Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 октября 2010 г. N 22-1930/10

 

Судья Иванова Н.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего - судьи Стрижакова А.А.,

судей Клюсовой С.А. и Елкиной А.В.,

при секретаре К.Е.

рассмотрела в судебном заседании 28 октября 2010 года кассационное представление старшего помощника Всеволожского городского прокурора Шмаковой О.А. и кассационную жалобу адвоката Озерова С.Е. на приговор Всеволожского городского суда Ленинградской области от 31 августа 2010 года, которым

Н., <...>, ранее не судимый,

осужден по ч. 6 ст. 264 УК РФ к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права управлять транспортными средствами в течение трех лет.

В компенсацию морального вреда взыскано с Н. в пользу потерпевшей М.Р. 300 тысяч рублей, в пользу И.В.М. - 200 тысяч рублей.

Приговором суда Н. признан виновным в том, что, находясь в состоянии алкогольного опьянения, при управлении автомобилем он нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть четырех лиц.

Согласно приговору суда, 09 сентября 2009 года около 00 часов 10 минут Н., не имея права управления транспортным средством, находясь в состоянии алкогольного опьянения, управляя автомобилем "Ниссан-Патрол" 3.0Д г.н. <...>, принадлежащим И.Н., двигался по автодороге "Санкт-Петербург - Матокса" от пос. Кузьмоловский в направлении Санкт-Петербурга во Всеволожском районе с четырьмя пассажирами в условиях пасмурной погоды, в темное время суток, при искусственном освещении, по мокрому асфальту, по дороге шириной 10 метров с разделительной горизонтальной разметкой 1.1 Приложения 2 к ПДД, разделяющей встречные потоки транспорта, пересекать которую запрещено.

Автомобиль "Ниссан-Патрол", следуя со скоростью около 120 - 130 километров в час, превышая разрешенную скорость 90 километров в час, перевозя четырех пассажиров, трое из которых не были пристегнуты ремнями безопасности, при осуществлении маневра обгона попутного автомобиля "Фольксваген-Транспортер" Т4 г.н. <...>, не убедился в безопасности маневра, не снизил скорость своего транспортного средства, выехал на полосу встречного движения, затем перестроился назад на полосу своего движения, где не справился с управлением автомобилем и допустил его опрокидывание с боковыми переворотами не менее 8 раз и самопроизвольным выездом за пределы проезжей части.

В результате дорожно-транспортного происшествия получили телесные повреждения и от полученных травм скончались пассажиры И.В.В., М.Г., Т. и П.

В судебном заседании Н. вину в совершении преступления не признал.

Заслушав доклад судьи Клюсовой С.А., выслушав мнение осужденного Н., адвоката Озерова С.Е., поддержавших доводы жалобы, потерпевшего И.В.М., полагавшего оставить приговор без изменения, прокурора Дубова А.Б., полагавшего необходимым отменить приговор по основаниям, изложенным в кассационном представлении, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе адвокат Озеров С.Е. в защиту интересов осужденного Н. просит приговор суда отменить.

По мнению защитника, судом был неправильно применен уголовный и уголовно-процессуальный закон, выводы суда о доказанности вины Н. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Оспаривает факт доказанности нахождения Н. в состоянии алкогольного опьянения, полагает недоказанным факт нахождения за рулем именно осужденного, потому что он навыков управления транспортным средством и водительского удостоверения не имеет. Оспаривает наличие противоречий в показаниях Н. в ходе предварительного и судебного следствия, считает, что из показаний допрошенных в судебном заседании потерпевшего И.В.М. и свидетелей К.В., И.Е. не следует, что за рулем автомашины находился именно Н., а показания этих свидетелей являются противоречивыми.

Полагает, что в ходе предварительного следствия было нарушено право на защиту осужденного, которое выразилось в том, что осужденный не был своевременно ознакомлен с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы, а ее результаты не дают основания для однозначных выводов о том, что за рулем автомашины находился именно Н., комплексная комиссионная судебно-медицинская экспертиза также не дала на этот вопрос однозначного ответа; кроме того, в ходе предварительного следствия на Н. было оказано давление со стороны органов следствия, которые добивались от него признательных показаний.

Считает, что, поскольку версия Н. о том, что он не был за рулем автомашины, находился на заднем сиденье автомашины между двумя пассажирами, на водительское место был выброшен в результате ДТП, а машиной управлял другой человек, не опровергнута, то приговор в отношении Н. необходимо отменить, уголовное дело производством прекратить за отсутствием в действиях Н. состава преступления.

В возражениях на кассационную жалобу старший помощник Всеволожского городского прокурора Шмакова О.А. считает, что виновность осужденного нашла свое полное подтверждение в судебном заседании, и просит приговор в этой части оставить без изменения.

В кассационном представлении старший помощник Всеволожского городского прокурора Шмакова О.А. просит приговор отменить ввиду излишней мягкости назначенного наказания, полагает, что суд не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, тяжесть наступивших последствий.

Проверив материалы уголовного дела, и обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия находит, что выводы суда о доказанности вины Н. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на доказательствах, проверенных в судебном заседании, надлежащим образом оцененных и подробно изложенных в приговоре.

В основу обвинительного приговора обоснованно положены показания свидетеля К.В., пояснившего, что он видел, что за рулем автомашины в момент ДТП находился именно Н., который после аварии пытался вылезти через окно водительской двери, так как дверь была заклинена. Вылезти у Н. не получилось, потому что он был пристегнут ремнем безопасности, он стал ему помогать, открыл заднюю дверь и отстегнул Н.

Примерно через 20 - 30 минут к машине подбежали его знакомые Г.Ю. и Г.С., и они вместе стали доставать Н. из машины через окно водительской дверцы. Рядом с Н. на переднем пассажирском сиденье сидела девушка, она находилась без сознания, также была пристегнута ремнем безопасности. Они вместе с Г.Ю. и Г.С. вначале достали из машины Н. а потом отстегнули и достали девушку. Когда он доставал коврики из машины, чтобы накрыть пострадавшую девушку, то обнаружил под педалями водительского места один полукроссовок Н., который кинул в сторону Н. на газон. У Н. на ладонях были следы от руля, а сверху руки были оцарапаны.

Прибывшим сотрудникам ГИБДД он сказал, что за рулем машины находился Н.

Свидетели Г.Ю. и Г.С. дали в судебном заседании аналогичные показания, подтвердив пояснения свидетеля К.В.

Свидетель И.Е. пояснил, что он также видел, как из переднего водительского окна машины пытался вылезти молодой человек, единственный оставшийся в живых после данной аварии.

В судебном заседании были исследованы также иные доказательства, которые согласуются с показаниями указанных лиц и подтверждают правильность установленных судом обстоятельств совершенного осужденным преступления.

Так, в частности, были исследованы протокол осмотра места происшествия с фототаблицей к нему и со схемой места дорожно-транспортного происшествия, заключения судебно-медицинских экспертов о характере, локализации и механизме образования телесных повреждений, причиненных потерпевшим, при этом ни у кого из них, за исключением Н., не было обнаружено телесных повреждений, характерных для удара о рулевое колесо, что подтвердила и эксперт З. в судебном заседании.

Из допроса в судебном заседании эксперта Б. и заключения технико-трасолого-автотехнической экспертизы следует, что водитель, с большой дозой вероятности, был пристегнут, что подтверждает показания допрошенных свидетелей К.В., Г.Ю., Г.С. о том, что за рулем находился именно осужденный.

Суд считает несостоятельными доводы жалобы и о том, что в суде не нашел своего подтверждения квалифицирующий признак нахождения лица, управляющего транспортным средством, в состоянии опьянения.

О нахождении Н. в состоянии опьянения в момент управления автомашиной свидетельствуют показания свидетелей В., Ф., Г.Ю., подтверждающих наличие от Н. сразу же после происшествия сильного запаха алкоголя; свидетелей И.А. и потерпевшей М.Р. также указавшей, что в их присутствии Н. перед поездкой употреблял спиртное, показания самого Н. в ходе предварительного и судебного следствия, подтверждающего факт употребления им спиртного вместе с погибшими непосредственно перед дорожно-транспортным происшествием.

При указанных обстоятельствах, при наличии совокупности иных доказательств, отсутствие заключения медицинского освидетельствования не является основанием для исключения указанного квалифицирующего признака из обвинения осужденного.

Виновность осужденного Н. подтверждается совокупностью доказательств, тщательно исследованных в процессе судебного разбирательства. Достоверность и допустимость доказательств виновности осужденного, приведенных в приговоре в обоснование выводов суда, сомнений не вызывают, поскольку они собраны с соблюдением требований УПК РФ.

Показания допрошенных по делу свидетелей согласуются между собой и с иными собранными по делу доказательствами. В ходе судебного заседания проверялись доводы осужденного об оказании давления на него в ходе предварительного следствия, и обоснованно были признаны несостоятельными. Оснований для оговора Н. кем-либо из допрошенных по делу лиц не усматривается.

Из материалов дела усматривается, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены с соблюдением требований действующего уголовно-процессуального закона.

Суд считает несостоятельными доводы жалобы и о нарушении права на защиту Н., так как согласно материалам уголовного дела, права обвиняемого Н., в том числе его право на защиту, соблюдались в установленном порядке. Сторона защиты не была лишена возможности, как в ходе предварительного следствия, так и в процессе судебного разбирательства, представлять доказательства по делу и осуществлять свои процессуальные права иными предусмотренными законом способами.

Осужденный Н. был ознакомлен со всеми материалами дела в установленный законом срок, по ходатайству стороны защиты суд назначил комплексную судебно-медицинскую технико-трасологическую экспертизу, на разрешение которой поставил все вопросы, поставленные стороной защиты, оценив заключение экспертов в совокупности с другими доказательствами.

Из протокола судебного заседания следует, что участникам процесса судом были созданы надлежащие условия для реализации процессуальных прав и при разрешении вопроса о возможности окончания судебного следствия никто из них не возражал, заявив о наличии каких-либо дополнений и ходатайств.

Доводы кассационной жалобы, таким образом, по существу сводятся к переоценке выводов суда, что не является основанием для отмены или изменения приговора суда, в котором надлежащим образом оценены как показания допрошенных по делу лиц, так и достаточность и последовательность выводов экспертов, что в совокупности с другими доказательствами позволило суду сделать правильный вывод о виновности Н. в совершении нарушения лицом, управляющим автомобилем и находящимся в состоянии алкогольного опьянения, правил дорожного движения, повлекшего по неосторожности смерть четырех лиц.

Действиям осужденного судом дана надлежащая юридическая оценка.

Суд считает несостоятельными и доводы кассационного представления о том, что осужденному назначено чрезмерно мягкое наказание.

Согласно приговору, при назначении Н. наказания суд в полной мере учел требования ст. 60 УК РФ, а также характер и степень общественной опасности совершенного преступления, сведения о личности виновного и другие обстоятельства, влияющие на наказание. Данные о личности осужденного, на которые в кассационном представлении ссылается государственный обвинитель, были учтены судом.

Назначенное осужденному наказание с учетом обстоятельств дела нельзя признать чрезмерно суровым либо чрезмерно мягким; оно справедливо, соответствует содеянному и закону, поэтому оснований для отмены приговора или его изменения в этой части не имеется.

Судебная коллегия находит правильными и мотивированными выводы суда в части назначения осужденному наказания в виде реального лишения свободы в пределах, установленных санкцией соответствующей нормы Уголовного закона.

Таким образом, по делу не допущено каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона, влекущих безусловную отмену приговора или его изменение.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда

 

определила:

 

Приговор Всеволожского городского суда Ленинградской области от 31 августа 2010 года в отношении Н. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Озерова С.Е. и кассационное представление старшего помощника Всеволожского городского прокурора Шмаковой О.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь