном, что не может расцениваться как принуждение.

Показания всех допрошенных по делу лиц, являются последовательными, логичными, полностью согласующимися между собой, дополняющими друг друга, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, соответствуют другим материалам дела, поэтому оснований сомневаться в их достоверности не имеется. Противоречия или разногласия в показаниях допрошенных лиц отсутствуют, в связи с чем суд правомерно положил их в обоснование приговора.

Как несостоятельный расценивает судебная коллегия и довод кассационной жалобы о недопустимости доказательства "оперативный эксперимент", так как он основан на неправильном толковании норм уголовно-процессуального права, поскольку в материалах дела имеется постановление за подписью начальника ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области П. о передаче руководителю Следственного Управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Ленинградской области результатов оперативно-розыскной деятельности УСБ ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области по материалам оперативно-розыскного мероприятия "оперативный эксперимент" о вымогательстве и получении взятки осужденным.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалобы о незаконности постановления о проведении оперативно-розыскного мероприятия "оперативный эксперимент", так как в нем содержатся все реквизиты, предусмотренные для данного вида документов, и неуказание в нем В. не является основанием для признания ее показаний недопустимыми. Кроме того, по смыслу закона предупреждение об уголовной ответственности в порядке ст. 306 УК РФ предусмотрено за заведомо ложный донос о преступлении, а В. в своем заявлении просит только провести проверку по изложенным в заявлении обстоятельствам.

Судебная коллегия считает несостоятельными доводы жалобы о незаконности наблюдения за Б.Р., так как в отношении него проводилось только оперативно-розыскное мероприятие, с участием заявителя В., которая собственноручно написала заявление с просьбой допустить ее до участия в данном мероприятии, регламентируемым Законом "Об оперативно-розыскной деятельности", а не наблюдение как таковое.

Судебная коллегия находит неубедительными доводы жалобы и о том, что задержание Б.Р. произведено незаконно и протокол его личного досмотра является недопустимым доказательством, так как данные действия произведены с соблюдением норм действующего законодательства, в присутствии понятых, с применением технических средств и каких-либо нарушений норм закона при его производстве не допущено.

Кроме того, при ознакомлении с материалами дела Б.Р. были предъявлены все вещественные доказательства по делу, в том числе аудиокассета и видеокассета, и осужденный заявил, что он ознакомлен с материалами дела в полном объеме, дополнений к следствию, ходатайств не имеет, а с вещественными доказательствами, в том числе и записями он знакомиться не желает, при окончании судебного следствия не настаивал на их просмотре, заявив, что дополнений и ходатайств он не имеет, и при таких обстоятельствах судебная коллегия находит неубедительными доводы жалобы о невозможности ознакомления с данными записями Б.Р.

Не основаны на законе и доводы жалобы о нарушении подсудности при рассмотрении данного дела и нарушении права на защиту, так как в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 31 УПК РФ данное уголовное дело подсудно именно районному суду.

При расследовании данного дела и его рассмотрении в судебном заседании осужденному были разъяснены все права, в том числе, ст. 51 Конституции РФ, право пользоваться помощью защитника, которые осужденный в полном объеме реализовал в ходе предварительного и судебного следствия.

В ходе судебного следствия судом была тщательно исследована и проверена версия Б.Р. об обстоятельствах произошедших событий и обоснованно признана судом недостоверной, как опровергающаяся совокупностью исследованных судом доказательств.

Таким образом, суд, дав надлежащую оценку доказательствам по делу, привел мотивы, по которым признал одни доказательства достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, а также указал мотивы, почему он отвергает другие доказательства.

Оснований не согласиться с приведенной в приговоре оценкой доказательств не имеется, поскольку она соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом, и требованиям уголовно-процессуального закона.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно и получили надлежащую оценку в приговоре.

Допустимость приведенных в приговоре доказательств сомнений не вызывает, поскольку они собраны по делу с соблюдением требований ст. ст. 74 и 86 УПК РФ.

Суд считает несостоятельными и доводы кассационного представления о том, что квалификация действий осужденного по ч. 1 ст. 290 УК РФ не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Как следует из обстоятельств, установленных судом, указанные в обвинительном заключении действия, за которые, по версии следствия, передавалась взятка, не могут рассматриваться как незаконные. Расценивая как незаконные действия Б.Р. в том, что он намеревался не направлять дело для рассмотрения судье, орган предварительного следствия исходил из того, что выявленное им правонарушение, несомненно, содержало признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.3 КоАП РФ.

Однако, суд правильно установил, что Б.Р., составляя протокол о временном запрете деятельности, допустил грубые нарушения закона, в связи с чем у него не было оснований направлять данный протокол для рассмотрения судье, и поэтому у суда не было оснований расценивать ненаправление данного протокола как незаконное действие.

Напротив, отмену Б.Р. данного протокола и направление его для рассмотрения именно в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, следует расценивать как законное действие. Таким образом, Б.Р. получил взятку за то, что пообещал направить дело для рассмотрения именно в тот орган, которому и подведомственно данное дело, создав видимость наличия оснований для административного приостановления деятельности салона судьей, имитируя тем самым действия в интересах В.

На основании изложенных обстоятельств суд пришел к правильному выводу о том, что взятка Б.Р. получена за совершение законных действий, и судебная коллегия находит, что данный вывод суда не является противоречивым и не выходит за пределы предъявленного осужденному обвинения, поскольку он сделан на основании доказательств, всесторонне и полно исследованных в судебном заседании.

Назначенное Б.Р. наказание является законным, обоснованным и справедливым.

При решении вопроса о назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, и с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, сведений о личности осужденного, характеризующегося положительно, отсутствия обстоятельств, отягчающих наказание и наличия смягчающего наказание обстоятельства, которым суд признал наличие у Б.Р. явки с повинной и других обстоятельств, влияющих на наказание, обоснованно назначил Б.Р. наказание, не связанное с лишением свободы.

При этом суд обоснованно учел явку с повинной как смягчающее ответственность обстоятельство, несмотря на отказ осужденного от нее в ходе судебного заседания, так как суд использовал данную явку как одно из доказательств виновности осужденного.

При таких данных судебная коллегия считает неубедительной ссылку прокурора в кассационном представлении на несправедливость назначенного Б.Р. наказания и несоразмерность содеянному.

Нарушений уголовно-процессуального закона при разрешении уголовного дела, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, судебной коллегией не установлено, оснований для отмены приговора судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что приговор подлежит изменению в части назначения осужденному дополнительного наказания.

Учитывая, что Б.Р. на момент совершения преступления работал в правоохранительных органах и совершенное им преступление по своему характеру связано с его профессиональной деятельностью, то наказание, назначенное судом, в виде лишения права работать в правоохранительных органах подразумевает под собой занятие профессиональной деятельностью.

Суд, назначая осужденному наказание за одно и то же преступление в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью, назначил одновременно два вида дополнительного наказания, что противоречит требованиям закона.

Поэтому при таких обстоятельствах судебная коллегия полагает необходимым исключить указание суда на запрет занимать должности государственной и муниципальной службы подлежат исключению из приговора.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда,

 

определила:

 

приговор Всеволожского городского суда Ленинградской области от 24 сентября 2010 года в отношении Б.Р. изменить в части назначения осужденному дополнительного наказания: исключить из приговора указание на запрет занимать должности государственной и муниципальной службы.

Считать Б.Р. осужденным с применением дополнительного наказания в виде лишения права работать в правоохранительных органах в течение 3 лет.

В остальной части приговор оставить без изменения.

Кассационное представление старшего помощника Всеволожского городского прокурора Шмаковой О.А. удовлетворить частично, кассационную жалобу осужденного Б.Р. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь